НЛМК сменил стратегию

Компания Владимира Лисина поборется за эффективность
Andrey Rudakov / Bloomberg

"Прежде мы стремительно росли и много инвестировали, но сейчас мы сфокусированы на эффективности", - признавался в августе 2013 г. председатель совета директоров и основной владелец НЛМК Владимир Лисин в интервью "Прайму". Сегодня в Лондоне топ-менеджмент НЛМК и сам Лисин представили инвесторам новую стратегию, ориентированную на органический рост и увеличение эффективности существующего бизнеса.

В 2008-2012 гг. НЛМК инвестировал в развитие $8 млрд, говорится на сайте компании. Планы на 2014-2017 гг. куда скромнее - $1,6 млрд, следует из презентации стратегии компании. Причем большая часть придется на расширение производства железной руды на Стойленском ГОКе - $1,33 млрд, остальное - модернизация существующих мощностей. Все это уже в 2018 г. принесет, по оценке компании, $1 млрд чистой прибыли, говорится в презентации. За 2013 г. НЛМК финансовые результаты не раскрывал, но за 9 месяцев чистая прибыль компании была - $206,6 млн, а в 2012 г. - $610,4 млн.

Стремительный рост сменился ориентацией на лидерство в операционной эффективности, развитии активов мирового класса, завоевании стратегических рынков и первых позиций по устойчивому развитию и безопасности.

"Стратегия 2017" направлена на раскрытие значительного внутреннего потенциала бизнесов компании за счет удвоения операционной и производственной эффективности по всей производственной цепочке, увеличения вертикальной интеграции в ключевых направлениях, увеличения продаж с высокой добавленной стоимостью", - приводятся в сообщении НЛМК слова президента компании Олега Багрина.

"Сохранить лидерство в будущем"

НЛМК всегда был самой эффективной сталелитейной компанией в России. Рекорд компания Лисина продемонстрировала в 2007 г. - тогда ее рентабельность по EBITDA составила 44%. При этом НЛМК - единственная российская компания из первой пятерки, у которой долгое время не было собственного металлургического сырья (потребности компании в железорудном концентрате лишь частично покрывал Стойленский ГОК, скупку акций которого Лисин начал еще в 2004 г.).

Но за 9 месяцев 2013 г. рентабельность НЛМК была уже 13%, следует из пресс-релиза компании. Причина - в смещении рентабельности от производства стали к горнодобывающему сектору, объясняется в презентации. Если в 1995 г. рентабельность сталелитейного производства достигала 81%, добычи железной руды - 8%, а коксующегося угля - 11%, то в 2011 г. уже только 26% достается производителям стали, 28% - производителям угля и 46% - производителям руды. И этот тренд сохранится: в 2017 г. рентабельность выплавки стали будет 27%, добычи коксующегося угля - 32%, а железной руды - 42%, говорится в стратегии НЛМК. Поэтому НЛМК и концентрируется на развитии Стойленского ГОКа (сейчас обеспечивает 85% потребностей компании в железорудном сырье, обеспечение достигнет 100% к 2016 г.). Этот актив только в 2013 г. сэкономил НЛМК $73 на тонну произведенного сляба, следует из презентации компании. У компании, на 100% обеспеченной и рудой, и углем, такая экономия составляет $58/т, приводятся данные в презентации компании.

Фабрика окомкования на Стойленском ГОКе позволит увеличить мощности предприятия на 40% до 42 млн т руды, или 19,5 млн т концентрата (в 2013 г. комбинат выпустил 13,98 млн т железорудного концентрата). Только этот проект принесет компании в 2018 г. $380 млн чистой прибыли в сравнении с 2013 г., говорится в презентации.

Еще $330 млн прибыли - это эффект от реализации проектов общей стоимостью $150 млн, говорится в документе. И $190 млн - за счет увеличения продаж высокомаржинальных продуктов: сортового проката (на 33% до 2,8 млн т в сравнении с 2013 г.), толстого листа (на 44% до 1,3 млн) и холоднокатаного проката (на 9,3% до 4,7 млн т).

При этом угольные проекты заморожены до лучших времен, говорил в интервью Bloomberg на прошлой неделе директор по стратегии НЛМК Константин Аршакуни. При нынешних ценах на уголь его выгоднее закупать на рынке, объяснял он. У НЛМК две лицензии: на участок «Жерновский-1» в Кузбассе и «Усинский-3» в Республике Коми. Когда по условиям лицензии должна начаться их разработка, неясно, но в апреле 2011 г. тогдашний президент НЛМК Алексей Лапшин заявлял, что работы на Жерновском начнутся в 2014 г., а уже в 2016 г. планируется произвести 3 млн т угольного концентрата. На Усинском в 2018 г. планировалось выпустить 2,7 млн т - это полностью бы закрыло потребности компании в марках жирных углей, говорит Лапшин. В новой стратегии НЛМК эти угольные проекты рассматриваются как "долгосрочная опция".

Тратить с оглядкой на рынок

Начиная с 2008 г. НЛМК ежегодно расходовал на капвложения не менее $1 млрд. Исключением стал лишь 2013 г. - капзатраты составили только $850 млн (основные инвестиции в ключевые проекты: новую доменную печь на Липецкой площадке и запуск мини-милла "НЛМК-Калуга" уже были сделаны). Впредь компания будет придерживаться этой планки и в течение 2014-2017 гг. инвестиции составят около $900 млн в год, говорится в презентации. Это позволит НЛМК снизить долговую нагрузку до 1 EBITDA (на 30 сентября 2013 г. соотношение чистого долга и EBITDA было 1,8, или $2,8 млрд). Компания также обещает стабильные дивиденды - не менее 20% от чистой прибыли, средний уровень выплат должен составить 30% в течение пяти лет. За 2012 г. НЛМК вернул акционерам $119 млн, или около 5% чистой прибыли.

Возвращение к истокам

НЛМК - не первая сталелитейная компания, которая отказалась от планов глобальной экспансии. Еще в 2011 г. "Северсталь" объявила, что впредь будет концентрироваться на развитии ключевых преимуществ, а не на планах по экстенсивному развитию. В 2012 г. от масштабных покупок отказалась Evraz. В прошлом году сконцентрироваться на развитии "активов мирового класса", доходность которых на вложенный капитал не менее 20%, решил "Норникель" (буквально за два года до этого компания вынашивала планы по развитию проектов в Юго-Восточной Азии, Центральной и Южной Америке).

Карты портит рыночная ситуация: цены на никель - на минимуме за последние пару лет. На рынке стали - перепроизводство. По данным World Steel Dynamics, которые в интервью "Прайму" приводил Лисин, в мире каждый седьмой завод (за исключением Китая) не конкурентоспособен. Если в 1980-2007 гг. средняя загрузка сталелитейных мощностей в мире составляла 86%, то в 2007-2012 гг. - только 77%. Неэффективные мощности нужно сокращать, не раз говорили крупнейшие мировые металлурги - владелец лидера ArcelorMittal Лакшми Миттал, гендиректор "Северстали" Алексей Мордашов, Лисин.

Поэтому в таких условиях выживет только тот, кто имеет самые низкие затраты. Поэтому компании и вернулись к фундаментальным конкурентным преимуществам: затратам, работе с клиентами.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать