Статья опубликована в № 4615 от 24.07.2018 под заголовком: Дэвид Соломон: Позиции Goldman Sachs еще сильнее, чем 10 лет назад

Как Дэвид Соломон отказался управлять сетью казино и возглавил The Goldman Sachs Group

С 1 октября президент и главный операционный директор Goldman Sachs Дэвид Соломон станет гендиректором, а к концу года еще и председателем совета директоров
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Ллойд Бланкфейн, которому осталось работать два месяца, обеспечил выживание Goldman Sachs Group, проведя инвестбанк через финансовый кризис. Вопрос для нового лидера: как успешно богатеть в радикально изменившемся посткризисном мире?

Этот шаг можно считать символическим окончанием посткризисного периода для Goldman. Он также может ускорить идущий уже не первый год процесс превращения инвестбанка из закрытого и влиятельного финансового клуба в более гибкую, предприимчивую организацию.

Во время официального отбора Соломон показал себя человеком, умеющим выстраивать бизнес, и убедительно заявил, что фирме надо не медлить, не притормаживать на пути развития. Он не похож ни на ловкого трейдера, ни на представительного банкира в классическом понимании – ночами подрабатывает диджеем в танцклубах. Соломон пришел в банк в 1999 г., и это тот редкий для Goldman Sachs случай, когда человек со стороны сразу стал партнером. Затем почти вся его карьера прошла на управленческих должностях.

Он уже разработал план, как сделать фирму более организованной, решительной и открытой. Инсайдеры ожидают, что он навяжет корпоративную дисциплину, которую Goldman, десятилетиями существовавший как весьма слабо управляемое партнерство, усваивает с трудом. И одним из первых его шагов может стать требование к руководителям подразделений Goldman Sachs составить трехлетние операционные бюджеты.

Близким соратникам Соломон признавался, что, скорее всего, сократит легендарный управляющий комитет Goldman Sachs, численность которого выросла за последнее десятилетие, и даст больше власти руководителям, непосредственно управляющим бизнесом. Он создал команду для разработки стратегии, чтобы искать новые бизнес-идеи, а также приобретения на рынке (через сделки M&A), настоял, чтобы на высоких управленческих постах было больше женщин, а с 2019 г. планирует ввести день инвестора и приподнять завесу секретности, которая поддерживает миф о Goldman Sachs. Миф, который, впрочем, поизносился по мере того, как снижалась прибыль.

Недавно Соломон сказал топ-менеджерам: «Все карты на стол». До этого он выдержал 15-месячный кастинг на право стать преемником. Ему противостоял сопрезидент Goldman Sachs Харви Шварц, который, когда исход стал ясен, подал в отставку – это было в марте. Официальное заявление Goldman Sachs, опубликованное на прошлой неделе, формально закрепило договоренность, что Соломон берет контроль в свои руки на следующий день после ухода Бланкфейна, который намечен на 30 сентября.

При Бланкфейне Goldman Sachs стал доминировать на Уолл-стрит благодаря сочетанию трейдерского мастерства и политического влияния. Но в новом мире, возникшем после финансового кризиса, пришлось нелегко, и теперь группа идет в незнакомые области вроде потребительского и коммерческого банкинга, чтобы заместить упавшие доходы от трейдинга, которые вряд ли достигнут прежних высот.

Банкир-диджей
Банкир-диджей


Соломон вспоминает, что заинтересовался диджейством около семи лет назад. Он играет в элитных клубах и отелях в разных уголках США. В марте Соломон выступил на вечеринке отеля W в Майами. К посту в Instagram сделал подпись: «Начинаю играть на виниле! Старая школа, и много чему надо научиться, но очень круто!» CNBC отмечает, что он серьезно подходит к увлечению: в наши дни большинство диджеев используют компьютеры или цифровые пульты.

«Дэвид всегда считал, что широкий спектр увлечений помимо работы помогает балансу в жизни и способствует лучшей карьере, – объяснял пресс-секретарь Goldman Sachs The New York Times в прошлом году. – Он регулярно проповедует это молодым сотрудникам фирмы и стремится показать им пример».

Не ясно, получает ли Соломон гонорар за свои выступления, рассуждает CNBC. Но вряд ли он делает это ради денег: в среднем диджей зарабатывает $40 в час. Зарплата Соломона – $1,85 млн в год, а в начале января этого года он получил еще $10 млн акциями с ограничением продажи. Сайт This Is Money добавляет, что в декабре 2017 г. Goldman Sachs выплатил Соломону $17 млн бонуса.

Спокойные рынки в сочетании с жестким регулированием и изменившееся поведение клиентов создали проблемы с трейдингом для всех банков, но Goldman Sachs пострадал больше.

