«Такого добровольного сокращения не было за историю ОПЕК». Эксперты об окончании ценовой войны на рынке нефти

Без соглашения ОПЕК+ на нефтяном рынке наступит коллапс
Демарш Мексики вряд ли сорвет соглашение о сокращении добычи нефти /Eduardo Verdugo / AP

9 апреля нефтяные страны договорились об исторической сделке – они совместно сократят добычу нефти на 10 млн баррелей в сутки. Сесть за стол переговоров их заставило резкое падение спроса и цен на сырье из-за пандемии коронавируса. Правда, соглашение пока не подписывает Мексика, ее попытаются убедить на сегодняшней встрече G20.

Фактически будет на два года продлено так называемое соглашение ОПЕК+, которое было заключено еще в конце 2016 г. Тогда его подписали все страны ОПЕК и несколько стран, не входящих в картель, в том числе Россия. Теперь к сделке присоединятся новые участники – это Норвегия, Канада, Аргентина, Египет, Колумбия и др. «Ведомости» спросили у аналитиков, позволит ли сделка восстановить баланс на мировом нефтяном рынке, выгодна ли она России и как российские компании будут сокращать производство.

Дмитрий Маринченко, аналитик Fitch:

«Спрос на нефть обвалился настолько, что точно нужно было что-то делать, иначе во II квартале на рынке произошел бы коллапс и хранилища по всему миру наполнились бы до отказа за несколько месяцев. Добровольный уход с рынка 10 млн баррелей в день или даже чуть больше, если какие-то из членов G20 тоже согласятся снизить добычу, поможет снизить разрыв между предложением и спросом во II квартале, но рынок все равно будет в профиците, цены во II квартале вряд ли превысят $40 за баррель, а может быть, будут и меньше $30. Не ясно, как быстро восстановится спрос, но скорее всего это будет происходить постепенно. В случае необходимости сроки вывода добычи на прежний уровень можно будет скорректировать.

Для России соглашение скорее выгодное, пусть при посредничестве США и со второй попытки, мы проявили себя как ответственный участник рынка. Без соглашения цены были бы ниже, а добыча все равно в итоге снизилась бы из-за падения спроса.

Легче всего будет компаниям с большими портфелями активов – они смогут выбирать, за счет каких месторождений снижать добычу, и делать это максимально безболезненно. Проще всего ронять и затем наращивать добычу на относительно новых месторождениях, а на старых, обводненных месторождениях возвращение добычи на прежний уровень будет сопряжено с дополнительными инвестициями и может занять несколько месяцев.

Финансовое состояние мексиканской [государственной нефтегазовой компании] Pemex можно оценить как тяжелое, правительство сделало ставку на спасение компании за счет роста добычи – решение казалось сомнительным, даже когда цены были выше. Нежелание резать добычу связано именно с этой новой стратегией роста любой ценой без оглядки на экономику. Если Мексика откажется, вероятно, ОПЕК+ переголосует и ее квоту просто перераспределят, она составляет только 4% от общего объема снижений».

Вице-президент – старший кредитный эксперт Moody’s Артем Фролов:

«Соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи нефти скорее всего будет достигнуто, даже если Мексика согласится снизить добычу не на 400 000 баррелей в день, а только на 100 000 баррелей в день. В этом случае общий объем сокращения может уменьшиться на разницу – до 9,7 млн баррелей в день вместо 10 млн баррелей в день. Такое сокращение существенно снизит избыток предложения, хотя и не устранит его полностью, и поддержит цены на нефть на текущих уровнях. Потенциал для дальнейшего восстановления цен останется ограниченным, пока ситуация с коронавирусом не улучшится и спрос на нефть не начнет восстанавливаться или пока с рынка не начнут уходить высокозатратные производители нефти.

Неучастие США в сделке было ожидаемым, из-за специфики местного законодательства ограничить добычу многочисленных частных компаний было бы нереально. Однако добыча в США скорее всего сократится органически – за счет постепенного ухода с рынка высокозатратных производителей, для многих из которых текущие цены все еще недостаточны для покрытия издержек (это при отсутствии новых нерыночных факторов, таких как введение пошлин на импорт нефти в США)​».

