Статья опубликована в № 4379 от 07.08.2017 под заголовком: $1 млрд на Венесуэлу

«Роснефть» заплатила венесуэльской PDVSA аванс в $1 млрд

Инвестиции в Венесуэлу опасные, но политика важнее

«Роснефть» в 2016 г. выдала венесуэльской госкомпании PDVSA четыре аванса за поставки нефти на общую сумму $1,5 млрд. А в апреле 2017 г. – еще на $1 млрд (57 млрд руб. по курсу ЦБ на дату перечисления), следует из отчета «Роснефти» за первое полугодие. За 1,5 года авансы приблизились к $2,5 млрд.

По каким контрактам были авансы, представитель «Роснефти» не говорит. Сейчас у российской госкомпании два договора с венесуэльской на покупку нефти. Первый был подписан в мае 2014 г., по нему «Роснефть» должна была купить 1,6 млн т нефти и 7,5 млн т нефтепродуктов в течение пяти лет, второй – в ноябре 2014 г., также на пять лет и 1,6 млн т нефти и 9 млн т нефтепродуктов. Третий контракт компании заключили в 2015 г. сроком на год с возможностью продления на три, но по нему уже «Роснефть» должна была поставлять нефть PDVSA (сколько – не разглашалось).

По первому контракту поставки начались еще в 2014 г., за несколько месяцев тогда было отгружено 375 000 т, сообщала «Роснефть». Идут ли поставки по второму контракту, а также сколько нефти было отгружено самой «Роснефти» с 2014 г., представитель компании говорить отказался.

Получить ответ от представителя PDVSA не удалось.

В Венесуэле крупнейшие в мире запасы нефти – 47 млрд т, говорится в отчете BP Statistical Review за прошлый год. Следующая – Саудовская Аравия (36,6 млрд т), запасы России – 15 млрд т. Правда, в Венесуэле больше всего тяжелой или сверхтяжелой нефти, отмечает аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. Сейчас Венесуэла добывает примерно 1,9 млн барр. нефти в сутки, следует из данных ОПЕК.

Потенциал для развития добычи в Венесуэле есть, запасы огромные и «Роснефть» пытается закрепиться в регионе, говорит Нестеров. Но сейчас это страна с исключительно высокими рисками, предупреждает он. Ожесточенное противостояние президента Венесуэлы Николаса Мадуро и парламента, а также катастрофическая ситуация в экономике страны заставляют кредиторов готовиться к ее дефолту, пишут в докладе «Как реструктурировать венесуэльский долг» специалист юридической фирмы Cleary Gottlieb Steen & Hamilton Ли Бьюкхейт и профессор американского Duke University Мит Гулати.

Конкистадоры

2008 «Роснефть» стала участником Национального нефтяного консорциума (ННК) с долей в 20%
2013–2015 «Роснефть» увеличила долю в ННК до 80%, за 6 млрд руб. купив 20% у «Сургутнефтегаза» и за 8,4 млрд 20% у «Лукойла»
2014 «Роснефть» купила 40% Petrovictoria S.A. за $440 млн
2016 увеличила долю в этом проекте до 60% за $500 млн
2016 еще $500 млн инвестировала в 23,3% Petromonagas (16,7% компании ей досталось от ТНК-BP)

По их оценке, долг Венесуэлы превышает $100 млрд, из них около $60 млрд приходятся на облигации правительства и PDVSA. По подсчетам инвестбанка Caracas Capital Markets, в этом году стране нужно погасить $5 млрд внешнего долга, в том числе $725 млн – в августе и $3,5 млрд по облигациям PDVSA – в октябре и ноябре. Но валютные резервы Венесуэлы сократились до $10 млрд. Причем, по данным S&P Global Ratings, ликвидных средств там лишь около $3 млрд, а остальное – золото, которое быстро продать сложно.

Доходность облигаций PDVSA с погашением в ноябре в пятницу составляла 96,7% годовых в долларах.

Кроме закупок нефти и продажи PDVSA своей нефти «Роснефть» владеет долями в нескольких совместных предприятиях в Венесуэле. Больше всего в экономику страны инвестировал Китай, говорит Нестеров. Страновые и политические риски Венесуэлы сейчас очень высокие, признает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Несколько лет назад Венесуэла национализировала активы ExxonMobil (позже американской компании удалось отсудить $1,6 млрд).

Доли в венесуэльских предприятиях «Роснефти» защищены по максимуму, уверен Нестеров. В случае чего тяжбы будут в международных судах, в залогах есть разнообразные активы, например танкеры с нефтью самой PDVSA, говорит он.

За несколько месяцев до событий на майдане 2014 г. Россия купила украинские облигации на $3 млрд, в итоге этот долг стал проблемным, напоминает директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова. Текущая ситуация выглядит так, будто компания выполняет не экономические, а политические инвестиции, навряд ли эти деньги окупятся или вернутся в полном объеме, рассуждает она. Но понять это можно – не слишком много в мире осталось стран, полностью поддерживающих Россию, иронизирует Акиндинова.