Бизнес
Бесплатный
Александра Терентьева|Виталий Петлевой

Госдепартамент дал «Северному потоку – 2» шанс на реализацию

Власти США разъяснили, как применять санкции в отношении российских трубопроводов

Американские санкции в отношении российских экспортных трубопроводов касаются лишь тех проектов, которые начались 2 августа 2017 г. или позже, говорится в материалах госдепартамента США, опубликованных 31 октября. Вероятно, это может позволить европейским компаниям Engie, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall принять участие в финансировании «Северного потока - 2».

Стоимость второй очереди «Северного потока» оценивается в 9,5 млрд евро. «Газпром» – единственный акционер Nord Stream 2 AG, которая строит этот трубопровод. В апреле 2017 г. «Газпром», Engie, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall подписали соглашение о модели финансирования стройки. Европейские компании обязались предоставить до 4,75 млрд евро в виде долгосрочных кредитов. Часть средств – $1,425 млрд (по $285 млн каждая) – партнеры обязались выделить в 2017 г. и успели сделать это еще до введения новых американских санкций. На ту же сумму «Газпром» докапитализировал Nord Stream 2 AG.

Однако 2 августа президент США Дональд Трамп подписал законопроект, который дает ему право вводить санкции в отношении того, кто разово инвестировал от $1 млн в строительство Россией экспортных трубопроводов или предоставил для этих целей оборудование, технологии и услуги. Сумма таких транзакций в течение года ограничена $5 млн. «Газпром» опасался, что это может задержать и даже «предотвратить завершение проектов группой». Среди таких проектов в проспекте названы трубопроводы «Северный поток – 2» и «Турецкий поток». «[Санкции] делают финансирование таких проектов, как «Северный поток – 2», практически невозможным», – говорил в сентябре гендиректор OMV Райнер Зееле. Отсутствие разъяснений минфина США, как будет применяться новый закон, создает неопределенность, которая не позволяет точно понять источники инвестиций, сетовал Зееле.

Сейчас госдепартамент поясняет, что санкции не должны ущемлять интересы европейских партнеров США и их планы диверсификации и либерализации энергетического рынка, а также поиска новых источников сырья и маршрутов доставки. Госдепартамент пояснил, что под ограничения не подпадают проекты, контракт на реализацию которых был подписан до 2 августа. Не подпадают под санкции и инвестиции, сделанные до этого периода. Что подразумевается под «подписанием контракта» - неясно. «Мы приветствуем, если компании обратятся в госдепартамент или министерство финансов за уточнениями и пояснениями, которые относятся к их конкретной ситуации», — прокомментировал этот вопрос РБК чиновник дипломатического ведомства на условиях анонимности.

Речь не идет о смягчении положений закона или изменении первоначальной позиции, а о разработке разумной интерпретации закона. Большинство положений санкционного закона разрабатывалось в конгрессе, а не в администрации, и многие его положения были сформулированы недостаточно четко и не допускали однозначной интерпретации, объясняет партнер Debevoise & Plimpton LLP Алан Карташкин. В результате были опасения, что некоторые положения могут быть интерпретированы максимально широко и агрессивно. Можно сказать, что наихудшие опасения не оправдались. Госдеп подчеркнул, что статья 232 - о санкциях в отношении российских экспортных трубопроводов - не является обязательной, и уточнил, что применение любых санкций в рамках данной статьи должно избегать нанесение вреда энергетической безопасности союзников США.

Госдеп пояснил, что основной целью применения статьи 232 закона будут проекты, начатые после 2 августа 2017, и определил дату начала проекта как дату подписания контракта по проекту, указывает Карташкин. Таким образом, можно сделать вывод, что проекты, законтрактованные до 2 августа, не должны стать объектом санкций по 232-й статье. В любом случае введение санкций в отношении европейских компаний по данной статье невозможно без координации со странами ЕС.

Эти разъяснения просто указывают, что закон обратной силы не имеет и уже инициированные проекты под него не подпадают, отмечает партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. Предыдущие санкции 2014-2015 гг. вводились отдельными указами президента и касались в большей массе действующих проектов, нынешний закон касается только будущих проектов, отмечает юрист. Так что уже начатый «Северный поток - 2» под него не подпадет, отмечает он.

«Текст госдепа является пояснениями к существующему законодательному акту и смягчением не является», - говорит Денис Перевезенцев из Moody's. Он отмечает, что госдеп декларирует необходимость координации действий с партнерами и союзниками США, а также исключает из-под действия закона экспортные трубопроводы третьих стран, проходящие через территорию России.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать