Статья опубликована в № 4163 от 19.09.2016 под заголовком: Футбольный долгострой

Как стадион в Санкт-Петербурге стал одной из самых дорогих футбольных арен мира

Установить абсолютный ценовой рекорд «Крестовскому» помешала девальвация рубля
  • Иван Васильев,
  • Надежда Зайцева,
  • Елена Виноградова
  • / Ведомости

Журналистов, собравшихся 10 сентября освещать визит инспекции FIFA на строящийся футбольный стадион в Санкт-Петербурге, сначала не хотели пускать на его территорию. Режим безопасности на объекте был резко ужесточен: все въезжавшие машины досматривали с собаками, стройку оградили проволочными секциями дополнительно к установленному по периметру капитальному забору. Там все время что-то рушится и падает, объясняли организаторы журналистам. Подняться на чашу стадиона невозможно, так как демонтированы грузовые лифты, добавляли они.

В конце концов фотографам разрешили сделать несколько снимков сооружения, а пишущим журналистам дали послушать выступления инспекторов.

Официально строительство стадиона закончится в декабре. Сроки строительства соблюдаются, говорит вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь Албин. Но все работы к этому времени завершены не будут. «Это нормальная ситуация», – заявил директор департамента FIFA по проведению соревнований Колин Смит. В FIFA надеются, что два матча Кубка конфедераций в июне и июле 2017 г. арена примет, а к играм чемпионата мира 2018 г. ее успеют довести до финальной готовности, следовало из выступлений Смита и главы оргкомитета «Россия-2018» Алексея Сорокина.

Еще в начале сентября мало кто верил в то, что стадион будет построен в срок. Объект был готов на 85%, вдобавок сменился подрядчик: администрация Санкт-Петербурга расторгла контракт с компанией «Инжиниринговая корпорация «Трансстрой-СПб» («Инжтрансстрой») и корпорацией «Трансстрой», строившими арену с 2008 г. При этом новый подрядчик – принадлежащий городу «Метрострой» нашел на объекте много недостатков, признал представитель компании: хуже всего, что по всему нижнему ярусу стадиона распространилась плесень, местами примерно на 1 метр от пола, теперь приходится проводить замену покрытия стен и отделочные работы удастся начать только после того, как закроют крышу и просушат здание. Затопило и чашу стадиона, пришлось ее осушать.

Вообще же срок строительства арены отсчитывается от 2004 г., когда была выбрана площадка для строительства и проект стадиона (см. врез на стр. 21). Тогда его планировали построить за три года и 7,2 млрд руб. Почему потребовалось в четыре раза больше времени и в шесть раз больше денег? На форумах футбольных болельщиков теперь часто приводят сравнение: футбольный стадион в Санкт-Петербурге строили дольше, чем Колизей в Риме. Для возведения древней арены понадобилось восемь лет, российская стройка не уложилось и в десять. Стадион в Санкт-Петербурге остается единственным по-настоящему проблемным объектом в программе подготовки к ЧМ-2018, говорит человек, близкий к оргкомитету «Россия-2018».

Судя по всему, главная проблема этой стройки в том, что очень многое для нее делалось на основе договоренностей, а не документов. И каждый раз, когда что-нибудь менялось – курс рубля, губернатор Санкт-Петербурга или планы по использованию стадиона, – приходилось договариваться заново.

Нефтегазовый обмен

Проект по строительству стадиона на Крестовском острове Санкт-Петербурга возник из двух идей: в начале 2000-х городские власти вели переговоры с «Газпромом», который с 2001 г. возглавлял петербуржец Алексей Миллер, о переводе в город части дочерних компаний, другая – девелоперы хотели застроить Крестовский остров элитным жильем, вспоминает бывший чиновник городской администрации. Бывшая тогда губернатором Северной столицы Валентина Матвиенко называла «Газпром» стратегическим партнером. Компания вела большие проекты по газификации города, финансировала социальные и благотворительные проекты, а также была миноритарным акционером футбольного клуба «Зенит», за который болела губернатор. Матвиенко поддержала идею строительства новой арены для «Зенита» на 60 000 мест: стадион «Петровский» на 22 000 мест, где играл клуб, не соответствовал требованиям FIFA. Идеей строительства загорелись топ-менеджеры компании «Открытые инвестиции», входившей в «Интеррос», вспоминает собеседник «Ведомостей». Компания готова вложить до $150 млн в новый стадион, а взамен получить под жилую застройку территорию стадиона им. Кирова на Крестовском острове, рассказывал в 2004 г. «Ведомостям» Сергей Беликов, занимавший тогда должность заместителя гендиректора «Открытых инвестиций». «В «Зените» посмотрели на площадку и решили, что Крестовский остров пригодится им самим. И чтобы был наверняка выбран именно этот вариант, «Газпром» решил сам финансировать проект, вспоминает бывший чиновник Смольного. Матвиенко подписала постановление о строительстве стадиона за счет средств «Газпрома». Строить решили по амбициозному проекту архитектурного бюро Кисё Курокавы – макет стадиона в его исполнении напоминал космический корабль. В 2005 г. газовый монополист получил контроль над «Зенитом» и начал перерегистрацию нескольких своих «дочек», в том числе «Газпром нефти» в Санкт-Петербурге. Через год Матвиенко объявила, что новый стадион под рабочим названием «Зенит-арена» будет финансировать город: за счет поступлений в городской бюджет налогов от «Газпром нефти». Таким же образом город обещал финансировать и строительство нового офисного центра для «Газпрома», решившего переводить штаб-квартиру в Санкт-Петербург.

Первый подрядчик – компания «Синтез-СУИ» взялась построить объект за 6,6 млрд руб. Но в 2008 г. проект в первый раз изменили – добавили выкатное поле и трансформирующуюся крышу – и выяснилось, что стройка обойдется уже в 23 млрд руб. Из-за кризиса денег у города не хватало – власти отказались финансировать офисный комплекс «Газпрома» и стали искать для стадиона нового подрядчика. Конкурс выиграл «Инжтрансстрой», входивший в корпорацию «Трансстрой». «Трансстрой» был структурой холдинга «Базэл» Олега Дерипаски. Победитель обязался построить стадион за 13 млрд руб. Было очевидно, что этих денег не хватит, но администрация Санкт-Петербурга обещала, что взамен компании «Базэла» получат другие выгодные проекты, вспоминают знакомый топ-менеджеров «Базэла» и бывший чиновник городской администрации. Например, «Главстрой-СПб» Дерипаски обещали отдать проект по строительству нового многофункционального комплекса на месте исторического комплекса «Апраксин двор» в центре Санкт-Петербурга, вспоминают они. В 2008 г. «Главстрой» выиграл конкурс на реконструкцию Апраксина двора, рассчитывая построить на его территории 300 000 кв. м недвижимости. Когда «Инжтрансстрой» «вошел» в проект стадиона, стало понятно, что все еще хуже, за разумные деньги такой сложный стадион не построить, и корпорация начала переговоры с администрацией города о перепроектировании и увеличении сметы, объясняет другой бывший топ-менеджер «Трансстроя».

Чемпионские амбиции

В 2010 г. Россия выиграла право принимать чемпионат мира по футболу 2018 г. Тут оказалось, что стадион надо доработать в соответствии с требованиями FIFA: увеличить вместимость (до 66 000 мест с возможностью увеличения до 80 000 мест), усилить безопасность. Проект, доработанный институтом «Моспроект-4», стал, как призналась на его презентации Матвиенко, походить вместо космического корабля на обычный – в частности, крыша у него стала попроще: вместо сложной веерообразной обычная раздвижная, стадион окружили стеной и т. д. Как ни старались в институте упростить проект, его стоимость превысила 22 млрд руб. – и администрация соответственно увеличила стоимость контракта с «Инжтрансстроем». В 2011 г. в Санкт-Петербурге сменился губернатор: Матвиенко ушла в Совет Федерации, на ее место был назначен Георгий Полтавченко. У его команды отношения с «Базэлом» не заладились. Например, он настаивал на том, чтобы реконструкция Апраксина двора проводилась с сохранением исторических зданий – это сделало проект менее интересным для структур Дерипаски. В итоге город не продлил инвестконтракт с «Главстрой-СПб».

