Статья опубликована в № 4832 от 13.06.2019 под заголовком: Ив Каракатзанис: Я президент «АвтоВАЗа» и езжу за рулем Lada

Президент «АвтоВАЗа»: «Сам сажусь за руль. Сейчас тестирую Vesta Sport»

Ив Каракатзанис подводит итоги своего первого года работы во главе «АвтоВАЗа» и рассказывает о будущем компании

За последние 13 лет «АвтоВАЗ» шесть раз менял руководителей: начиная с 2006 г. компанией руководили россияне Борис Алешин, Владимир Артяков, Игорь Комаров и швед Бу Андерссон – их кандидатуры выдвигали российские акционеры «АвтоВАЗа». Французская компания Renault, получив контроль над «АвтоВАЗом», в 2016 г. назначила президентом компании своего топ-менеджера – француза Николя Мора, до этого руководившего румынской маркой Dacia, также принадлежащей Renault. Эксперимент оказался успешным: под руководством Мора «АвтоВАЗ» увеличил продажи и долю рынка и впервые с 2012 г. показал прибыль. В 2018 г. Мор ушел на повышение – стал старшим вице-президентом Renault, а место президента «АвтоВАЗа» занял другой выходец из Dacia – Ив Каракатзанис.

– Вы уже год работаете президентом «АвтоВАЗа», до этого были гендиректором Renault в Румынии, президентом и гендиректором Automobile Dacia. Эти структуры раньше возглавлял и ваш предшественник на «АвтоВАЗе», а теперь непосредственный руководитель – Николя Мор. Для вас это был сложный выбор: согласиться возглавить «АвтоВАЗ», переехать в Россию?

– Во-первых, это не первая моя работа в России – я работал в «Рено Россия» несколько лет. В то время я уже сотрудничал с «АвтоВАЗом»: тогда это был запуск линии BO и производства Logan и Sandero в Тольятти. Это происходило с 2013 по 2016 г. В начале 2018-го мне поступило предложение от руководства Groupe Renault и «Ростеха», и для меня это была честь. Это достаточно серьезный вызов для любого руководителя в автомобильной промышленности: «АвтоВАЗ» – производство полного цикла. Начиная с проектирования, конструкции и дизайна, заканчивая продажей и послепродажным обслуживанием, плюс развитие популярного бренда Lada. Я не раздумывал слишком долго и принял это решение вместе со своей семьей.

– И каким вы нашли «АвтоВАЗ»?

– «АвтоВАЗ» изменяется и развивается. Сейчас мы находимся в процессе реализации среднесрочного плана, который был одобрен советом директоров в конце 2016 г. Мы можем видеть, что тенденции достаточно хорошие. Наша доля рынка в прошлом году составила 20%, в этом году – 21%. Мы на верном пути.

Ив Каракатзанис
президент «АвтоВАЗа»
  • Родился в 1964 г. в Марселе (Франция). Окончил Ecole Сentrale de Paris по специальности «инженер»
  • 1992
    начал работать в Renault в должности руководителя проекта по организации логистики
  • 1995
    перешел на завод во Флэне, где руководил цехом производственной сборки, затем департаментом окраски и департаментом качества во время производственного запуска Clio 3
  • 2005
    старший вице-президент группы Renault по разработке прототипов
  • 2010
    старший вице-президент группы Renault по глобальной цепочке поставок
  • 2013
    старший вице-президент по производству и логистике в регионе Евразия
  • 2016
    гендиректор Renault в Румынии и президент-гендиректор Automobile Dacia SA
  • 2018
    с 1 июня президент «АвтоВАЗа»

– Карлос Гон, многолетний президент альянса Renault-Nissan, был вынужден покинуть все должности в альянсе и компаниях, его образовавших. Эти перестановки как-то повлияли на бизнес «АвтоВАЗа» и ваше взаимодействие с компаниями альянса?

– Вы знаете, что с середины 2016 г. г-н Гон не является членом совета директоров «АвтоВАЗа», так что это никак не повлияло на операционную деятельность компании. А если вы хотите более подробной информации, вам лучше обратиться к акционерам.

– Но Гон по-прежнему возглавляет совет директоров Alliance Rostec Auto B.V. – нидерландского СП Renault и «Ростеха», которому принадлежит 100% «АвтоВАЗа»?

