Статья опубликована в № 4728 от 09.01.2019 под заголовком: Заработать на протестах

Государство может оплатить протест против автоматического весогабаритного контроля

Это одно из условий создания новой системы
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Нет побору Ротенберга» – такими наклейками украшали машины дальнобойщики в начале 2017 г., когда перекрывали трассы, протестуя против введения системы «Платон». Соглашение о создании системы автоматического весогабаритного контроля на федеральных трассах (сбора с перегруженных грузовиков) защитит ее потенциального оператора – компанию «РТ-инвест транспортные системы» (РТИТС) от проблем, связанных с подобными выступлениями. Сейчас 23,5% РТИТС в собственности у Игоря Ротенберга (сын Аркадия), 50% – у «РТ-инвеста», 19% у Андрея Шипелова, 7,5% – у Антона Замкова.

Если вблизи пунктов системы весогабаритного контроля будут проводиться митинги, демонстрации, собрания, шествия, даже санкционированные, но препятствующие строительству или работе системы, и они повлекут дополнительные расходы оператора, государство обязуется эти расходы компенсировать, сказано в проекте концессионного соглашения (опубликован 28 декабря на сайте torgi.gov.ru). В расчет убытков для выплаты можно включать не только уже понесенные убытки, но и те, что оператор системы ожидает понести.

Государство подождет других претендентов помимо РТИТС 45 дней, до 12 февраля. Если появятся, будет конкурс, если нет – соглашение будет подписано на текущих условиях.

Правда, простой в работе весов не влияет на выручку оператора: ее он получит не от дальнобойщиков, а из бюджета – за создание и обслуживание системы по 8,64 млрд руб. без НДС в год в течение 11,5 года; всего государство заплатит создателям системы 118,45 млрд руб. (с НДС). Это почти те же деньги, что были в первоначальной заявке – 121,5 млрд руб. Платеж может быть уменьшен на размер штрафов, если накладки произойдут по вине концессионера. Из 100 нарушителей система должна выявлять 75, следует из приложения к соглашению.

Соглашение предусматривает большой список особых обстоятельств, из-за которых инвестор сможет требовать дополнительных платежей от государства: в случае роста инфляции на 50% выше прогноза, роста сметы более чем на 10% и т. д.

Государство еще и позволит оператору этой системы использовать созданное имущество (оно остается в госсобственности) для любых целей, включая коммерческие.

Как правило, в проектах с платой концедента такого условия не бывает, так как, если есть возможность заработать, это должно уменьшать плату концедента, замечает участник рынка концессионных сделок. Нет и стандартного требования согласовывать ключевых подрядчиков – тем самым государство теряет контроль за тем, как именно проект реализовывается, удивляется он. А если концессионеру удалось привлечь более дешевое финансирование, например кредитное, государство может снизить платеж – обычно выигрыш государство и инвестор делят поровну, но в этом соглашении ничего похожего нет.

На федеральных дорогах сейчас работают 28 пунктов весогабаритного контроля, а после создания системы их количество увеличится до 387 к 2024 г. По заявке 88 таких пунктов будут построены при доработке действующих рамок госсистемы «Платон», сообщал Минтранс.

Защищен инвестор и на случай расторжения соглашения. Государство берет на себя больший размер компенсации, чем в других подобных концессионных соглашениях, констатирует директор PwC Сергей Лузан: даже если проект не пойдет, концессионер может понести затраты на 2 млрд руб. и получить от государства компенсацию. Такие условия в концессиях возможны, но, как правило, государство оплачивает только те расходы, которые с ним были заранее детально согласованы, и с дисконтом, знает он.

С требованием расторгнуть концессионное соглашение по системе взимания платы «Платон» протестующие как раз и выступали в 2017 г. Протестные требования в связи с появлением системы весогабаритного контроля дальнобойщики готовятся выдвинуть уже в феврале, сообщил координатор протестной активности водителей магистральных большегрузных автомобилей Андрей Бажутин: «Идет серьезное обсуждение». Обсуждение идет, подтверждает и председатель профсоюза водителей-дальнобойщиков Александр Котов, но сроков начала протестов не называет. Он говорит, что перевозчикам бы хотелось, чтобы ответственность за перегруз машины несли грузоотправители.

Если придется платить за проезд перегруженной машины через несколько рамок, небольшая транспортная компания может просто разориться – но разорится она и в том случае, если не отправит машину с перегрузом, объясняет руководитель крупной логистической компании: грузоотправитель наймет другого перевозчика.

По данным ассоциации РАДОР (их приводит Минтранс), перегруженные фуры наносят вред трассам на 2,6 трлн руб. в год. По статистике, проблем с федеральными дорогами уже нет: они фактически вышли на плановые межремонтные сроки. Но президент поручил привести в порядок региональные дороги – а там порядка пока нет.

Работой уже существующих весов опрошенные «Ведомостями» дальнобойщики и представители ассоциаций недовольны. По сравнению с «Платоном» весогабаритный контроль имеет еще массу недостатков, говорит Бажутин: например, на точность весов сильно влияют климатические условия. Кроме того, продолжает он, при проезде весов водитель не видит, есть ли перегруз, и если через какое-то время получает письмо со штрафом от 100 000 до 500 000 руб., оно для него становится неожиданностью. При неоплате штрафа перевозчика ждет блокировка счета. «Получается, как и с «Платоном»: не важно, едешь ты порожняком или груженый, – плати, есть перегруз или нет, раз насчитали, то уже виноват, а оспорить штраф невозможно, и эта вся ситуация окажет давление на самозанятых перевозчиков, так что, скорее всего, будут и митинги, и шествия, – сетует Бажутин. – Но вряд ли мы будем стоять возле рамок где-нибудь в Ярославской области, когда решение принимают федеральные власти». Основная масса грузов перевозится автотранспортом – так что в конечном итоге вся эта новая нагрузка ляжет на всех потребителей, уверен Котов.

Состояние общественного мнения сейчас таково, что рвануть может где угодно, считает политолог Аббас Галлямов: любое действие, которое будет сочтено несправедливым, способно привести к всплеску протеста. Дальнобойщики уже показали готовность к борьбе и способность к координации, замечает Галлямов, причем сделали это в ситуации, когда общественное мнение в целом было настроено по отношению к режиму гораздо более лояльно. Так что шансы на новые протесты в этой среде велики, резюмирует он. Представители Минтранса и РТИТС сообщили, что условия соглашения стандартные.

Читать ещё
Preloader more