Статья опубликована в № 4636 от 22.08.2018 под заголовком: Самолеты не покупать

Российские авиакомпании больше не хотят брать самолеты в собственность

Utair последней из крупных перевозчиков переходит к аренде судов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Сейчас в парке у Utair 66 самолетов. Но лишь один – Boeing 737-800, пополнивший флот в этом году, – находится в операционном лизинге. Это значит, что по истечении срока контракта перевозчик вернет лайнер лизинговой компании. Об этом рассказал «Ведомостям» президент «Utair – пассажирские авиалинии» Павел Пермяков. Остальные 65 судов находятся в финансовом лизинге, по истечении срока которого станут собственностью Utair.

В 2019–2025 гг. Utair будет масштабно обновлять флот. Компания готовится получать по пять новых самолетов ежегодно и параллельно выводить из эксплуатации нынешнюю основу парка – Boeing 737-500. У компании 32 таких самолета. Их возраст колеблется в пределах 24–28 лет, тогда как у остальных лайнеров составляет в среднем 20, рассказал Пермяков. Все без исключения новые самолеты будут браться в операционный лизинг. Так, в следующем году придут два Boeing 737-800 и три Boeing 737 МАХ 8 (новейшая ремоторизированная модель).

Все 32 Boeing 737-500 уже в этом и 2019 г. полностью перейдут в собственность Utair, говорит Пермяков. Суда будут проданы, на них есть претенденты и в России, и за рубежом, продолжает Пермяков. В августе Utair уже выставила на продажу пять таких судов по $300 000 за штуку – правда, без двигателей.

Шесть Boeing 737-400 перейдут в собственность Utair в 2019 г., девять Boeing 737-800 – в разные годы, но все эти суда менее возрастные, чем 500-е модели, поэтому авиакомпания планирует продолжить их эксплуатацию. 15 ATR 72 – это вообще самый молодой региональный парк на российском рынке: 2011–2012 годы производства. В собственность Utair они перейдут в 2027 г. и останутся в парке авиакомпании, рассказал Пермяков.

«Финансовый лизинг – это, по сути, кредитование банком покупки самолета», – указывает Пермяков. Он предполагает принятие авиакомпанией на себя долгосрочных рисков возможного падения рынка, продолжает топ-менеджер, но у компании сейчас осторожная модель развития. «В 2014 г. мы пытались радикально быстро заменить парк на абсолютно новый и емкий, но это совпало с макроэкономическим кризисом в стране, – напоминает Пермяков. – Мы извлекли урок – обновление парка нужно делать с учетом макроэкономических прогнозов».

На начало августа в парке группы «Аэрофлот» было 310 самолетов в операционном и лишь 36 судов в финансовом лизинге, сообщил представитель «Аэрофлота». В конце 2012 г. количество лайнеров в собственности и финансовом лизинге было существенно больше – 81, или 35% парка. У второго и третьего крупнейших перевозчиков – S7 Group и «Уральских авиалиний» все их лайнеры (88 и 47) в операционном лизинге, говорят их представители. Ранее обе авиакомпании брали суда и в финансовый лизинг.

«Россия ратифицировала Кейптаунскую конвенцию, которая защищает права владельцев самолетов (в данном случае лизинговых компаний), только в 2013 г., до этого иностранные компании российским перевозчикам суда в операционный лизинг предпочитали не давать», – объясняет смену моделей гендиректор консалтинговой компании Infomost Борис Рыбак.

«Операционный лизинг позволяет авиакомпаниям гибче управлять флотом и реагировать на колебания рынка, – говорит ведущий эксперт Центра инфраструктурных проектов Андрей Крамаренко. – И финансовый лизинг дороже». «В последние годы операционный лизинг для российских авиакомпаний обычно дешевле финансового, – согласен партнер Bain & Company Андрей Панов. – Крупные международные лизинговые компании имеют доступ к дешевому финансированию, российским авиакомпаниям кредиты, которые они могли бы направить на финансовый лизинг, обходятся значительно дороже». Поэтому даже с учетом остаточной стоимости самолета, который перешел бы в собственность авиакомпании, финансовый лизинг невыгоден, добавляет эксперт.

«Главный фактор – операционный лизинг позволяет снизить риски и гибче управлять флотом, тем более рынок авиаперевозок в России очень волатильный», – говорит менеджер крупной авиакомпании.

Впрочем, представитель «Аэрофлота» оговаривается, что планов по полному переходу на операционный (как и финансовый) лизинг у компании нет. «Решение о выборе формы лизинга принимается в зависимости от конъюнктуры рынка, наличия самолетов у поставщиков, сроков поставки, а также в результате сравнения коммерческих предложений лизинговых компаний и банков, – рассказывает он. – Преобладание операционного лизинга над финансовым объясняется более выгодными условиями».

«Аэрофлот» действительно мог бы продолжать использовать и финансовый лизинг. А потом, получая самолеты в собственность, продавать их, продолжает Крамаренко. Суда после «Аэрофлота» находятся в хорошем техническом состоянии, сейчас он продает Airbus 319/321, их берут приличные перевозчики, говорит эксперт. У компании на конец марта было таких 19 судов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more