– Уже нет – в мае он покинул совет директоров этой компании. Но снова хочу сказать, что все это никак не повлияло на работу «АвтоВАЗа».

Маршрут для «АвтоВАЗа»

– Мор рассказывал нам о том, что разработал среднесрочный план развития «АвтоВАЗа» и с вашим приходом продолжится его реализация. После того как вы пришли на «АвтоВАЗ», вошли в курс дела, потребовалось ли вносить какие-то корректировки в этот план?

– Среднесрочный план заключается в трансформации «АвтоВАЗа» и бренда Lada через запуск и развитие новой модельной линейки. Это то, чем мы сейчас занимаемся, включая полное обновление дилерской сети. Также в этом плане заложены достаточно амбициозные цели: удерживать постоянную прибыльную долю рынка в 20%, соответствовать лучшим стандартам автомобильной промышленности, что означает применение лучших практик альянса, которые возможно внедрить. И также осуществить финансовое восстановление – это значит, что к концу плана нам нужно достичь значений операционной прибыли на уровне группы Renault. Это план до 2026 г. И все специалисты компании, каждый сотрудник и я лично, мы все сконцентрированы на выполнении этого среднесрочного плана. Конечно, в нем были заложены некоторые макроэкономические допущения. Но если мы говорим о временных рамках в 10 лет, то мы придерживаемся намеченного плана и основные цели остаются такими же.

– Мы много раз слышали о цели «АвтоВАЗа» – 20% российского рынка. Но г-н Гон говорил и о другой цели – доле в 30% в России для всех брендов альянса. Эта цель сохраняется?

– Этот вопрос нужно адресовать акционерам. Я лично отвечаю за цели «АвтоВАЗа». Но, безусловно, у альянса есть свои цели по каждому из брендов.

– В февраля 2019 г. ваши продажи снизились на 1%, в апреле снова выросли, в мае остались на прежнем уровне. В чем причины?

– За первые пять месяцев общее снижение рынка было небольшим – минус 2,2%. Но в мае рынок сократился на 6,7%. Мы, безусловно, благодарны правительству за меры поддержки спроса, которые были приняты. Государственные программы кредитования «Первый автомобиль» и «Семейный автомобиль» действительно помогли, но с конца мая средства на них закончились. Мы надеемся, что правительство выделит дополнительные средства на поддержку этих программ на тех же условиях, чтобы стабилизировать ситуацию на рынке и снова инициировать рост. Ведь снижение рынка мы увидели впервые за последние два года.

Что касается Lada, то за первые пять месяцев мы реализовали несколько больше автомобилей, чем за тот же период прошлого года, и увеличили свою долю до 21% – это наш лучший результат за последние восемь лет. В мае у нас был такой же уровень продаж, как в мае прошлого года. Мы внимательно следим за ситуацией, запустили новые модели, модернизируем дилерскую сеть, улучшаем качество, повышаем уровень клиентского обслуживания, обновляем программу маркетинговых коммуникаций. Это продолжит поддерживать нас при реализации среднесрочного плана в достижении необходимой доли рынка.

– В 2018 г. «АвтоВАЗ» обновил семейство Granta – автомобили получили фирменный X-стиль, добавились новые кузова. Без Х-стиля пока остается Lada 4 x 4 и Largus. В прошлом году на Московском автосалоне вы презентовали концепт-кар новой Lada 4 x 4. Когда планируете утвердить дизайн и начать производство новинки?

– Мы запустили новое семейство Granta в сентябре прошлого года, и автомобиль был хорошо принят. По результатам пяти месяцев 2019 г. это самый продаваемый автомобиль в России. Vesta была в прошлом году на первом месте, в этом занимает вторую позицию.

– Причина того, что Vesta оказалась на втором месте, в обновлении Granta?

– Да. Два первых места не может быть. (Улыбается.) Но могу сказать, что это достаточно хорошая конкуренция между моделями одного бренда. Что касается представленного нами на ММАС-2018 4 х 4 Vision, то это именно видение того, что мы можем себе представить в качестве будущего внедорожника Lada. Конечно, мы работаем над этим... Но и текущая модель пользуется достаточным спросом. По статистике АЕБ, она занимает 14-е место по продажам с января по май.

