Ослабление рубля помогло «Роснефти» наполнить бюджет

Одно из крупнейших месторождений компании не принесло бы без этого в бюджет дополнительные 68 млрд рублей
Самотлорское месторождение сильно выиграло, получив льготы  /Валерий Лукьянов / PhotoXpress

«Мы довольны», – был лаконичен в начале октября 2019 г. директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексей Сазанов, отвечая на вопрос о предоставлении налогового вычета для Самотлора. Компания получила налоговый вычет в 2017 г. для обводненного более чем на 95% месторождения Самотлор. До 2027 г. компания сможет сэкономить на НДПИ 350 млрд руб., постановило правительство. В обмен «Роснефть» обязалась увеличить инвестиции в разработку месторождения.

«Ведомости» выяснили, какой дополнительный доход дали бюджету в 2018 г. льготы, предоставленные «Роснефти». Компания с Самотлорского месторождения заплатила в федеральную казну на 68 млрд руб. больше, чем в 2017 г., ответил представитель Минфина на вопрос «Ведомостей», но не сказал, сколько было в 2017 г. На 38 млрд увеличились поступления от экспортной пошлины, еще 30 млрд руб. дал рост НДПИ, перечислил он.

Но ключевую роль в увеличении доходов бюджета от Самотлорского месторождения сыграли ослабление рубля (доллар подорожал с 58,3 до 62,6 руб.) и рост цен на нефть (баррель подорожал с $53 до $70), объяснил Минфин: эти два фактора позволили увеличить доходы от НДПИ и экспортной пошлины на 99 млрд руб., 32,1 млрд бюджет потерял из-за льгот. Изменение добычи на Самотлоре принесло в бюджет дополнительно 1,5 млрд руб. за 2018 г., констатировал представитель Минфина.

За январь – сентябрь 2019 г. рост доходов бюджета в сравнении с тем же периодом 2017 г. составил 38,7 млрд руб. (27,8 млрд дал НДПИ, остальное – экспортная пошлина). Как и в 2018 г., изменение цен на нефть и ослабление рубля больше всего повлияли на поступления в бюджет – плюс 64 млрд, льгота обошлась федеральной казне в 26,3 млрд, а изменение добычи принесло дополнительно 2,5 млрд руб., сообщает Минфин.

«Бюджет России увидел положительный нетто-эффект от финансовых стимулов для обводненного месторождения нефти Самотлор, – говорил на прошлой неделе первый вице-президент «Роснефти» Павел Федоров. – Мы вышли на стабильную добычу на месторождении». По словам Федорова, компания и дальше рассчитывает на положительный эффект от льгот как для «Роснефти», так и для бюджета: «Такая ситуация сложилась и на Самотлоре, и такая же будет на Приобском месторождении, и предлагаем на других месторождениях». На Приобском месторождении (обводненность тоже выше 90%) компания получила на 460 млрд руб. льгот на 10 лет.

Представитель «Роснефти» отказался от комментариев. Собеседник, близкий к компании, напоминает, что с 2008 по 2017 г. добыча нефти на Самотлорском месторождении падала в среднем на 5% в год. По отчетности «Роснефти» в начале 2014 г. на Самотлоре добывалось 5,6 млн т за квартал, а в начале 2017 г. – 4,75 млн т.

«На самом деле «Роснефть» меньше всех получает льгот в нашей нефтегазовой отрасли. Если считать экспортные льготы, то это всего 3% от общего объема. Значительно больше – под 30% – получает «Газпром нефть», их догоняет «Лукойл» и даже «Сургутнефтегаз». <...> Почему я не должен ставить вопрос об одинаковом отношении ко всем компаниям?» «Интерфакс», 04.06.2019

Игорь Сечин
главный исполнительный директор «Роснефти»

«Прямые потери бюджета, связанные с сокращением добычи на Самотлоре, составили с 2008 по 2017 г. уже более 150 млрд руб., – заверяет собеседник, близкий к «Роснефти». – Без государственной поддержки дальнейшее падение добычи нефти на месторождении было неизбежно». Льготы позволили «Роснефти» не только увеличить в 2018 г. отчисления в бюджет по НДПИ (37 млрд руб.) и экспортной пошлине (24 млрд), но и обеспечить рост налога на прибыль, на имущество и дивидендные выплаты – на 23 млрд. Всего в 2018 г. государство получило дополнительно 49 млрд (в сравнении с 2017 г.) – и это за вычетом 35 млрд руб. льгот.

«Когда даются любые льготы, государство рассчитывает, что увеличение налогооблагаемой базы компенсирует выпадающие доходы, – говорит Александра Суслина из Экономической экспертной группы. – У нефтяников налоговая нагрузка зависит от цены на нефть и курса рубля. Отсюда и стремительный рост. Обычно же льготы приводят на начальном этапе к недобору в бюджет». Но поступило бы в бюджет еще больше средств за счет НДПИ и экспортной пошлины, если бы не было льгот, – неочевидно, заключает она.

Государство балансирует между двумя вариантами развития: реинвестированием средств от нефтяной отрасли в другие секторы, т. е. диверсификацией экономики, и максимизацией прибыли нефтяной отрасли для наполнения бюджета, считает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. «Последний выбор означает: страна признает, что не сможет встроиться в мировую экономику как несырьевой производитель, и ей нужно до конца использовать сырьевое преимущество. Выбор реинвестирования прибыли в другие секторы тоже неочевиден, можно и не получить ничего», – заключает она.