Подразделение Goldman Sachs по бумагам с фиксированной доходностью, которое покупает и продает корпоративные облигации, процентные и нефтяные свопы, когда-то наторговывало на $1 млрд каждые 10 дней или около того. В прошлом году для этого требовалось в среднем 10 недель.

В поисках новых источников прибыли Goldman Sachs стал с опозданием прорываться в такие секторы, как розничный банкинг и управление ликвидностью компаний, бросая вызов гигантам – JPMorgan Chase и Citigroup – на их же территории. К 2020 г. фирма собирается прибавить $5 млрд к ежегодной выручке, ей нужно показать, что она умеет выстраивать новый бизнес и достигать поставленных целей.

«В следующем году Goldman Sachs отпразднует 150-летие, 20 из которых он является публичной компанией. Финансовый кризис существенно изменил нашу индустрию, в итоге мы сконцентрировались на нашем балансе, на операционных процессах, и, по нашим ощущениям, позиции Goldman Sachs еще сильнее, чем 10 лет назад», – сказал Соломон в мае на конференции Bernstein Annual Strategic Decisions.

Впервые для Goldman Sachs сага о преемнике разыгрывается у всех на виду. Когда в 2006 г. Бланкфейн сменил Генри Полсона-младшего, который ушел министром финансов в администрацию Джорджа Буша, переход власти произошел быстро и без всякого драматизма. Еще раньше, когда в 1999 г. Полсон вырвал контроль у Джона Корзина, Goldman Sachs был все еще частной компанией (IPO было проведено позже в том же году. – «Ведомости»). А вообще на протяжении большей части истории банка власть принадлежала скорее партнерству, чем единственному лидеру.

В последнее время 63-летний Бланкфейн и 56-летний Соломон работали в соседних офисах со стеклянной стеной на 41-м этаже штаб-квартиры Goldman Sachs в Нью-Йорке. Бланкфейн в прошлом шутил, что намерен умереть за столом. Похоже, к передаче власти он относился противоречиво.

Этой весной на заседании управляющего комитета Бланкфейн высказался о статьях (включая мартовский выпуск WSJ), в которых говорилось о его планах уйти в отставку в этом году. «Мы как раз собираемся этим немного заняться», – заметил он по поводу внимания прессы, утверждают очевидцы. Затем гендиректор обратился к Соломону, который участвовал в собрании удаленно, из Саудовской Аравии, пошутив: «Но между прочим, Дэвид, может, тебе лучше остаться там».

Как Трамп помешал Бланкфейну

Преемника Бланкфейна начали активно искать после того, как в 2015 г. у него диагностировали лимфому, рассказывает CNBC. К октябрю 2016 г. он закончил курс химиотерапии и вылечился, но механизм наследования власти был уже запущен. Традиционно на пост гендиректора в компании назначается человек, занимающий должность президента. На этом посту, совмещая его с постом главного операционного директора, был Гэри Кон, считавшийся правой рукой Бланкфейна. Но все карты спутал Трамп. Кон не устоял перед предложением и в январе 2017 г. стал старшим помощником президента США по экономической политике и директором Национального экономического совета. Так началось соперничество Соломона и Шварца: оба были назначены сопрезидентами и главными операционными содиректорами Goldman Sachs. Двоевластие царило до марта этого года, пока Шварц не уволился.

Соломон пришел на Уолл-стрит в середине 1980-х и провел свои первые годы в мире мусорных долговых бумаг. (А раньше ему, например, нравилось организовывать поездки для друзей по колледжу – на лыжах в Вермонт или летом в съемный дом в Хамптоне (Вирджиния), где соседи по комнате, проснувшись, обнаруживали, что он косит газон.)

Потрудившись в Salomon Brothers и Bear Stearns, он стал партнером Goldman Sachs, в котором занялся построением бизнеса по работе с мусорными облигациями. Потом 10 лет возглавлял подразделение инвестбанкинга, превратив его из расслабленной тусовки внутрикорпоративной элиты в профессиональную силу, крупнейшую в своей сфере структуру по выручке на всей Уолл-стрит.

Соломон запомнился строгим правилом: бонус 5% худших сотрудников составлял ровно $0. А еще тем, что агрессивно отбирал акции Goldman Sachs у банкиров, которые уходили из группы, чтобы начать собственный бизнес. Он помог выстроить корпоративное кредитование и андеррайтинг долговых обязательств – этой рискованной сферы Goldman Sachs раньше старательно избегал, но в прошлом году она принесла рекордный доход.

В 2012 г. Соломон занимался организацией конференции для бизнесменов на Западном побережье. Goldman Sachs рассчитывал с ее помощью укрепить связи с перспективными стартапами. Уилл Макдоноу, тогдашний вице-президент Goldman Sachs, который сейчас возглавляет направление блокчейна, вспоминает одну из первых планерок: «Дэвид налетел как генерал, с рыком раздавая приказы и распределяя обязанности. Он увидел, что у идеи [конференции] есть перспективы, и привнес в нее свои жесткие правила и дисциплину. Помню, я был ошеломлен, но это сработало». Сейчас конференция Builders + Innovators Summit считается чуть ли не обязательной для посещения среди основателей стартапов и венчурных капиталистов и стала важным источником клиентов для инвестбанковского бизнеса Goldman Sachs.

В свободное время Соломон катается на горных лыжах в Аспене (элитный курорт в Колорадо. – «Ведомости»), наслаждается кайтсерфингом и крутит пластинки на берегу залива Бейкерс на Багамах, где у него дом. Под сценическим псевдонимом D-Sol он недавно выпустил на потоковом сервисе Spotify свой первый сингл – ремикс на песню Don’t Stop рок-группы Fleetwood Mac. Недавно на западной стороне Манхэттена открылся его третий нью-йоркский ресторан Legacy Records (первый расположился в бывшей студии звукозаписи. – «Ведомости»).

«Вечный двигатель», – отзывается о нем давний друг и гендиректор Hilton Worldwide Holdings Кристофер Нассетта.

Винные погреба Соломона

Соломон обожает горные лыжи, катаясь на чрезвычайно трудных трассах с маркировкой «двойной черный ромб», кайтсерфинг и коллекционирует редкие и дорогие вина. О его винотеке заговорили после того, как в январе 2017 г. личного помощника Соломона Николаса де-Мейера обвинили в краже $1,2 млн. Именно на столько он за три года якобы наворовал вина у босса.
Соломон даже в ресторан периодически ходит со своей бутылкой, не полагаясь на местных сомелье, писала New York Post. В 2010 г. он получил от Society of Bacchus America титул «Мистер гурман года». У него винные погреба на 1000 бутылок в резиденции в Манхэттене, рассказывает Bloomberg. В обязанности де-Мейера входило получать доставляемое ему в Манхэттен вино и перевозить его в Ист-Хэмптон (Нью-Йорк), где оборудован погреб побольше. В ноябре 2016 г. Соломон заметил, что некоторых бутылок нее хватает, уволил де-Мейера и написал заявление в полицию.
Подозревают, что де-Мейер перепродал сотни бутылок торговцу вином, найденному по интернету. Среди пропавшего – семь бутылок французской винодельни Domaine de la Romanee-Conti. Соломон отдал за них $133 650, т. е. почти $20 000 за бутылку. Для сравнения: в ноябре 2013 г. дюжина бутылок этого хозяйства на Christie’s International в Гонконге была продана по $40 000 за штуку – таким образом, был поставлен рекорд стоимости ящика вина. Разбирательство в суде продолжается, де-Мейер выпущен под залог.

СвернутьПрочитать полный текст

Бланкфейн оставляет Goldman Sachs в более устойчивом положении, чем принял сам, хотя за время его руководства фирма побывала практически на грани гибели. Goldman Sachs был на переднем крае бума деривативов, который посеял семена финансового кризиса. Но отделался испугом, избежав миллиардных потерь в отличие от конкурентов. Такая относительная удачливость вызвала нападки политиков и принесла Бланкфейну славу главного злодея финансового кризиса. Банкир потратил годы, пытаясь избавиться от этого ярлыка. Он отрастил бороду и завел аккаунт в Twitter. Goldman Sachs направил миллионы долларов на спонсирование женщин-предпринимателей и мелкого бизнеса, отчасти чтобы вернуть доброе имя и благосклонность Вашингтона. Ранее в этом году фирма начала выкладывать на стриминговом сервисе Hulu серию видеороликов Talks At Gs, в которых ее топ-менеджеры интервьюируют знаменитостей и бизнес-лидеров, например гендиректора General Motors Мэри Барру и футболиста Дэвида Бекхэма.

Соломон не был очевидным кандидатом на смену Бланкфейну. Источники в Goldman отдавали предпочтение Шварцу, который двигался по карьерной лестнице по стопам Бланкфейна в подразделении трейдинга и четыре года проработал главным финансовым директором, изучая другие бизнесы и общаясь с инвесторами и регуляторами. Но Соломон, хотя и боролся 15 месяцев с Шварцем за высокий пост, говорил близким коллегам, что уверен в проигрыше Шварца.

Раньше Соломон раздумывал об уходе из Goldman Sachs, но в 2014 г. отказался от предложения управлять империей казино Sheldon Adelson. Позже он пытался получить руководящий пост в инвестфонде Texas Pacific Group.