– А когда вы запустите новую модель, старая останется в производстве?

– Это мы решим, когда запустим новую модель. На данный момент никаких решений не принято. Вопрос в том, что легендарный 4 x 4 все еще продается хорошо. Мы работаем над новым поколением, которое появится не раньше 2022 г.

– Вы приняли решение по платформе?

– Платформа обсуждается.

– Скажите, а когда появится X-стиль у Largus? И как долго вы будете производить эту модель?

– У нас все еще высокий спрос на эту модель. В этом году мы запустили версию CNG (двухтопливная модификация, работающая на бензине и газе. – «Ведомости»), и у нас стало две битопливные машины в модельном ряду: Vesta CNG появилась в 2017 г., Largus CNG – в апреле 2019-го. Мы работаем над рестайлингом Largus, который может состояться в ближайшие 2–3 года. Машина будет в новой X-стилистике. Но по стоимости она должна остаться в той же нише.

Имена для Lada

– Недавно вы объявили конкурс на лучшее название для новых автомобилей. Для каких машин ищете названия?

– Согласно среднесрочному плану до 2026 г. должны появиться восемь новых моделей и девять существующих должны подвергнуться фейслифтингу. Так что сейчас мы ищем вдохновение, видение новых моделей. Поэтому такой конкурс и объявили.

– Мы можем предположить, что у будущих Lada будут имена, а не цифры?

– Ну сейчас же у нас имена...

– Вы продолжаете параллельно работать со специализированными агентствами, которые раньше разрабатывали имена вашим моделям? Или вы решили привлечь только потребителей?

– Когда вы решаете такой вопрос, вы прибегаете и к услугам специализированных компаний, и к опросам потребителей. Когда придет время принятия решений, мы просто выберем.

– Ведете ли вы сейчас переговоры о покупке бренда Niva?

– Нет. Если будет возможность сделать это по разумной цене, это предложение можно было бы изучить, но сейчас – нет. Пока я нахожусь в должности президента «АвтоВАЗа», таких переговоров не велось.

– Почему вы не инициировали такие переговоры с GM?

– В нашем среднесрочном плане достаточно много задач, мы сконцентрированы на их выполнении, не можем сразу всем заниматься.

– «АвтоВАЗ» поставляет машинокомплекты для производства Chevrolet Niva. На сколько рассчитан текущий договор?

– Как вы знаете, у «АвтоВАЗа» существует совместное предприятие с GM [в Тольятти] и в рамках этой структуры осуществляется поставка машинокомплектов и производство автомобилей. С чисто юридической стороны у нас существует долгосрочный контракт, который актуализируется раз в квартал.

Инвестконтракты: нужны равные условия

– «АвтоВАЗ» выпускает не только автомобили Lada, но также Renault и Datsun – по заказам альянса. Как планируете развивать контрактное производство?

АО «АвтоВАЗ»

Автопроизводитель
Акционеры (данные компании на 31 декабря 2018 г.): Alliance Rostec Auto B.V. (100%, из которых 67,61% у Renault и 32,39% у госкорпорации «Ростех»).
Финансовые показатели (МСФО, 2018 г.):
выручка – 283,1 млрд руб.,
чистая прибыль – 5,7 млрд руб.
Продажи (2018 г.):
в России – 360 204,
на экспорт – 38 052 автомобиля Lada.

Ведет историю с 1966 г., когда было принято постановление правительства СССР о строительстве Волжского автозавода. Первые автомобили ВАЗ-2101 сошли с конвейера в 1970 г. Производит автомобили Lada, занимается контрактной сборкой автомобилей Renault и Datsun.

– Сейчас «АвтоВАЗ» производит Logan и Sandero для Renault, On-Do и Mi-Do для Datsun, и также мы производим некоторые комплектующие для наших коллег по альянсу. Что касается будущего – мы часть альянса. Конечно, когда Renault и Nissan изучают вопрос возможности производства новых моделей на территории России, «АвтоВАЗ» может также рассматриваться в качестве площадки для новых проектов. Но в конечном итоге это все решается самими Renault и Nissan. Принятие такого рода решений в большой степени зависит от нашей эффективности. Пока что наши партнеры довольны качеством машин, которые мы производим, а в дальнейшем такие решения будут приниматься в каждом отдельном случае.

– Есть ли планы снять с производства какие-то модели, как это произошло с Nissan Almera?

– Пока нет.

– «АвтоВАЗ» и его партнеры по альянсу Renault-Nissan-Mitsubishi подписали специальный инвестконтракт (СПИК) с российскими властями. Заявленные инвестиции – около 70 млрд руб. в течение 10 лет. Это будут вложения самого «АвтоВАЗа» или всех участников альянса? На какие именно проекты пойдут эти деньги?

– Мы в конце прошлого года подписали СПИК, и это был результат интенсивной работы с Минпромторгом и другими министерствами и ведомствами. Есть определенные обязательства, которые на себя приняли стороны СПИКа, я не могу раскрыть их детали из-за конкуренции.

Тем не менее мы продолжаем утверждать, что для России очень важно привлекать инвестиции и локализовывать технологии. Это касается не только нас, но и всей автомобильной промышленности. И здесь очень важно иметь справедливые условия конкуренции между различными автопроизводителями. Что также является ключевым – это иметь пропорциональные поддержку и субсидии. Я имею в виду дифференцированную поддержку, пропорциональную тем усилиям и уровню локализации, которые тот или иной производитель вкладывает и добивается. Это кажется очевидным, но это очень важно подчеркнуть. Это важно для стабильности и развития российской индустрии автокомпонентов, также важно для «АвтоВАЗа» и для альянса – иметь справедливую конкуренцию между брендами. На днях была опубликована новая версия 719-го постановления (определяет условия признания промышленной продукции «выпущенной в России», это необходимо для доступа к мерам господдержки. – «Ведомости»). Мы пока анализируем этот документ. Для нас очень важно понимать, что если правительство предполагает подписать СПИКи с другими автопроизводителями до конца июня (компании торопятся – с 1 июля требования по локализации будут жестче. – «Ведомости»), то по этим договорам также будет заявлен глубокий уровень локализации, чтобы соответствовать Стратегии развития автомобильной промышленности России (опубликована год назад), не нарушать условия конкуренции и не замедлять развитие российских производителей комплектующих.

Однако ситуация с заключением отдельных новых СПИКов выглядит странно и непрозрачно. «АвтоВАЗ» и его партнеры по альянсу взяли на себя высокие обязательства по локализации. В то же время некоторые другие автопроизводители таких обязательств, кажется, не берут, но при этом получают или могли бы получать поддержку в том же объеме, что и высоколокализованные автопроизводители. Это создаст неравные условия. Так что мы выражаем свою глубокую обеспокоенность и готовим встречные предложения по модификации 719-го постановления и условий доступа к промышленным субсидиям. Если условия поменялись с тех пор, когда мы подписывали свой СПИК в конце 2018 г., то нам придется пересмотреть свою инвестиционную программу, ведь мы работаем в высококонкурентном секторе.

– Но никто из автопроизводителей не раскрывает точные данные своих СПИКов. Как вы можете судить о том, что кто-то имеет более благоприятные условия соглашений, а кто-то – менее, просто по заявленным объемам инвестиций и выпуска?

– Да. Но также по заявленным планам создания рабочих мест и информации от поставщиков.

– Вы увидели прогресс производителей комплектующих в России по сравнению с 2013–2016 гг.?

– Мы постоянно работаем с поставщиками, глобально ситуация улучшается. В Самарской области мы предпринимаем общие усилия, чтобы помогать поставщикам развиваться. Но не могу сказать, что все идеально. Именно поэтому важно сделать так, чтобы много брендов локализовались в России, инвестировали, чтобы усилить базу поставщиков. Это полностью соответствует стратегии развития автомобильной промышленности до 2025 г., и, конечно, это часть нашей работы – развивать поставщиков.

– Планируется ли в рамках инвестконтракта локализация на мощностях «АвтоВАЗа» вариатора Jatco?

– Мы тщательно прорабатываем возможность предложить потребителям больше двухпедальных версий автомобилей. В ближайшие недели мы запустим Xray c импортной автоматической трансмиссией. Что будет локализовано в будущем, мы не можем раскрыть. Но новое 719-е постановление и новые СПИКи, которые могут быть подписаны, могут заставить нас пересмотреть свои планы.