У некоторых получается дороже

Список самых дорогих футбольных стадионов мира возглавляет стадион Уэмбли в Лондоне. Строительство арены на 90 000 зрителей на месте старого стадиона обошлось в $1,25 млрд. Комплекс принадлежит Футбольной ассоциации Англии, управляющей футболом в стране.
Бразильский Estadio Nacional Mane Garrincha в столице на 71 000 мест в 2010 г. стоил $900 млн. Арена принимала чемпионат мира по футболу – 2014 и олимпийские матчи Рио-2016.
Возведение в Лондоне к Олимпийским играм 2012 г. Olympic stadium (известен также как London stadium) обошлось городскому бюджету в $775 млн. С 2013 г. его на 99 лет арендовал клуб Английской премьер-лиги West Ham United.
Домашняя арена клуба Arsenal, лондонский стадион Emirates, построенный в 2009 г., оценивается в $750 млн.

В 2013 г. город еще раз поменял проект и стоимость строительства, увеличив ее до 24 млрд руб. и расторг контракт с «Инжтрансстроем» по причине существенного изменения проекта. Однако компания выиграла новый контракт – уже годовой, а затем еще один, и в итоге структуры «Трансстроя» вели строительство до 2016 г. «Не без труда договорились», – вспоминает бывший менеджер «Трансстроя». Компания не могла выйти из проекта, который к тому моменту приобрел государственное значение, без ущерба для репутации бенефициара – Дерипаски, говорит он. Но отношения с городской администрацией становились все хуже. В 2014 г. «Базэл» объявил о продаже «Трансстроя» однокурснику Дерипаски, совладельцу челябинского «Уралавтоприцепа» Егору Андрееву. Дерипаска разочаровался в генподрядном бизнесе, объясняли его знакомые.

Претензий друг к другу у всех участников и кураторов стройки накопилось много. Были проблемы и с городскими чиновниками, вспоминает человек, близкий к оргкомитету «Россия-2018». Доходило до такого: к проекту стадиона могли что-то дорисовать и пойти требовать денег на том основании, что этих изменений требует FIFA. Приходилось устраивать очную ставку с представителями FIFA, сотрудниками оргкомитета, чтобы разобраться, кто кому что говорил, продолжает он. Город просто хотел построить стадион класса люкс с максимальной и уникальной инженерной комплектацией, защищает чиновников представитель «Инжтрансстрой-СПб» Никита Павлов.

Как строился и дорожал футбольный стадион в Санкт-Петербурге

Форс-мажор на стройке

По данным комитета по строительству Санкт-Петербурга, в 2016 г. «Инжтрансстрой» стал резко выбиваться из графика строительства. Если в марте доля выполненных работ составляла 67% от плана, то уже в апреле – лишь 17%, а в мае – 20%. «Корректно было бы говорить не о снижении темпов выполнения работ, а о приостановлении приемки заказчиком выполненных работ, – парирует Павлов, – соответственно упали объемы финансирования и темпы производства работ. Начались сложности во взаиморасчетах с подрядчиками и поставщиками». Фактически генподрядчик был вынужден работать за свой счет и через два месяца исчерпал возможности по самостоятельному финансированию стройки, объясняет он. Выполненных, но не принятых работ за этот период накопилось на 1,8 млрд руб., говорит Павлов.

Все отставания от графика объяснялись исключительно тем, что заказчик не представлял проектную, сметную и рабочую документацию в полном объеме и в нужный срок, а также из-за указаний заказчика изменить отдельные объемно-планировочные и архитектурные решения, говорит Павлов.

Все работы при наличии исполнительной документации оплачивались немедленно. Другой вопрос – что генподрядная организация предполагала получать оплату без документарного подтверждения выполненных работ, что не только невозможно, но и незаконно, возражает Албин.