Его долготерпение окупилось с лихвой – теперь он займет одну из самых желанных вакансий в мире финансов. Несмотря на все проблемы Goldman Sachs, компания остается символом мощи на Уолл-стрит, и мнение мужчины, возглавляющего ее (еще не было ни одной женщины-гендиректора), имеет серьезный вес в отрасли.

Соломон не терял времени и переосмыслил некоторые из старейших традиций фирмы.

Крупные компании, включая JPMorgan и Wal-Мart, проводят ежегодные дни инвестора, когда акционеры и аналитики узнают последние новости и встречаются с руководством. У Goldman Sachs такого отродясь не было. Соломон попросил руководителей запланировать одно такое мероприятие, возможно, уже в следующем году, рассказывают источники. Головные подразделения Goldman обычно готовят бюджеты на год. Соломон хочет получить планы доходов и расходов, найма сотрудников и работы с клиентами на три года вперед, продолжают инсайдеры.

The Goldman Sachs Group, Inc.
The Goldman Sachs Group, Inc.

Инвестиционный банк
Акционеры (данные компании на 5 марта 2018 г.): почти все акции в свободном обращении, крупнейшие инвесторы – Blackrock (6,26%), The Vanguard Group (6,25%), State Street Corp. (6,14%).
Капитализация – $87,5 млрд.
Финансовые показатели (2017 г.):
активы – $916,8 млрд,
выручка – $32,1 млрд,
чистая прибыль – $3,7 млрд.

В 1848 г. Маркус Голдман оставил преподавательскую деятельность и переехал в Америку. В течение многих лет он работал лавочником, а в 1869 г. переехал в Нью-Йорк и начал торговать ценными бумагами. В 1882 г. к нему присоединился его зять Самуэль Сакс. Так был основан инвестбанк Goldman Sachs, в настоящее время предоставляющий услуги в сфере управления инвестициями корпорациям, финансовым институтам, правительствам ряда государств и частным лицам. В России работает через ООО «Голдман Сакс банк» и ООО «Голдман Сакс».

Обсуждает он и изменения во влиятельном управляющем комитете Goldman Sachs. Тот собирается по понедельникам, утром, это пережиток тех дней, когда Goldman Sachs был частной фирмой и небольшая группа партнеров договаривалась о стратегии. Но в последние 10 лет комитет разросся: раньше было менее дюжины руководителей, каждый из которых возглавлял крупное направление бизнеса, теперь их более 30. Около трети членов комитета не отвечают за подразделение или регион, приносящие выручку. Критики говорят, что Бланкфейн использовал комитет скорее для ублажения собственного эго и возможности посылать сигналы подчиненным и регуляторам, нежели для реального управления повседневным бизнесом. (Представитель Goldman Sachs отказался предоставить комментарии Бланкфейна или связать с ним.)

Соломон обсудил вопрос о сокращении состава комитета или создании небольшой группы топ-менеджеров, которая будет встречаться отдельно, сообщают источники. Руководители подразделений, не связанных с получением дохода, таких как отдел кадров или юристы, могут быть переведены в более многочисленный, но обладающий меньшей властью комитет.

Это можно рассматривать как отголосок изменений, которые Соломон провел, когда руководил инвестиционно-банковским подразделением. Раздраженный тем, насколько громоздкой и неуклюжей оказалась управляющая структура, он создал меньший по размеру мозговой центр из топ-менеджеров, чем задел чье-то эго, но ускорил принятие решений.

А когда обсуждается выбор новых партнеров в 2018 г., Соломон ратует за то, чтобы их было назначено меньше – почти наверняка менее сотни. Причем среди них должно быть побольше банкиров, трейдеров и других представителей приносящих деньги подразделений и поменьше выходцев из функциональных служб, включая комплаенс и операционную службу, говорят знакомые с ходом обсуждения источники.

Соломон озаботился гендерным составом кадров, особенно представительством женщин на руководящих постах Goldman Sachs. Среди выпускников, которые этой осенью придут на работу в Goldman Sachs, женщин 48%, фирма поставила цель к 2021 г. добиться паритета. Прошлой осенью Соломон настоял на выдвижении кандидатуры Бет Хэммак на пост главы казначейства, невзирая на возражения Бланкфейна. Тот уверял, что Хэммак куда больше пользы приносит в трейдинге, где она была одной из немногих высокопоставленных женщин, рассказывают источники. Соломон в ответ доказывал, что ее продвижение даст четкий сигнал, что Goldman Sachs серьезно относится к устранению гендерного неравенства среди руководства.

Перевел Антон Осипов

Читать ещё
Preloader more