– В списке моделей, которые будут выпускать в рамках инвестконтракта, значится Lada Van. Что это будет за модель?

– Это конфиденциальная информация. Мы не можем говорить о наших планах относительно новых разработок.

Инженеры для «АвтоВАЗа»

– Вы уже проанализировали бизнес-кейс Ford Sollers в России, почему они оказались неуспешными?

– Это решение Ford, я не могу его комментировать. Я думаю, если большие игроки уходят с рынка, то это не очень хороший сигнал, в том числе для поставщиков автокомпонентов. К тому же у Ford работают хорошие специалисты...

– Вы, кстати, будете приглашать к себе бывших сотрудников Ford Sollers?

– Я внимательно слежу за этим. Как вы знаете, мы увеличиваем инженерную команду в связи с новыми проектами. В прошлом году уже набрали более 400 человек. Мы могли бы найти людей и среди бывших сотрудников Ford Sollers: будем рассматривать такие кандидатуры – это нормально.

– Может быть, вам интересны часть их производственных площадок или оборудование...

– Честно говоря, я предпочел бы не давать комментарии. Потому что и у «АвтоВАЗа» сегодня есть некоторые свободные, недозагруженные мощности. Так что логики в том, чтобы искать новые производственные площадки, нет. Могу сказать, что в ближайший год мы наберем примерно тысячу инженеров плюс нам нужны дизайнеры, конструкторы...

– Вы свой технический центр увеличиваете?

– Да, мы увеличиваем свою инженерную команду в целом. Используем различные каналы поиска специалистов плюс продолжаем обучение собственных сотрудников.

У нас хорошие контакты с учебными заведениями. Я лично посетил Тольяттинский государственный университет, Самарский университет им. Королева и Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. Мы также начали программы сотрудничества с Российским технологическим университетом (МИРЭА), Томским государственным университетом, МГТУ им. Баумана. В некоторых университетах мы помогаем адаптировать программу обучения в соответствии с нашими потребностями. У нас есть эксперты, которые могут участвовать в обучении, и мы предлагаем практику студентам. Это дает нам возможность в конечном итоге набрать новых сотрудников.

– Как вы заметили, у «АвтоВАЗа» по-прежнему есть свободные мощности. Обсуждается ли вопрос выпуска на ваших заводах в Тольятти, Ижевске автомобилей Mitsubishi – одного из членов альянса? Сейчас они производятся в Калуге, на совместном с группой PSA заводе.

– Пока такого проекта нет. В дальнейшем, если Mitsubishi будет принимать решение по локализации, развитию своей линейки в России, я уверен, что они, как участник альянса, изучат различные варианты, включая мощности «АвтоВАЗа».

– Объясните, пожалуйста, вы уже объявили официальную отзывную кампанию автомобилей Xray Cross из-за дефекта рулевого управления? Потому что на автомобильных форумах противоречивая информация.

– Мы недавно объявили официальную кампанию. Но мы начали контактировать с дилерами, как только стало известно о возможной проблеме, не дожидаясь запуска официальной процедуры отзыва.

– Сколько автомобилей попало под отзыв?

– Примерно 900, но если брать только автомобили, которые находятся у клиентов, – их меньше 400. Остальные находятся на различных складах или в пути в дилерские центры. Мы отреагировали достаточно быстро и сделали все, что было необходимо для наших потребителей.

Экспортные пороги

– В Казахстане совместно с группой «Бипэк авто – Азия авто» вы строите завод полного цикла (сейчас модели Lada в этой стране выпускаются крупноузловым способом). Когда собираетесь запускать это производство, на каком этапе сейчас проект?

– Проект развивается, и завод находится в стадии строительства. «АвтоВАЗ» со своей стороны оказывает техническую поддержку нашим партнерам. Потенциал рынка Казахстана высок, поэтому мы считаем, что должны обеспечить там сильное присутствие. Например, за пять месяцев 2019 г. доля рынка Lada выросла там на 2 п. п. до 24,5%, а весь рынок вырос на 17,5% по сравнению с пятью месяцами 2018 г.

– Государство поддерживает несырьевой экспорт, субсидируя логистические расходы. В начале года была проблема – производители недополучили господдержку, не все субсидии были перечислены. В отношении «АвтоВАЗа» вопрос решен?

– Мы добились хорошего развития нашего экспорта по сравнению с предыдущими годами. В прошлом году – плюс 57%. Мы продаем автомобили в 34 странах, и Казахстан – самый большой рынок. Второе место – Белоруссия, третье – Узбекистан. И мы также осуществляем поставки в Южную Америку. СНГ, Латинская Америка, Северная Африка и Ближний Восток – основные регионы, где мы хотим развивать свой экспорт.

Когда приходится продавать автомобили в удаленных странах, затраты на логистику большие. Недавно правительство приняло решение выделить дополнительные средства на 2019 г. – нужно посмотреть, какой объем это сможет покрыть, на что это будет распространяться. Насколько мы понимаем, в правительстве идут обсуждения, чтобы ограничить лимит или порог по экспортным субсидиям для каждой из компаний. А поскольку мы большой экспортер, у нас есть риск, что до 50% наших затрат не будут покрыты. Но вопрос все еще обсуждается в правительстве, нам нужно подождать, какие решения будут приняты. После чего мы оценим свой план по экспорту на 2019 г. Конечно, мы хотим продолжать развивать экспорт, но он должен быть экономически конкурентным.

– На данный момент как вы продаете свои автомобили? В Южной Америке и на Ближнем Востоке вы используете дилеров партнеров по альянсу или выстраиваете собственную дилерскую сеть?

– У нас свои импортеры. В некоторых случаях это мультибрендовые импортеры, которые работают и с другими брендами альянса.

– Вы продолжаете поставки в Европу автомобилей Vesta?

– Два или три года назад мы предупреждали, что в какой-то момент этот экспорт будет приостановлен. Сделать так, чтобы автомобиль соответствовал новым экологическим нормам в Европе, требует огромных инвестиций. К сожалению, мы не сможем выделить столько средств под те небольшие объемы, которые продаем на этом рынке, это нерационально. Нам нужно обновлять весь модельный ряд, инвестировать в производственные площадки... Реализация среднесрочного плана – это приоритет.

– На какой стадии находится процесс обновления дилерской сети и дилерских центров Lada в России?

– Уверен, что вы ездите по России, и надеюсь, что вы заметили, что дилерские центры Lada уже не такие, какие были в прошлом. У нас чуть меньше 300 дилеров в России. В этом году закончится процесс обновления внешнего вида: все дилерские центры будут соответствовать единому стандарту. Активно обновляются и интерьеры. Однако это лишь видимая часть работы. Мы активно развиваем процессы работы дилеров, продажное, послепродажное обслуживание.

В начале года я посетил одного нашего дилера в Санкт-Петербурге. Этот дилер провел опрос среди клиентов Lada. И они сказали, что очень дольны развитием бренда: в результате всех изменений, которые мы осуществили за последнее время, они почувствовали, что в Lada их воспринимают и рассматривают как столь же ценных и важных потребителей, как и в других компаниях, которые продают автомобили. Это означает, что нам нужно продолжать вести наших дилеров к соответствию всем стандартам.

– Долгое время существовала ситуация, когда китайские бренды особой конкуренции Lada не создавали. Они занимались контрактной сборкой в небольших объемах. Теперь они проявляют интерес к полноценному производству в России. Недавно был открыт завод Great Wall Motor в Тульской области. Готовитесь ли вы к усилению конкуренции с китайским автопромом?

– Мы внимательно следим за тем, что происходит в конкурентной среде. Из того, что я читал об открытии производства Great Wall, я сделал вывод, что они собираются производить в России среднеразмерные кроссоверы: они не конкурируют с нашим текущим модельным рядом. Наши последние достижения с точки зрения ребрендинга, качества, запуск новых моделей – все это делает меня уверенным в сильных позициях бренда Lada в России.

Не просто экспат

– Мора на «АвтоВАЗе» прозвали «тишайшим», а он свой стиль управления называл «мягкая сила» – как у президента Франции Франсуа Миттерана: не нужно показывать свои эмоции, чтобы управлять и доказывать, что вы правы. Как вы можете оценить свой стиль управления?

– Мой стиль управления, думаю, тоже в некотором роде можно определить как «мягкая сила, ориентированная на результат».

