Кто будет управлять Boeing

Пост гендиректора и президента 13 января официально занял Дэвид Кэлхун, до этого он работал в совете директоров
Гендиректор и президент Boeing Дэвид Кэлхун /Bloomberg / Getty Images

Кэлхун принимает руководство Boeing не в лучшие для компании времена. Два крушения 737 Max (в октябре 2018 г. и в марте 2019 г.) вынудили регуляторов по всему миру запретить полеты самолета. В декабре космический корабль Starliner не смог добраться до МКС. В том же месяце неожиданный удар нанесла Boeing австралийская компания Qantas Airways. Два года она выбирала, чьи самолеты будут выполнять самые длительные прямые перелеты в мире – более 19 часов – из Сиднея в Нью-Йорк и Лондон. Тестовые полеты совершил Boeing 787 Dreamliner. А контракт в итоге ушел главному конкуренту американцев – Airbus. Эти и другие неприятности стоили Boeing миллиардов долларов, а сотрудникам – бонусов за 2019 г.

Новый год тоже начался с плохих новостей. Хотя рухнувший в Иране Boeing и был сбит ракетой, все равно у людей останется в памяти связанная с этим брендом трагедия.

Ошибка Мюленбурга

А казалось, все шло хорошо. Прежний гендиректор Boeing Деннис Мюленбург заступил на пост в июле 2015 г. При нем котировки акций выросли втрое (вплоть до мартовской 2019 г. катастрофы с 737 Max): компания увеличила производство лайнеров и вернула внушительную часть прибыли акционерам через обратный выкуп и дивиденды.

The Boeing Company

Авиастроительный концерн
Акционеры (данные Refinitiv): почти все акции в свободном обращении, крупнейшие инвесторы – Vanguard Group (7,21%), T. Rowe Price Associates (7,04%).
Капитализация – $188,7 млрд.
Финансовые показатели (девять месяцев 2019 г.):
выручка – $58,6 млрд,
чистая прибыль – $374 млн.
Отгрузки техники (девять месяцев 2019 г.): 301 коммерческий лайнер, 173 единицы военной техники и один спутник. В 2018 г.: 806 коммерческих лайнеров, 96 единиц военной техники и два спутника.

Однако Мюленбург, инженер по образованию, полагался на технические данные и советы юристов, но не очень хорошо владел дипломатией, считает The Wall Street Journal (WSJ). Это его и подвело, когда начались неприятности. Сначала он дал понять, что в крушении 737 Max виноваты иностранные пилоты и техники. Потом протянул несколько месяцев, прежде чем встретиться с родственниками погибших. Его объяснения о причинах катастроф не удовлетворили ни чиновников, ни широкую публику. Теперь конгрессмены раскручивают тему, что инженеры и пилоты предупреждали о проблемах с программным обеспечением самолета, но менеджмент компании давил на них, требуя молчания. Мюленбург вызвал недовольство FAA (Федеральное управление гражданской авиации США), во всеуслышание заявляя, что регулятор вот-вот разрешит полеты 737 Max. Отношения ухудшились настолько, что в начале декабря глава FAA Стивен Диксон публично заявил: Boeing не способен своевременно предоставлять полные данные о своем программном обеспечении.

737 Max был самой продаваемой моделью авиапроизводителя. В прошлом году Boeing планировал поставить клиентам более 900 самолетов, из которых 600 – 737 Max. А поставил, по данным WSJ, менее 400, впервые с 2011 г. уступив лидерство Airbus, сумевшей передать покупателям 863 самолета.

В конце года Boeing оценил потери из-за компенсаций авиакомпаниям и срыва графика производства 737 Max минимум в $9 млрд, но опрошенные американской газетой The Morning Call аналитики считают, что цифра сильно занижена.

Вышла неувязка и с космическим аппаратом Starliner. Только он отправился в полет к МКС, как Мюленбург написал в Twitter горячие поздравления создавшим Starliner инженерам. Вслед за этим вышла новость, что из-за ошибок программного обеспечения до МКС аппарат не долетит.

22 декабря совет директоров Boeing обсудил по видеосвязи с Мюленбургом ряд технических вопросов. А потом, уже без гендиректора, решил его судьбу. О своей отставке Мюленбург в тот же вечер узнал от Кэлхуна, уже 10 лет входящего в совет директоров, и еще одного коллеги. Он был явно недоволен, но сохранил полное спокойствие, сообщают источники WSJ.

Пять других проблем Boeing

Кроме проблемы с 737 Max и Starliner Кэлхуну еще предстоит решить важные, хотя и не столь общеизвестные проблемы, пишет WSJ.
Переориентировать корпоративную культуру с сокращения затрат, которое явно чрезмерно, на контроль качества.
Дать толчок разработке нового среднемагистрального самолета. Пока Boeing со своим 737-м не слишком конкурентоспособен в этом сегменте.
Завершить покупку подразделения коммерческих самолетов у Embraer. Она специализируется на узкофюзеляжных региональных самолетах, конкурентах Cseries (Bombardier и Airbus) и Sukhoi Superjet. Но антимонопольные власти ЕС никак не согласуют сделку, требуя от Boeing предоставить множество данных за короткое время.
Начать поставку клиентам широкофюзеляжного Boeing 777X в 2021 г. Его испытания должны были пройти летом прошлого года, но из-за проблем с двигателями производства GE перенеслись на начало этого года.
Решить вопросы качества нового военного самолета-заправщика KC-46 Pegasus. Первый такой самолет ВВС США получили ровно год назад. Его передача не раз откладывалась из-за многочисленных недоработок и претензий к качеству сборки. Попутно минобороны США жаловалось на то, что у новых машин внутри посторонние предметы, от мусора до инструментов и болтов. Летом выяснилось, что усилие, необходимое для присоединения-отсоединения заправочной штанги, выше заявленного в документации. В результате легким самолетам, таким как истребитель F-16, приходится буквально наскакивать на нее, чтобы сработал контакт.

Что говорят о Кэлхуне

Кэлхун по образованию бухгалтер. Он уже дал понять, что его политика будет отличаться от той, что проводил предшественник. Как минимум, он не собирается торопить авиавласти с решением по 737 Max. Также компания согласилась на дополнительную подготовку пилотов этих самолетов на симуляторах, хотя прежде была против, настаивая, что достаточно подготовки с помощью компьютерных программ.

«Кэлхун – отличный выбор. Пусть он не инженер, но знает, как ими управлять. Перед Boeing стоит не техническая проблема. Речь о том, чтобы убедить власти, потом авиакомпании, а потом путешественников [в безопасности лайнера]», – сказал Financial Times (FT) топ-менеджер из авиаиндустрии, давно знающий Кэлхуна.

Кэлхуна называют умным, прагматичным и дисциплинированным менеджером, крайне нетерпимым к тем подчиненным, которые не достигают целей. «Он решительный, он любит серьезные вызовы. У него есть только «да» и «нет» – он не парень «может быть», – рассказал WSJ его бывший босс, гендиректор GE (1981–2001) Джек Уэлч. Сотрудники признают, что Кэлхун может быть самоуверенным и резким. Но не считает себя непогрешимым и готов обсуждать свои решения.

Бывший председатель и гендиректор Boeing (2005–2015) Джеймс Макнерни хвалил Кэлхуна: «Он часто ценит чужое мнение больше своего и хорошо синтезирует чужие мысли».

Начало карьеры

Дэвид Кэлхун родился 18 апреля 1957 г. в Пенсильвании. Вопрос, куда пойти учиться, не стоял: еще его прадед в 1910 г. закончил Политехнический университет Виргинии, положив начало семейной традиции. В 1979 г. Кэлхун получил там диплом бухгалтера.

