Дмитрий Босов уволил Александра Исаева из «Сибантрацита» и «Востокугля»

Это может быть элементом корпоративного давления, считают юристы
Дмитрий Босов (на фото) уволил Александра Исаева из «Сибантрацита» и «Востокугля» /Евгений Разумный / Ведомости

Давний партнер Дмитрия Босова по угольному бизнесу Александр Исаев снят с занимавшихся им должностей в «Сибантраците» и «Востокугле», сообщили компании 6 апреля. В «Сибантраците», контролируемом структурами Босова, Исаев входил в состав совета директоров. В «Востокугле» (эта компания принадлежит Босову и Исаеву на паритетных началах) Исаев был председателем правления. Отношения к их деятельности Исаев больше не имеет, говорится в сообщениях компаний. Причина увольнения – «вопиющие злоупотребления и хищения на вверенных участках работ, распространение недостоверной информации о деятельности компаний», началось расследование, сообщили компании.

Представители «Сибантрацита» и «Востокугля» от дополнительных комментариев воздержались. «Ведомости» ждут ответа на запрос, отправленный Исаеву в научно-экспертный совет госкомиссии по вопросам развития Арктики, в состав которого он входит.

Александр Исаев окончил Донбасский горно-металлургический институт и магистратуру Московского института стали и сплавов по специальности «горный инженер». С 2005 г. работал на руководящих должностях в предприятиях угольной отрасли. В 2012 г. занял должность генерального директора «Востокугля», а в 2016 г. возглавил правление компании.

«Востокуголь» был создан в 2012 г., основное направление его деятельности – развитие угольных и инфраструктурных проектов, сообщается на сайте компании.  Среди уже завершенных – начало добычи на Кийзасском разрезе в Кемеровской области и разрезе «Восточный» в Новосибирской области. В числе заявленных планов – разработка Огоджинского угольного месторождения в Амурской области, запуск перевалочного терминала «Порт «Вера» на Дальнем Востоке и строительство двух портов – «Чайка» и «Бухта Север» рядом с поселком Диксон в Красноярском крае. Загрузку двух последних предполагается обеспечить добычей с принадлежащих «Востокуглю» лицензионных участков на Таймыре, где компания  рассчитывает к 2024 г. добывать до 20 млн т угля. Кроме того, год назад Босов обратился с просьбой к президенту России Владимиру Путину предоставить группе «Сибантрацит» приоритетный доступ к БАМу и Транссибу на 25 лет для перевозки 50 млн т своих грузов в год. Взамен «Востокуголь» обязался за собственные средства (без привлечения софинансирования) и за пять лет построить второй Северомуйский тоннель.

«Сибантрацит» – один из крупнейших производителей коксующегося угля с активами в Новосибирской, Кемеровской и Амурской областях. В 2018 г. компания произвела 24,1 млн т угля, почти четверть российского производства. К 2022 г. планирует нарастить добычу до 58 млн т в год, указано на сайте компании. 

Также у Босова и Исаева есть совместный проект в Индонезии. В 2015 г. они учредили компанию Blackspace, которой принадлежат лицензии на участки по добыче угля, никеля, марганца и бокситов в стране.

Сообщение компаний о начале «расследования» не может однозначно свидетельствовать о начале уголовного преследования Исаева, указывает старший юрист арбитражной практики юридической фирмы Vegas Lex Станислав Матюшов. «Речь может идти о проверке службой внутренней безопасности, по результатам которого в уполномоченные правоохранительные органы может быть сделано заявление о преступлении, – допускает Матюшов. – Только после этого можно будет говорить о доследственной проверке с последующим (возможно) уголовным преследованием».

В отношении одной из структур «Востокугля» в прошлом году было возбуждено уголовное дело, напоминает заместитель генерального директора юридической компании «Высшая инстанция» Иван Шевельков. «Возможно, увольнение Исаева является продолжением этой истории, – не исключает он. – Но сложно судить о значении слов «начато расследование», поскольку подтвержденных данных о том, что в отношении Исаева возбуждено уголовное дело, пока нет». 

Заявления, которые разместили компании, как минимум преждевременны и как максимум в случае неподтверждения факта хищения порочат честь и достоинство сотрудника, говорит управляющий партнер юридической группы Novatоr Вячеслав Косаков. Подобного рода сообщения, кроме репутационных потерь, никаких ограничений не накладывают и сами по себе нарушением законодательства не являются, добавляет партнер юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов: «Но Исаев, разумеется, может подать иск о защите чести, достоинства, деловой репутации, требовать опровержения и возмещения убытков».

Скорее всего, данная ситуация является корпоративным спором бизнес-партнеров, уверен Фролов. Зачастую такие конфликты  завершаются в уголовной плоскости, как, например, это произошло в деле Baring Vostok и Майкла Калви, напоминает он. «Уголовные дела, гражданские иски являются обычным проявлением внутреннего корпоративного конфликта: эти  инструменты вполне годятся для того, чтобы оказывать на оппонента необходимое давление», – соглашается Шевельков.

Что касается доли Исаева в «Востокугле», увольнение из компании на его право собственности никак не влияет, сходятся во мнении юристы. Разумеется, если нет специальных соглашений на это счет, добавляет Косаков.