– «АвтоВАЗ» в постсоветской истории знал разные времена, в том числе и совсем плохие. Его даже называли «проклятым местом», и кое-кто не верил, что он может выжить. По вашему мнению, насколько «АвтоВАЗ» сейчас как компания и как автозавод отличается от тех мест, где вам доводилось работать раньше?

– У меня был опыт работы в России и в Румынии. Кроме того, я работал в логистике, связанной с командами во всех точках мира. Уровень развития в разных странах неравномерен. «АвтоВАЗ» быстро развивается, но есть еще над чем работать. В первые годы нашего среднесрочного плана нам нужно трансформировать всю компанию. Сотрудники «АвтоВАЗа» очень вовлечены в это. Успешные результаты последнего года – это их результаты и результаты их руководителей. Теперь нам вместе необходимо такой темп удерживать. Реализовывать свой план, адаптируясь к текущей, не совсем безоблачной обстановке, и быть последовательными на этом пути. Чтобы трансформировать компанию, нужно, чтобы каждый сотрудник делал свой вклад. Чтобы он гордился брендом Lada и «АвтоВАЗом». Это ключевое с точки зрения управления.

– Сколько у вас сейчас экспатов?

– Около 50 человек. Для штата в 40 000 человек это немного. Цель в том, чтобы развивать команду российских специалистов.

– Где вы больше времени проводите: в Москве, Тольятти, Париже?

– Точно не в Париже. Последний раз я в Париже был несколько месяцев назад. По крайней мере четыре дня в неделю работаю в Тольятти. Все зависит от того, с кем и где проходят встречи.

– А семья?

– Моя супруга в Москве, с младшей дочерью, которой 12 и она учится во французской школе в Москве. У меня трое детей, но двое старших учатся во Франции.

– Они инженеры?

– Нет. Изучают медицину, финансы. А младшая – увидим, возможно, она и будет инженером.

– Какие регионы в России вы уже посетили?

– Здесь если считать и рабочие, и нерабочие поездки, то посетил Ижевск, Самару, Суздаль, был в Сочи по работе и с семьей, Сергиев Посад, Владимир, Магнитогорск, Санкт-Петербург и по работе, и в личных поездках. С семьей мы мечтаем посетить Байкал. У нас есть планы поездок, мы будем продолжать изучать Россию. Россия интересная страна, достаточно богатая как с точки зрения культуры, так и с точки зрения природы.

– А не катались на лыжах в Сочи?

– В этом году я катался с семьей на горных лыжах в Сочи, и это было очень хорошо. Мы с семьей стараемся по максимуму узнать жизнь страны, в которой находимся, не быть просто экспатами и жить в кругу экспатов. Мы живем здесь в обычном доме, у нас есть русские друзья.

– Берете уроки русского?

– Да. Но моя жена намного лучше меня говорит по-русски, как и дочь.

– На какой модели передвигаетесь в Тольятти, Москве?

– В Тольятти – Vesta, в Москве – Xray и Vesta. Сам сажусь за руль по выходным, для меня это хорошая возможность как для потребителя оценить автомобиль. И я человек из автомобильной промышленности – мне нужно пробовать продукт. Сейчас тестирую Vesta Sport, следующая будет Xray Cross с автоматической трансмиссией. Это обычные машины с конвейера – мне неинтересно водить какой-то особый автомобиль. Мне интересно свое собственное мнение об автомобиле с конвейера, чтобы понять, как он ведет себя в различных условиях, что нужно сделать еще, чтобы продолжать развиваться. Нам необходимо понимать продукт и встречаться с потребителями. Это то, чем я занимаюсь, когда посещаю дилерские центры.

– Как другие водители реагируют, когда вы на улицах Москвы ведете Vesta?

– Они меня не узнают. Поэтому я как обычный человек за рулем нормального автомобиля в Москве. (Улыбается.)

– Не хотите протестировать автомобиль новой люксовой марки, который начали выпускать в России, – Aurus?

– Я бы опробовал этот знаменитый автомобиль, но у меня пока нет причин для того, чтобы ездить на нем постоянно. Я президент «АвтоВАЗа» и езжу за рулем автомобиля Lada. Если говорить о тест-драйвах моделей других брендов – это тоже часть моей работы. Но это касается все же брендов конкурентов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more