Дмитрию Каменщику продлен домашний арест

Суд не будет рассматривать дело по существу из-за позиции Генпрокуратуры

Басманный районный суд Москвы на заседании 14 апреля продлил по ходатайству следствия срок предварительного расследования и домашний арест Каменщику до 28 июля. Предыдущие сроки истекали 18 апреля, домашний арест Каменщик отбывает на арендуемой базе отдыха в Одинцове. Суд в очередной раз отказал Каменщику в освобождении под залог в 50 млн руб.

Фигурантом уголовного дела по ст. 238 УК («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц») он стал 18 февраля, на следующий день суд избрал ему меру пресечения. СК РФ считает, что Каменщик, изменив в 2010 г. технологию досмотра на входе в аэровокзал, повысил уязвимость аэропорта, это позволило террористу-смертнику 24 января 2011 г. проникнуть в терминал в взорвать бомбу, что привело к гибели 37 человек. 8 февраля по уголовному делу, возбужденному еще в 2015 г., были задержаны двое бывших и один действующий сотрудник «Домодедово», двое из них содержатся под стражей.

«Мы считаем, что последствия в результате гибели террориста в аэропорту не являются основанием для обвинения собственников аэропорта в этом. Уголовное дело должно быть прекращено; мы направили соответствующее письмо председателю СК России Александру Бастрыкину. У нас есть соответствующие процессуальные рычаги, в том числе и обращение в суд, если наше письмо останется без ответа», - рассказывал замгенпрокурора Владимир Малиновский. Требовала Генпрокуратура закрыть дело и против остальных обвиняемых, но СК продолжил расследование.

В ситуации, когда надзорный орган занимает такую принципиальную позицию, понятно, что дело не дойдет до суда, так как Генпрокуратура не утвердит обвинительное заключение, говорит человек, близкий к Каменщику. Следствие это понимает, поэтому уголовное дело сводится к ограничению свободы всех четырех обвиняемых и оказанию давления на Каменщика, добавляет он. Никаких следственных действий с момента возбуждения дела в апреле 2015 г. с тремя сотрудниками «Домодедово» не проводилось, рассказывали их адвокаты в феврале. Нет следственных действий и с Каменщиком, утверждает собеседник «Ведомостей».

«Без заключения прокуратуры дело для рассмотрения по существу не может попасть в суд», - подтверждает партнер юрфирмы «Лосев и партнеры» Вячеслав Лосев. Правда, пока это только точка зрения Генпрокуратуры, она не знакома с материалами дела, добавляет он.

Естественно, когда возбуждается такое ни на чем не основанное дело, первым делом возникает версия о его заказном характере с целью принудить к продаже актива, говорит близкий к Каменщику человек. Сам Каменщик 17 февраля, накануне задержания, говорил, что предложений о продаже не получал. Осенью 2011 г. «Домодедово» планировало провести размещение на Лондонской бирже, но оно не состоялось. Спустя пару лет обсуждалась и продажа аэропорта, переговоры вели группа «Сумма», «Альфа-групп», «Новапорт» и др.

В ноябре прошлого года председатель СК Александр Бастрыкин публично призывал владельцев «Домодедово» заплатить компенсацию родственникам погибших при теракте, угрожая им в противном случае тюрьмой.

«Домодедово» и адвокаты обвиняемых рассказывали о многочисленных процессуальных нарушениях и ошибках следствия: «Технология-2010» не ослабила, а усилила контроль на входе в аэропорт; на момент теракта аэропорты России не были обязаны вообще проводить досмотр на входе, то есть «Домодедово» не оказывало никакой услуги; отсутствие связи между работой аэропорта и действиями террориста-смертника признали различные суды (районные, Мосгорсуд, арбитраж Московской области и Европейский по правам человека), Генпрокуратуры и даже СК, которое в августе 2015 г. закрыло возбужденное еще в 2011 г. дело по фактам нарушений транспортной безопасности.

«Под арестом или под стражей находятся четыре невиновных человека, которые на протяжении нескольких лет являлись по вызовам следствия и никуда не собирались скрываться», - заявил после заседания замдиректора «Домодедово» Денис Нуждин.