Бизнес
Бесплатный
Юлия Грибцова
Статья опубликована в № 3064 от 21.03.2012 под заголовком: В ВТО на комбайне

Чего сельхозмашиностроение ждет от новых правил торговли

После вступления в ВТО подержанной импортной сельхозтехнике ничто не будет мешать проникать на российский рынок, а спрос на отечественную перестанет поддерживать государство

С 1990 г. парк сельскохозяйственной техники в России уменьшился в 4–5 раз: по данным Росстата, ежегодно парк тракторов сокращается в среднем на 7% (с 1,366 млн в 1990 г. до 307 000 в 2010 г.), парк зерноуборочных комбайнов – на 8% в год (с 408 000 до 84 000 соответственно). Но и из той техники, которая есть, подавляющее большинство устарело: 85% тракторов, 58% зерноуборочных комбайнов и 41% кормоуборочных комбайнов, по данным Минпромторга, старше 10 лет, т. е. работают с истекшими сроками эксплуатации. Отраслевая ассоциация «Росагромаш» оценивает долю морально устаревшей техники в 90%, а физически изношенной – в 70%. По этой причине ежегодные потери, к примеру, зерна достигают 15 млн т, мяса – свыше 1 млн т, молока – около 7 млн т, утверждает гендиректор «Росагромаша» Евгений Корчевой.

Конкуренция усилится

По отечественному машиностроению при вступлении в ВТО больше всего ударит открытие российского рынка для иностранных конкурентов и прекращение государственного стимулирования спроса на российскую технику, говорит Корчевой. Сейчас государство субсидирует процентную ставку по кредитам на покупку отечественной техники, в 2010 г. федеральный и региональные бюджеты выделили на это, по оценке Корчевого, 11–13 млрд руб. Почти 90% отечественной техники в России покупается именно с субсидированной процентной ставкой, говорит он. Но условия присоединения к ВТО, по его словам, такие субсидии запрещают.

Импортная пошлина на сельхозтехнику сейчас составляет 15%, но не менее 120 евро за 1 кВт мощности двигателя. При вступлении в ВТО пошлина сократится до 5%, а оговорка по мощности будет снята.

Непосредственно на производство и его себестоимость, говорит Корчевой, вступление в ВТО повлияет мало – Россия поддерживает его только в рамках так называемых предэкспортных субсидий: если есть заявка на покупку нашей техники иностранцами, производитель может взять льготный кредит (2/3 ставки субсидируются) на ее производство. Крупнейший в Восточной Европе производитель сельхозтехники «Ростсельмаш» экспортирует около 40% всех комбайнов, которые производит. Но предэкспортной субсидией удается воспользоваться в очень незначительных объемах, говорит директор компании по маркетингу Заур Дышеков.

Сравнять шансы

Около 60% зерноуборочных комбайнов «Ростсельмаша» продаются в России, из них около 60% – с привлечением кредитов, 2/3 процентной ставки по которым субсидируется, говорит Дышеков.

«Снижение [импортной] пошлины фактически превратит Россию в свалку сельхозтехники со всего мира», – опасается Корчевой. Дело в том, считает он, что со снижением пошлины появится возможность импортировать уже бывшую в употреблении технику по заниженным ценам. «Если сейчас импорт б/у комбайнов в Россию находится на уровне 50–70 штук в год, то после снижения пошлины импорт такой техники вырастет в 10 раз, а доля б/у в объеме импорта достигнет 40% (всего в 2011 г. импортировано около 3600 зерноуборочных и кормоуборочных комбайнов и около 31 000 тракторов)», – говорит Корчевой. Согласно прогнозам «Росагромаша», со вступлением в ВТО доля импортной сельхозтехники на российском рынке с 48% в 2011 г. за четыре года вырастет до 84%, а в 2020 г. достигнет 97% в год.