«С мая 2015 г. на стройке действительно накопился ряд проблем. Их можно было решить только сообща – заказчиком и подрядчиком. Это дефицит бюджета стадиона из-за девальвации рубля, экономического кризиса и незавершенного, постоянно меняющегося проекта. Строительные работы велись в ценах 2013 г. Весной этого года бюджет увеличился. Но это было запоздало, и деньги до стройки так и не дошли. Это общая эффективность управления проектом со стороны заказчика. Это постоянно меняющийся проект и отсутствие полного комплекта строительной документации. Это отсутствие договора с эксплуатирующей организацией, которая уже давно должна принимать объект. Заказчик эти проблемы предпочел решать запоздало – и не с нами», – перечисляет Павлов.

В июле 2016 г. комитет по строительству Петербурга расторг договоры генподряда на достройку стадиона с «Инжтрансстрой-СПб» и на благоустройство прилегающей территории – с корпорацией «Трансстрой». Затем ФАС включила обе компании в реестр недобросовестных поставщиков, что запрещает фирмам участвовать в выполнении госконтрактов в течение двух лет.

Комитет через суд потребовал от первого подрядчика возврата непогашенного аванса на 2,74 млрд руб., от второго – на 861 млн руб. Как следует из документов на сайте госзакупок, причинами расторжения контракта город назвал нарушения миграционного законодательства, календарного плана работ и отступление от требований проектной документации, выявленные Ростехнадзором, – в частности, изменение технологии подогрева футбольного поля, технических решений по заполнению конструкции выдвижного поля и системы дренажа. «Инжтрансстрой-СПб» в 2015–2016 гг. ни разу не привлекалась к ответственности за нарушение требований миграционного законодательства, подчеркивает Павлов, а в проектные решения изменения вносил сам заказчик – с целью эксплуатационных улучшений, в том числе по рекомендациям FIFA и «Зенита».

Комитет по строительству жалуется и на высокий процент брака по выполненным «Инжтрансстроем» работам. Например, по данным чиновников, сейчас ведется дефектование и устранение брака на выдвижном поле, производится демонтаж кресел для болельщиков и монтаж новых, идет устранение брака в металлоконструкциях чаши, железобетонных конструкциях, в гидроизоляции внутренних помещений и т. д. «Претензии высказываются по фактически незаконченным объемам, – удивляется Павлов. – Такого рода замечания снимаются в рабочем порядке в процессе планового производства работ. К сдаче объекта все недоделки должны были быть устранены. Претензий к конструктивной безопасности стадиона нет. Претензий Ростехнадзора к работе «Инжтрансстрой-СПб» по состоянию на август 2016 г. нет». Не считает он виной «Инжтрансстроя» и плесень, с которой сейчас борется новый подрядчик «Метрострой»: «До тех пор пока не замкнут контур [здания], необходимо постоянное водоотведение, которое после нашего ухода не велось должным образом».

Возможно, администрация Санкт-Петербурга просто решила достроить стадион, на котором остались не самые сложные работы, силами управляемой городом организации, предполагает человек, знакомый с менеджерами «Инжтрансстроя». Оргкомитет не требовал менять подрядчика, на таком этапе это мега форс-мажор, говорит человек, близкий к оргкомитету. Официально в оргкомитете это не прокомментировали.

В августе экс-подрядчики подали иски к ФАС (третьим лицом выступает комитет по строительству Петербурга), а затем – и к комитету по строительству. Компании надеются взыскать со Смольного 1,8 млрд руб. за выполненные, но не принятые работы, а также оспорить включение регулятором в реестр недобросовестных поставщиков. Третьими лицами по иску к Смольному выступают банк ВТБ и Фонд капитального строительства и реконструкции.

ВТБ с учетом Банка Москвы выдал «Инжтрансстрой-СПб» под контракты на стадион гарантии на 3,8 млрд руб. до 17 января 2017 г.

Президент ВТБ Андрей Костин рассказал в начале сентября «Интерфаксу», что ВТБ готов выплатить гарантии через суд, который решит, кто кому и сколько должен. Он уже обсуждал возврат гарантий с Полтавченко и собирается обсудить с Дерипаской, добавил Костин. «Инжтрансстрой» не имеет никакого отношения к «Базэлу», возможно, заявление сделано «по старой памяти», предположил представитель «Базэла». Гарантии ВТБ были выпущены до продажи «Трансстроя» Андрееву, рассказал человек, близкий к «Инжтрансстрою». В ВТБ вопросы о гарантиях на стадион не комментируют. В телеграмме на имя Полтавченко Дерипаска в июне 2016 г. писал, что «Базэл» не является владельцем «Инжтрансстрой-СПб», но из уважения к Полтавченко готов содействовать успешному завершению строительства.

Албин считает, что город «Инжтрансстрою» ничего не должен. К оплате были представлены работы на сумму 1,8 млрд руб., однако подтверждающие документы «Инжтрансстрой» предъявил только на 328 млн руб., из которых 78 млн руб. ему уже выплачено, а остальное будет выплачено, говорит Албин. Остаток аванса предстоит вернуть, пусть даже в судебном порядке. «Много лукавства в действиях этой организации», – комментирует заявления «Инжтрансстроя» Албин.

Необходимые для завершения строительства арены 2,6 млрд руб. городская администрация забрала из адресной инвестиционной программы комитета по строительству на 2016 г. – на них должно было строиться 29 социальных объектов, в том числе жилой дом, шесть школ, семь детских садов. Перераспределение не повлияет на срок ввода социальных объектов в эксплуатацию: средства учтут в инвестиционной программе при корректировке проекта городского бюджета на 2017 г. и проектов бюджета на 2018–2019 гг. на осенней сессии заксобрания, пообещал Полтавченко.

Нагрузка для «Газпрома»

Стадион, получивший в апреле этого года по решению Топонимической комиссии Санкт-Петербурга название «Крестовский», будет передан в эксплуатацию «Зениту». Название может поменяться, а вот меморандум о передаче подписан, стадион сдан в аренду с последующим переходом в концессию, сообщил «Ведомостям» Албин. Финансовые условия договора он не назвал. Полтавченко уже написал письмо клубу с просьбой закупить оборудование, необходимое для введения стадиона в эксплуатацию. В действующие контракты не вошло оборудование для общепита, медицины и спортивная составляющая, это будет возложено на эксплуатирующую организацию, объяснил Албин. Сумма, в которую это обойдется, а также условия аренды и концессии, по словам чиновника, пока не определены. По данным чиновника администрации Петербурга, эксплуатация стадиона оценивается примерно в 600 млн руб. в год. Представители «Газпрома» и «Зенита» не ответили на вопросы «Ведомостей».

Итоговые затраты на стройку администрация Санкт-Петербурга оценила в 42 млрд руб.

Конечно, в Санкт-Петербурге построили уникальный стадион, нигде в мире нет сооружения такого размера с раздвижной крышей и выкатным полем, но стоимость его все-таки завышена, так же как у многих других российские стадионов, которые строятся за счет государства для ЧМ-2018, говорит гендиректор консалтинговой компании Arena Com Томас Спек. Считается, что себестоимость строительства в 4500–5000 евро за место позволяет обеспечить высокое качество, объясняет Спек. При таком подсчете арена «Зенита» должна была стоить не более 400 млн евро. Спек же вспоминает, что, хотя по текущему курсу евро петербургский стадион оценивается менее чем в 580 млн евро, подавая в 2014 г. официальную заявку на проведение Евро-2020, Россия оценивала стоимость стадиона на Крестовском острове в 934 млн евро. По мнению европейских экспертов, реальная цена стадиона составляет не менее 1 млрд евро, продолжает он. В таком случае стадион может соперничать за статус самой дорогой футбольной арены мира с лондонским Уэмбли, построенным за $1,25 млрд.

Проблема и в том, что за госденьги создается очередной «белый слон», переживает Спек. Для того чтобы окупить эксплуатационные затраты на арену и заработать, необходимо проводить не менее 100 мероприятий в год, считает он. Это очень сложно, особенно учитывая, что у стадиона есть несколько конкурентов по соседству: крытая «Сибур арена» на том же Крестовском острове и спортивно-концертный комплекс «Петербургский», указывает эксперт.

В подготовке статьи участвовали Бэла Ляув, Ринат Сагдиев, Александра Терентьева