Бизнес
Бесплатный
Сара Германо|Патрисия Каусманн

Как Nike оказалась втянута в крупнейший футбольный скандал

Компания 20 лет назад захотела выйти на бразильский рынок, не зная, как там ведутся дела

После чемпионата мира по футболу в США в 1994 г. руководство Nike, горя желанием стать частью самого популярного в мире спорта, твердо решило сотрудничать с Бразильской конфедерацией футбола (CBF). В 1996 г. компания подписала с ней 10-летнее спонсорское соглашение, общая сумма которого составила $200 млн, и дала понять Adidas, давно сотрудничавшей с футбольными федерациями, что у нее появился реальный конкурент в футболе.

Но в результате 20 лет спустя Nike оказалась втянута в крупное международное расследование, которое власти США проводят по фактам коррупции в FIFA.

Подчеркивая важность контракта с CBF, его подписали сооснователь Nike Филип Найт, президент Том Кларк, отвечавший за футбольный бизнес Сэнди Бодекер и директор по футбольному маркетингу Кес ван Ньюенхайзен, говорится в контракте, который был переведен на португальский язык и содержится в материалах расследования, которое бразильский парламент проводил в 2001 г. Но, как рассказали люди, занимавшиеся тогда футбольным маркетингом, Nike вышла на бразильский рынок, плохо представляя, как там ведутся дела.

В контракте Nike было прописано, что деньги она выплатит CBF напрямую, без посредников. Но, как говорится в обнародованном на прошлой неделе иске прокуратуры Восточного округа Нью-Йорка, «транснациональный производитель спортивной одежды из США» по условиям еще одного соглашения передал посреднику $30 млн, часть из которых тот потратил на взятки. Название американской компании в иске не упоминается, также ни ей, ни ее руководителям не были предъявлены обвинения. Но знакомые с ситуацией люди подтвердили, что это Nike (в иске она фигурирует также как «компания по производству спортивной одежды А»).

В компании заявили, что сотрудничают с властями, но отказались предоставить комментарии Кларка, Найта и Бодекера. Связаться с ван Ньюенхайзеном не удалось. Но в интервью The Wall Street Journal в 1997 г. Найт дал понять, что, входя в мир большого футбола, компания столкнулась с неизвестными вещами. «Мы были немного удивлены футбольной политикой и тем, как в этом мире ведут дела, – говорил он. – В каком-то смысле это самый политизированный из всех видов спорта».

По словам Стива Миллера, работавшего в 1990-х гг. в отделе спортивного маркетинга Nike, компания вышла на бразильский рынок «вслепую», не имея там достаточно людей. «У нас не было серьезного бизнеса в Бразилии, не было ответственных за этот рынок», – вспоминает он.

Чтобы заключить сделку в Бразилии, Nike пришлось обратиться к компании-посреднику Traffic Brazil, которая занималась маркетингом CBF. Имя ее владельца Жозе Авильи тоже указано в контракте, и он уже признался прокурорам США в отмывании денег, мошенничестве, вымогательстве и других преступлениях. Причем в его признании, которое проливает дополнительный свет на ситуацию, завуалированно упоминается и сделка с Nike. От лица CBF переговоры вел Рикарду Тейшейра. Его имя тоже есть в контракте, но не упоминается в иске. Там только сказано, что переговоры от конфедерации вел «сообщник № 11». Местонахождение Тейшейры неизвестно.

Представитель CBF, Авилья и четверо представителей компании встретились в Нью-Йорке, чтобы подписать контракт, по которому та должна была заплатить $160 млн в течение 10 лет. В контракте говорится, что Nike не должна платить какое-либо вознаграждение Traffic, ей все платежи будет делать CBF.

Но в контракте не упоминались другие финансовые обязательства, указывают иске американские прокуроры: так, Nike согласилась перевести на счет филиала Traffic в швейцарском банке еще $40 млн в качестве вознаграждения. Через три дня после основного контракта представитель Nike подписал с Traffic соглашение, состоящее из одной страницы. По его условиям CBF передала Traffic право напрямую выставлять счета Nike. В течение следующих трех лет бразильская компания таким образом получила от американской $30 млн, часть из которых пошли на взятки и откаты, утверждает следствие.

Миллер, который покинул Nike на рубеже веков, уверен, что компания не сделала тогда ничего незаконного.

Тот контракт теперь помогает Nike зарабатывать на футболе около $2,3 млрд – практически столько же, сколько и Adidas. Если в 1996 г. Nike была спонсором только пяти национальных сборных, то на бразильском чемпионате мира в 2014 г. в ее форме выступало наибольшее число команд – 10, тогда как в форме Adidas – 9. Соглашение Nike с CBF стало поворотным моментом, утверждает Сонни Ваккаро, который работал в обеих компаниях. «То был последний раз, когда мир принадлежал Adidas», – говорит он.

Команды, спонсировавшиеся Nike на чемпионатах мира по футболу в 1998 и 2014 гг.

Перевел Алексей Невельский