15%-ная пошлина была введена в 2008 г. как мера поддержки отрасли в период кризиса, напоминает ведущий советник отдела ВТО Минэкономразвития РФ Татьяна Кошелева. «Она вводилась на девять месяцев, но действует до сих пор <...> Мы понимаем, что под прикрытием антикризисных мер удобно работать, хотя кризис давно закончился», – говорила она в феврале на организованном «Ведомостями» Аграрном форуме России.

Защитные импортные пошлины были невыгодны сельхозпредприятиям, напоминает гендиректор ООО «Клаас» (сборочная «дочка» Claas) Ральф Бендиш, ведь они препятствовали приобретению современной высокопроизводительной техники. «За время действия заградительных пошлин отечественные производители имели возможность подтянуться. Можно только надеяться, что им удалось воспользоваться этим шансом», – говорит Бендиш.

Выгодная заграница

Производство «Ростсельмаша» уже на 30% находится в США и Канаде, рассказывает совладелец компании Константин Бабкин. В недавнем интервью «Ведомостям» он сравнивал условия бизнеса в России и Канаде: «Там дают кредиты под 4% – у нас под 12%. Металл в России дороже на 10–15% <...> Там электричество в 2 раза дешевле, налоги ниже, есть налоговые льготы на модернизацию. В Канаде нам дают кредит от государства на 0,5% годовых на 10 лет размером в несколько десятков миллионов долларов, если мы эти деньги будем вкладывать в развитие предприятия».

«Нам выгодно инвестировать в другие страны, и не только нам, – утверждает Бабкин. – Например, «Агромашхолдинг» (входит в «Тракторные заводы») еще несколько лет назад был крупнейшим конкурентом «Ростсельмаша», а сегодня практически прекратил производство сельхозтехники в России, при этом его зарубежные активы успешно развиваются».

С пресс-службой «Агромашхолдинга» связаться не удалось. На его сайте приводятся слова заместителя гендиректора концерна «Тракторные заводы» по производству Александра Титова: «До окончания переходного периода по вхождению России в ВТО концерну «Тракторные заводы» необходимо завершить модернизацию производства, только так машиностроительно-индустриальная группа может сохранить свои конкурентные преимущества <...> конкуренция с мировыми производителями идет уже давно. И ВТО здесь вряд ли что-либо сильно изменит».

Рынок, откройся

Определенные риски, в том числе в отрасли сельхозмашиностроения, при вступлении в ВТО есть, признает Кошелева. Министерство, по ее словам, готовит меры борьбы с ними. Возможен и пересмотр обязательств, говорит она, но напоминает, что вступление в ВТО – это прежде всего сокращение барьеров по доступу на иностранные рынки. Но никаких барьеров для российской сельхозтехники и так нет, компании могут и сейчас спокойно экспортировать, считает Корчевой. «Ростсельмаш», по словам Бабкина, при наличии господдержки (например, через специализированное экспортное агентство) мог бы экспортировать 60% своей продукции.

«Многолетний опыт участников данного объединения [ВТО] показывает, что торговые отношения между странами облегчаются и взаимоотношения станут более прозрачными», – говорит Бендиш. Минусы же, возникающие после вступления в ВТО, носят временный характер, убежден он, и долгосрочно Россия только выигрывает.

Иностранным компаниям после присоединения к ВТО станет легче попасть на российский рынок, считает Бендиш. Claas почти 10 лет производит технику в Краснодаре. «С первого дня работы мы занимались локализацией <...> в прошлом году начат инвестпроект по расширению нашего завода и созданию в нем полного технологического цикла изготовления комплектующих: металлообработка, окраска и сборка сельхозмашин», – рассказывает он.

Но со снижением пошлин на подержанную сельхозтехнику будет «выгоднее технику производить на Западе и просто завозить ее к нам», говорит Корчевой. Некоторые компании, утверждает он, уже заморозили инвестпроекты, заняв выжидательную позицию.

«На данный момент мы занимаемся производством техники, не имея определенных правил, кто будет относиться к статусу «российский производитель» и какие госпрограммы поддержки для приобретения этой техники будут реализованы или предложены правительством», – признает Бендиш.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать