Как бывший банкир управляет крупнейшей золотодобывающей компанией мира

Выходец из Goldman Sachs Джон Торнтон улучшил результаты Barrick Gold, но ее акции дешевеют

Горнодобывающая отрасль известна своей цикличностью, поэтому наличие денег и терпения там обязательно. В плохие времена компании продают активы и закрывают шахты, а в хорошие — покупают все, что только могут.

Исполнительный председатель совета директоров Barrick Gold Джон Торнтон захотел переписать эти правила, когда возглавил крупнейшего в мире золотодобытчика в 2014 г. Экс-президент инвестбанка Goldman Sachs был новичком в отрасли, как и большинство нанятых им топ-менеджеров. Вместо того чтобы покупать, когда цены на сырье восстанавливались, он сокращал расходы и продавал активы.

Его план позволил сократить долг Barrick, но также привел к уменьшению ее добычи и запасов золота. Из-за сомнений инвесторов по поводу планов компании ее акции подешевели на 33% за последние 12 месяцев. При этом у ее главного конкурента Newmont Mining котировки акций сейчас в три с лишним раза выше, и некоторые инвесторы уверены, что уже в следующем году она отберет у Barrick статус крупнейшей золотодобывающей компании мира.

В прошлом году Barrick продала крупную долю в золотом руднике в Аргентине, одном из крупнейших в мире. «Нельзя заменить актив такого качества, – утверждает Пьер Ласонд, бывший зампред совета директоров Newmont. – Финансовая дисциплина важна, но если вы не инвестируете в разведку и покупку качественных золотых резервов, то ваш бизнес придет в забвение».

Торнтон управляет Barrick скорее как инвестор-активист. По его словам, большое влияние на него оказала книга Уильяма Торндайка «Правила лучших CEO. История и принципы работы восьми руководителей успешных компаний». Он раздал ее копии десяткам менеджеров Barrick, хотя ни одна из упомянутых в книге компаний не работает в горнодобывающем секторе. «[В книге] сказано, что все самые успешные компании в истории сосредоточились на свободном денежном потоке как на единственном самом важном показателе. Мы не считаем, что добыча золота заслуживает быть исключением из этого правила», – ответил Торнтон на вопросы The Wall Street Journal (WSJ).

Свободный денежный поток показывает, сколько денег генерирует бизнес после учета капитальных расходов. Если он будет низким или отрицательным, Barrick не сможет покупать активы, не увеличив при этом долг. Как отмечает Торнтон, компания недавно отказалась от покупки нескольких рудников, поскольку сделки не отвечали его инвестиционным критериям.

Благодаря сокращению расходов и отказу от наименее производительных рудников Торнтон снизил в два с лишним раза долг Barrick, равный примерно $13 млрд. Также компания получила $876 млн прибыли в прошлом году по сравнению с убытком в размере более $10 млрд в 2013 г. Но ее бизнес сильно уменьшился. Когда Торнтон возглавил Barrick, ей принадлежали крупные доли примерно в 30 рудниках, а сейчас их втрое меньше. Причем у некоторых из оставшихся рудников есть операционные проблемы или политические риски, а у других сокращаются запасы руды.

Золотодобыча Barrick сократилась более чем на 25% с 2013 г. до 5,32 млн унций в 2017 г., в то время как Newmont и другие конкуренты строили или инвестировали в новые шахты в последние годы. По прогнозам Barrick, в этом году ее добыча составит 4,5–5 млн унций. Она может значительно сократиться в ближайшие 10 лет, если Barrick не приобретет новые рудники или не увеличит инвестиции в нынешние, предупреждает аналитик Gabelli Gold Fund Крис Манчини.

Между тем издержки Barrick возросли, и свободный денежный поток, который так ценит Торнтон, стал отрицательным – минус $172 млн во II квартале. Торнтон признает, что акционеры хотят расширения бизнеса, и объясняет неудачи снижением добычи и перебоями в работе в Танзании и Аргентине: «Мы далеки от того, где хотим быть».

Торнтон обсуждал ряд стратегий с советом директоров, включая отказ от того, чтобы быть игроком мирового масштаба, и сосредоточение на операциях в США, говорят знакомые с ситуацией люди. По их словам, это может предполагать продажу наименее прибыльных золотых и медных рудников в разных странах и на континентах, в том числе в Австралии, Канаде, Африке и Южной Америке. Но различные вариации плана все еще обсуждаются.

Компанию в последние годы покинули несколько топ-менеджеров, имеющих богатый опыт в горнодобывающей отрасли. Ее президент Кельвин Душниски уйдет в конце августа. Его преемник еще не назван, а гендиректора у Barrick нет с 2014 г. Душниски отказался от комментариев.

Торнтон довольно поздно попал в горнодобывающий сектор. Он ушел с поста президента Goldman в 2003 г. после 23-летней карьеры в инвестбанке. Также он преподает в бизнес-школе университета Цинхуа, одного из ведущих в Китае. Его связи в этой стране привлекли внимание основателя Barrick, ныне покойного канадского магната Питера Мунка. Он пригласил Торнтона в 2011 г. в качестве члена консультативного совета. Через год Торнтон стал сопредседателем совета директоров вместе с Мунком.

Когда падение цен на золото в 2013 г. угрожало амбициозной стратегии Мунка, Торнтон использовал свой опыт инвестбанкира, пытаясь договориться о слиянии с Newmont. Две компании обсуждали объединение горнодобывающих активов в Северной Америке и Южной Америке и отделение наименее привлекательной собственности в отдельную компанию, говорят знакомые с ситуацией люди. Но, как они утверждают, резкий стиль ведения переговоров Торнтона усилил разногласия между компаниями. Несмотря на то что сделка сорвалась, он был назначен исполнительным председателем совета директоров Barrick, и перед ним была поставлена задача уменьшить размер погрязшей в долгах компании. Стоявшие перед ней проблемы были результатом «нехватки стратегической направленности, плохого размещения капитала и слабого управления», ответил WSJ Торнтон.

В команде Торнтона выходцы из Кремниевой долины, британской армии и специалисты по управлению активами. Лишь двое из 12 топ-менеджеров Barrick имеют опыт управления горнодобывающими операциями, что отражает решение Торнтона наделить большими полномочиями региональных менеджеров. Как утверждает Торнтон, он «одержим» поиском талантливых сотрудников и уверен, что специалисты из других отраслей необходимы для того, чтобы привнести современные методы в затратный и требующий много времени горнодобывающий бизнес. Два года назад он нанял специалиста по прямым инвестициям руководить корпоративными инвестициями, а в прошлом году – директора по цифровым технологиям, чтобы сокращать расходы с помощью высокотехнологичного анализа.

Торнтон также изменил план компенсации сотрудникам, позаимствовав его у партнерской модели Goldman. Теперь все 10 000 сотрудников Barrick являются ее акционерами, а самому Торнтону принадлежит более 2,7 млн акций. В попытке еще больше объединить интересы сотрудников и акционеров он призвал не использовать слово «сотрудник» в корпоративном общении, утверждает источник. Однако и сотрудники, и инвесторы стали свидетелями того, как акции Barrick подешевели на 37% за те четыре года, что Торнтон руководит компанией.

Перевел Алексей Невельский

Читать ещё
Preloader more