Бизнес
Бесплатный
Мария Киселева

«Домодедово» не согласно с квалификацией уголовного дела о теракте 2011 года

СКР возбудил дело об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, в аэропорту

Московский аэропорт «Домодедово» предполагает, что есть недоразумение с квалификацией возбужденного в понедельник уголовного дела в отношении менеджеров и предполагаемых владельцев аэропорта, сообщил «Ведомостям» представитель «Домодедово».

Следственный комитет России (СКР) вновь заинтересовался «Домодедово» в связи с терактом 2011 г. Уголовное дело по ч. 3 ст. 238 Уголовного кодекса (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц) было возбуждено в понедельник в отношении бывшего руководителя российского представительства «Эрпорт менеджмент компани лимитед» Светланы Торшиной, бывшего управляющего директора ЗАО «Домодедово эрпорт авиэйшен секьюрити» Андрея Данилова, бывшего директора аэропортового комплекса Вячеслава Некрасова, а также «иных неустановленных лиц из числа фактических владельцев предприятий аэропортового комплекса «Домодедово», сообщил вчера СКР. «В рамках уголовного дела следствием проверяется информация о том, что в число фактических владельцев аэровокзального комплекса входят Дмитрий Каменщик и Валерий Коган, состоящие в должности консультантов», – говорилось в сообщении СКР.

Действия бывших топ-менеджеров и неустановленных владельцев, по мнению следствия, повлекли «увеличение степени уязвимости аэропорта и оказание услуг в области гражданской авиации, не отвечающих требованиям безопасности». Именно из-за этого в январе 2011 г. Магомед Евлоев смог беспрепятственно пройти в здание аэровокзала «Домодедово» и совершить теракт, из-за которого погибли 37 человек, 170 пострадали (см. врез), объясняет СКР в сообщении.

Представитель «Домодедово» указывает: решениями судов общей юрисдикции и актами арбитражных судов в 2011–2013 гг. было установлено, что система безопасности в аэропорту "Домодедово" соответствовала требованиям законодательства, действовавшего во время совершения террористического акта. Во всех случаях решения вступили в законную силу.

«Судами зафиксировано, что на момент осуществления теракта отсутствовали нормативные требования по обеспечению транспортной безопасности, а соответствующий приказ Минтранса № 40 был принят только 8 февраля 2011 г.», – сказал он.

Установленные судами факты имеют преюдициальное значение в рамках уголовного процесса и должны в соответствии со ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса России признаваться прокуратурой и следствием без дополнительной проверки.

«Формулировка ст. 238 УК РФ предусматривает ответственность за оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности. Представляется, что неустановленные требования невозможно и нарушить», – пояснил он.

Поскольку судами установлено, что аэропорт не уклонялся от выполнения требований законодательства, а теракт был организован террористами, причинно-следственной связи между действиями сотрудников аэропорта и произошедшей трагедией нет, говорит представитель аэропорта.

Сама диспозиция ст. 238 УК РФ об оказании опасной услуги, по которой возбуждено уголовное дело, кажется не применимой к данной ситуации: на момент совершения теракта аэропорт "Домодедово" не оказывал услуги по досмотру посетителей на входе в пассажирский терминал. Ответственность за такой досмотр была возложена на аэропорт только в 2014 г., после внесения изменений в закон о транспортной безопасности.