«Дэвид был очень умным, очень популярным и общительным», – вспоминал однокурсник Кэлхуна. Он был капитаном университетской баскетбольной команды и хорошим игроком в гольф. Тренеры слегка взгрустнули, когда Кэлхун предпочел спорту жизнь обычного менеджера. Предложений о работе у Кэлхуна было два. Одно от GE, другое от похожего на него размерами и разнообразием бизнес-направлений холдинга Westinghouse. Но офис первого был на востоке штата Пенсильвания, неподалеку от родных мест, а второго – на западе того же штата. Кэлхун не захотел отрываться от дома и зоны комфорта и выбрал GE. Но в конце концов беспокойный характер лишил его и комфорта, и близости к дому.

В 1981 г. Кэлхун окончил двухлетние корпоративные курсы аудита в GE и стал штатным сотрудником. «В то время я не видел дальше собственного носа. Не мог даже вообразить себя вице-председателем GE», – говорил он Virginia Tech Magazine. Немного поработав, Кэлхун осознал, что ему не хватает реального опыта работы с клиентами. «Этот недостаток вызывал у меня огромное беспокойство, особенно в свете желания моего босса быстро продвигать меня в бизнес-лидеры, – рассказывал он в речи перед студентами родного вуза в 2005 г. – Поэтому, вопреки советам начальника и несмотря на понижение в должности, я перешел в отдел продаж. Никогда не делал лучшего карьерного шага в жизни. Моя уверенность выросла, а беспокойство уменьшилось».

Зато беспокоить его стало другое. «Я стал завидовать смелости и находчивости руководителей GE, которые годами работали в развивающихся странах <...> со странными языками, иными практиками ведения бизнеса, другими дедлайнами и способами достижения цели. Я убедил свою семью и уехал работать в Азию. Столкнулся там с полной неизвестностью, наделал ошибок, но в итоге стал лучше – как и моя семья». Из той авантюры Кэлхун сделал выводы и с тех пор на каждом новом месте первым делом перетряхивает управляющую команду так, чтобы в нее вошли люди, разные во всех отношениях – от возраста до профессионального опыта. Даже в благотворительности он исповедует тот же подход: один из его грантов для родного Политеха Виргинии предусматривает стипендию в $1000 для студентов из социальных групп, слабо представленных в вузе.

Как жить с большой семьей

Первые годы Кэлхун проводил на работе 12–14 часов в день шесть дней в неделю, пытаясь стать эффективнее всех в офисе. Потом судьба столкнула его с начальником по имени Ларри Боссиди, известным топ-менеджером GE. У того было девять детей. «Он приходил на работу в разумное время и уходил так, чтобы успеть на ужин или на мероприятия своих детей. Даже если была вероятность, что он понадобится самому [гендиректору GE] Джеку Уэлчу, – вспоминал Кэлхун. – Но если бы вы спросили лидеров GE <...> они заверили бы, что Ларри делает больше, чем кто-либо другой».

Боссиди научил Кэлхуна, как найти баланс между личным и рабочим. Теперь работа не мешала ему уделять время четверым детям: «Мой отец пожертвовал бы почти любым временем, чтобы сэкономить доллар. Я, наоборот, потрачу почти любую сумму, чтобы сэкономить минуту. Мне очень повезло, что я рано усвоил этот жизненно важный урок». А еще Кэлхун находил время на бег, баскетбол, лыжи и гольф. Уэлч в своих мемуарах называет Кэлхуна ярким, веселым человеком, умеющим выстраивать отношения. И весьма опасным соперником в игре на 54 лунки, которой они время от времени баловались. Журнал CEO в конце прошлого века назвал Кэлхуна частью «команды из звезд, которые заставляют сиять Джека [Уэлча]».

От лампочки до тепловоза

GE славится тем, что постоянно ротирует топ-менеджеров между различными подразделениями. Мало какая компания может дать такой разнообразный опыт руководства. За четверть века в GE Кэлхун управлял бизнесами и с длинным циклом (производство железнодорожных локомотивов, создание реактивных двигателей), и с коротким циклом (производство лампочек), занимался и услугами (перестрахование и аудит), и производством (президент GE Plastics в Тихоокеанском регионе). На сайте своего вуза он рассказывал, что, когда отвечал за авиадвигатели, ему очень помогали навыки работы с клиентами, полученные на производстве лампочек: «У авиадвигателей есть такая роскошь, как 10-летний цикл разработки, а производителю лампочек приходится ежедневно реагировать на нужды клиентов».

Трудностей в его тогдашней карьере хватало. Например, руководить подразделением авиадвигателей он стал незадолго до 11 сентября 2001 г. Спрос упал. Но GE помогла авиакомпаниям пережить кризис, предоставив им отсрочку платежей и прямое финансирование в размере $5 млрд.

В 1994 г. Кэлхун попал в список 24 возможных преемников Уэлча, который составили в GE. Но в шорт-лист не вошел. В 2005 г. СМИ называли его потенциальным кандидатом на пост гендиректора, президента и председателя совета директоров (эти три должности были совмещены) Boeing, который как раз искал нового лидера. Но выбор пал на другого топ-менеджера GE, Джеймса Макнерни. А Кэлхуна вскоре повысили до вице-председателя GE Infrastructure – ключевого бизнеса холдинга с выручкой в $47 млрд. СМИ писали, что руководство хотело удержать его тем самым в компании. Вот только особых перспектив у Кэлхуна не было. У руля GE стоял Джеф Иммельт, который всего на год старше Кэлхуна. Шансы сменить его у нашего героя были минимальны (Иммельт до сих пор возглавляет GE).

В 2006 г. 49-летний Кэлхун уволился из GE. Позже он говорил, что причин было две: «привнести чуточку беспокойства» в профессиональную жизнь и получить возможность проводить больше времени с семьей.

Кэлхун стал председателем совета директоров и гендиректором компании VNU Group с выручкой всего в $4 млрд. Вскоре ее переименовали по названию главного актива – Nielsen.

Повелитель телеэфира

Проходя досмотр в аэропорту, Кэлхун доставал ноутбук с фирменным логотипом Nielsen. Он вспоминает, что охранники замучили его вопросом, как получить пиплметр. Дело в том, что главный бизнес Nielsen – создание телевизионных рейтингов. Один из способов – к телевизорам обычных людей присоединяется специальное устройство, пиплметр, которое фиксирует, какие программы сколько времени смотрят. Охранники мечтали влиять на то, какие телешоу получат финансирование, а какие будут закрыты из-за низкой популярности, выяснил Кэлхун в разговорах. Они верили в могущество Nielsen. Сам Кэлхун в нем сомневался. Телевидение теряло власть, уступая интернету, куда перемещались пользователи и рекламные бюджеты. Кэлхун принялся за модернизацию.

«Клоуны под руководством обезьян»

В четверг Boeing опубликовал более сотни страниц внутренней переписки. Сотрудники весьма нелицеприятно отзывались о 737 Max. «Этот самолет разрабатывали клоуны под руководством обезьян». «Я буду в шоке, если FAA пропустит это дерьмо». «Бог еще не простил меня за то, что я сокрыл в прошлом году». «Я обманул этого дурака [из проверяющих] как джедай. Мне нужно давать тыщу баксов, когда я отвечаю на один из этих звонков. Я экономлю этой компании кучу $$$$». «Я не вру FAA, пусть это делают люди, у которых нет принципов» – и в ответ: «Извините, это неприемлемо. Честность – четвертая в списке приоритетов».
В пятницу FAA пригрозило, что наложит на компанию штраф в $5,4 млн за установку на 178 самолетов 737 Max комплектующих, не прошедших тесты на безопасность. Boeing объявил о сокращении 2800 рабочих мест. Наконец, стало известно, что бывший гендиректор компании Мюленбург хотя и остался без выходного пособия и бонусов за прошлый год, но все равно получит при уходе до $80 млн.

Он продал непрофильные активы вроде журналов The Hollywood Reporter и Billboard. Заставил сотрудничать все входящие в группу компании по исследованию рынка: раньше они работали независимо друг от друга, теперь клиенты могли получить доступ к услугам всех в одном окне. Приобрел новые компании и технологии, которые позволили бы клиентам оценивать эффективность своих рекламных бюджетов в разных медиа. В том числе Telephia, которая измеряет просмотр видео на мобильных устройствах, и BuzzMetrics, который делает рейтинг блогов. Были куплены и необычные стартапы вроде Neurofocus, который измеряет мозговую активность телезрителей, чтобы оценить их интерес к программе или рекламе.

В 2011 г. Кэлхун добился крупной победы, уговорив Walmart поделиться информацией о продажах. В том же году Nielsen провела IPO на Нью-Йоркской бирже. Через два года Кэлхун договорился о совместной с Facebook программе по оценке эффективности маркетинга в интернете, а Nielsen была включена в S&P 500.

А в 2014 г. Кэлхун сделал резкий поворот в карьере.

Последнее окно

«Я знал, что у меня осталось последнее 10-летнее окно [в карьере], – объяснял Кэлхун на сайте Политеха Виргинии. – Я хотел получить новый взгляд на бизнес в эти последние 10 лет <...> Ну и удовлетворить зуд: будто я владелец или предприниматель, а не просто наемный менеджер». Он стал старшим управляющим директором инвестиционной компании Blackstone, которая входила в консорциум владельцев Nielsen.

«Наемный работник любит свою компанию и не любит, когда меняется собственник, – рассуждал Кэлхун. – Когда операционные показатели компании улучшаются, инвестор не приходит в такой же восторг, как наемный менеджер. Он помнит, что успехи нужно монетизировать <...> и его долг – организовать смену собственника и вернуть пайщикам их вложения с прибылью».

Большую часть времени Кэлхун помогал компаниям, в которые инвестировала Blackstone. Например, вошел в совет директоров Caterpillar в 2017 г. после того, как власти США заподозрили ее в уклонении от уплаты налогов и провели обыски, обрушив котировки.

Кэлхуну источники WSJ приписывают увеличение выручки Caterpillar: он убедил руководство уделить больше внимания продаже запчастей и услуг.

Но ни одна из его работ не привлекала столько внимания, сколько нынешняя история с Boeing. В совете директоров Кэлхун с 2009 г. По мере углубления кризиса с 737 Max он все чаще делал публичные заявления, но ни разу не выказал недовольства руководителем авиахолдинга Мюленбургом. Наоборот, в мае в интервью FT яростно его защищал.

Тем временем в октябре Boeing отделил пост председателя совета директоров от президента и гендиректора. Последние два по-прежнему занимал Мюленбург, а совет директоров возглавил Кэлхун. WSJ считает, что в том же месяце он сыграл ключевую роль во внезапной отставке Кевина Макаллистера, гендиректора Boeing Commercial Airplanes. Макаллистер стал первым топ-менеджером, чья голова полетела из-за скандала с 737 Max. Совет директоров неформально встретился за ужином по приглашению Кэлхуна, после чего он и Мюленбург нашли Макаллистера, отвели в сторонку и сообщили, что тот лишился должности.

А в декабре пришел черед Мюленбурга. Теперь Кэлхун пересел с кресла председателя совета директоров на его место гендиректора и президента. «Я твердо верю в будущее Boeing и 737 Max», – заявил он для пресс-релиза о своем назначении. – Для меня честь руководить этой великой компанией и 150 000 сотрудников, работающих над будущим авиации».

Вопрос в том, надолго ли пришел Кэлхун. Ему 62 года, а ограничение по возрасту для руководителя Boeing пока 65 лет. FT предполагает, что Кэлхун будет руководить компанией ровно до тех пор, пока не выполнит две задачи – не вернет 737 Max в эксплуатацию и не подыщет нового гендиректора и новую команду топ-менеджмента.