Статья опубликована в № 4335 от 05.06.2017 под заголовком: Катар пройдет проверку на санкции

Эдуард Худайнатов нашел партнера – это Qatar Investment Authority

Он вел переговоры с катарским фондом о продаже тому 25% в компании, в силе ли текущие договоренности после введения санкций – не ясно
  • Виталий Петлевой,
  • Маргарита Папченкова
  • / Ведомости

Наши катарские друзья будут принимать участие в добыче углеводородов на территории России», – обещал в январе 2017 г. президент Владимир Путин (цитата по kremlin.ru). Оказалось, что после покупки 19,5%-ной доли в «Роснефти» вместе с Glencore за 10,2 млрд евро Qatar Investment Authority (QIA) ведет активные переговоры о покупке 25%-ной доли в Независимой нефтегазовой компанией (ННК) Эдуарда Худайнатова, рассказали «Ведомостям» два банкира, человек, близкий к ННК, и чиновник. Связаться с ННК не удалось (у нее и представителя нет), а представитель QIA на вопросы не ответил.

По данным одного из собеседников «Ведомостей», в начале мая переговоры достигли продвинутой стадии: формировалась структура сделки. Но финальный ее вид пока не известен. В частности, QIA могла войти в капитал ННК, а могла и купить долю в головной структуре – с 2014 г. это Alliance Oil. Чиновник говорит, что вероятнее было вхождение в капитал ННК. Будет ли для сделки проведена допэмиссия или произойдет прямая продажа, не ясно. Оценку ННК для сделки собеседники также не приводят.

ННК устойчива при текущей цене нефти, ее можно оценить в $3–4 млрд, а продать четверть акций – за $0,75–1 млрд, считает управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев. За прошлый год ННК заработала $2,242 млрд выручки и $370 млн EBITDA. Добыча компании в 2016 г. была 19,5 млн баррелей нефти, а переработка – 35 млн баррелей, себестоимость добычи была всего $5,79 за баррель в I квартале 2017 г. EBITDA с барреля – $14,62, говорится в презентации и отчетах головной Alliance Oil. Проблемы ННК очевидны, нужны сторонний инвестор и приток новых денег для освоения активов, ресурсов недостаточно, говорит директор Small Letters Виталий Крюков. Общий долг ННК – $2,1 млрд на конец I квартала 2017 г. плюс проценты: $417 млн.

В середине апреля ННК удалось продать «Роснефти» группу месторождений «Конданефть» (с запасами 157 млн т нефти) за 40 млрд руб. и снизить общий долг на $20 млн, увеличить сумму на счетах на $38 млн. Долговая нагрузка головной структуры ННК снизилась с 5,6 до 5 EBITDA, следует из отчетов Alliance Oil.

Но минфин США ввел санкции против ННК и ее «дочки» «ННК Приморнефтепродукт». Компания подписала контракт на поставки нефти в КНДР и предположительно поставила туда нефтепродуктов на сумму более $1 млн, сообщил Минфин: ННК могла быть вовлечена в схемы обхода санкций против КНДР. Санкции предполагают блокировку всех активов ННК в США и счетов компании, запрет на платежи в долларах и запрет американским гражданам вести дела с ННК и «ННК Приморнефтепродуктом».

Сохранится ли сделка после введения санкций, станет известно в понедельник, говорит один из собеседников «Ведомостей», близкий к ННК.⁠ Жесткие санкции США против двух «дочек» могут стать проблемой, отмечает аналитик «Атона» Александр Корнилов. Вахрамеев считает, что к санкциям США, как правило, присоединяются страны Евросоюза, в данном конкретном случае санкции наложены из-за КНДР, так что их может поддержать и Япония. Катарцы не обязаны поддерживать санкции США или отменять сделку, у страны независимая внешняя политика, но на стоимости актива меры США могут сказаться, думает Вахрамеев.

«Интерес QIA к российской нефтяной отрасли очевиден – участие в приватизации «Роснефти» в конце прошлого года тому яркое свидетельство», – говорит Корнилов и объясняет интерес именно к ННК тем, что в России мало крупных и полностью частных нефтяных компаний, доли в которых выставляются на продажу. А речь может идти о покупке действительно крупного стратегического пакета с возможностью влиять на принятие решений в ННК, указывает Корнилов.

Нельзя исключать возможность возвращения Худайнатова в «Роснефть» в качестве акционера, считает аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. История создания ННК, как и приобретение QIA доли в «Роснефти», вызывает много вопросов. Вполне возможно, что и приватизация, и готовящаяся покупка 25%-ной доли в ННК – части одного паззла, рассуждает эксперт. «Роснефть» всю свою историю показывала рост добычи преимущественно за счет приобретений, сперва это были активы ЮКОСа, последними – «Башнефть» и «Конданефть», купленная у той самой ННК. Вполне возможно, что в будущем может произойти и слияние ННК с «Роснефтью», а Худайнатов получит в госкомпании миноритарный пакет, полагает Нестеров.