Статья опубликована в № 4164 от 20.09.2016 под заголовком: ЛДПР обходит КПРФ

ЛДПР все чаще обгоняет КПРФ на региональных выборах

Но первое место по-прежнему остается за «Единой Россией»

В результате прошедших од­но­временно с думскими выборов в регионах все действующие губернаторы были переизбраны. Так, по данным ЦИК, врио главы Чечни Рамзан Кадыров набрал 98,03%, врио губернатора Тульской области Алексей Дюмин – 84,17%. Лишь в двух регионах кандидаты от партии власти набрали чуть более 50% – врио Забайкальского края Наталья Жданова и врио губернатора Ульяновской области Сергей Морозов получили по 54% голосов.

Во всех законодательных собраниях большинство тоже получила «Единая Россия». Наибольший результат из конкурентных регионов партия показала на Чукотке (61,66%). В большинстве регионов в парламент прошли все четыре парламентские партии, но, например, в Дагестане и Ингушетии не прошла ЛДПР. В Мордовии и Чечне 5%-ный барьер преодолела только «Единая Россия» с результатами 88,77 и 91,08% соответственно. В Приморье и ряде других регионов «Единая Россия» получила менее 40% голосов, а хуже всего выступила в Карелии (33,2%) и Алтайском крае (34,04%). Мало где прошли непарламентские партии: в Московской области – Партия пенсионеров, в Кабардино-Балкарии – «Зеленые» и «Патриоты России», в заксобрание Санкт-Петербурга попали также Партия роста (10,75%) и «Яблоко» (9,8%). Последняя партия прошла в заксобрания Псковской области и Карелии.

«Из 39 регионов мы прошли в 38, не смогли преодолеть барьер только в Мордовии, но во многих регионах стали вторыми», – считает эсер Александр Бурков. С учетом того, что за единороссов проголосовали как за президента, за ЛДПР – из протестных соображений, а коммунистам и эсерам мешали левые спойлеры, результат можно назвать хорошим, уверен Бурков. Официальных данных еще нет, но в ряде мест у КПРФ есть хорошие результаты, говорит коммунист Дмитрий Новиков. «Например, в Амурской области были выборы в заксобрание и гордуму – на первый взгляд мы стали там третьими, уступив и единороссам, и ЛДПР, но, с другой стороны, улучшили свой результат по сравнению с прошлыми выборами», – объясняет Новиков. «Мы не прошли в Дагестане и Ингушетии из-за принципиального «русского вопроса», а в Мордовии – из-за наследства бывшего губернатора Николая Меркушкина», – говорит Ярослав Нилов (ЛДПР). Председатель «Яблока» Эмилия Слабунова сказала, что против «Яблока» в Карелии использовался админресурс, в частности, на выборах в городской совет Петрозаводска был снят список партии во главе с экс-мэром Галиной Ширшиной. ЛДПР набрала высокие проценты в части регионов Дальнего Востока, традиционных зонах влияния партии, говорит политолог Михаил Виноградов: «Кроме того, у них был длиннее поводок в части организации избирательной кампании: помимо федеральной риторики они могли апеллировать к местной повестке, что тоже им помогло». «Яблоко» прошло на традиционно сильных для себя территориях, а федеральная кампания «Яблока» работала на узнаваемость в этих регионах, считает он. За исключением Партии роста в Петербурге и «Патриотов» в Калининградской области, остальные малые партии, прошедшие в региональные парламенты, в основном приобретены местными группами влияния, добавляет он. ЛДПР и раньше была в ряде регионов, однако этой партии помогли очень слабые кампании КПРФ и «Справедливой России», говорит политолог Александр Кынев: «ЛДПР за счет своего специфического креатива смотрелась более свежо».