Александр Бурганский, руководитель отдела исследований нефти и газа «Ренессанс капитала»:

«Мы по-прежнему ожидаем, что сегодня после встречи министров энергетики стран G20 может появиться большее количество новостей о сокращениях. Предполагая, что другие страны G20 присоединятся, это будет очень своевременным и всеобъемлющим ответом. По нашему мнению, любое сокращение более 10 млн баррелей в день является хорошей новостью для рынка нефти».

Мария Белова, директор по исследованиям Vygon Consulting:

«Такого масштабного добровольного сокращения добычи нефти не было за всю историю существования ОПЕК. Другой вопрос, что и рынок сейчас находится в условиях экстремального падения спроса на нефть, что также случилось впервые. Поэтому, возможно, в моменте сокращение в 10 млн баррелей в сутки не будет воспринято трейдерами как достаточное, и это негативно отразится на выросших на ожидании встречи ценах, но это однозначно шаг в правильном направлении и верный сигнал для рынка. Это также означает окончание ценовой войны. В релизе по итогам встречи звучит призыв ко всем крупным производителям нефти внести свой вклад в усилия, направленные на стабилизацию рынка. Поэтому есть надежда, что не присутствовавшие на совещании ОПЕК+ нефтяные министры стран G20 сегодня его услышат и также будут готовы поучаствовать в нормализации ситуации».

Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности:

«Сейчас все страны-производители выбирают между плохим вариантом (сокращение добычи в рамках соглашения) и очень плохим (переполнение нефтехранилищ через месяц-полтора при отсутствии сделки и падение добычи из-за того, что ее просто некуда будет девать). Россия оказалась перед такой же дилеммой, и тут вопрос только в том, придется ли России сокращать добычу больше, чем остальным, или нет.

В отличие от сделки 2016 г. России придется сокращать добычу нефти. В прошлый раз мы очень удачно вошли в сделку, когда сокращали от уровня исторического рекорда ежесуточной добычи. Теперь же придется останавливать производство на эксплуатируемых месторождениях. Есть риск, что ряд скважин после этого уже не удастся восстановить. Пострадает приток валюты в российскую экономику, что в меньшей степени ощутит Саудовская Аравия. Ведь доля экспорта в добыче Саудовской Аравии выше, чем у России. Мы большие объемы нефти потребляем внутри страны. А о том, чтобы установить квоты на экспорт нефти, страны договариваться не стали.

Ситуация на мировых рынках продолжает ухудшаться. Европейцы еще больше сокращают потребление нефти. Китай пока восстанавливает спрос плавно. Россия вынуждена соглашаться на такие объемы снижения добычи, от которых ранее отказывалась. Главной интригой остается вопрос участия США, Канады и ряда других стран в квотировании добычи.

Соглашение должно успокоить рынки. Кроме того, проблемы в нефтяной отрасли будут сохраняться еще долго. Как минимум уже накопленные объемы нефти в хранилищах до конца 2020 г. будут давить на рынок, потому что страны захотят потребить сначала купленную по низким ценам нефть. К тому же прогноз падения добычи нефти в США показывает, что уход сланцевиков с рынка будет происходить медленно».

Йорг Дорлер, партнер Deloitte:

«Ключевая цель этой сделки – попытаться стабилизировать цены на текущем уровне, чтобы избежать падения цен на нефть значительно ниже $30 за баррель. Задача – найти правильный баланс между стабильными ценами на нефть, с одной стороны, и избежать значительного повышения цен, которое стимулировало бы американских производителей сланцевой нефти увеличивать свои мощности. Вопрос в том, будут ли эти сокращения достаточными. Текущее снижение спроса оценивается примерно в 30–35 млн баррелей в день, что значительно превышает сокращение добычи. Запасы нефти будут продолжать значительно расти, что окажет давление на цены. На наш взгляд, еще слишком рано исключать сценарии, что нефть может упасть ниже $20 за баррель в течение ближайших нескольких месяцев, учитывая текущий спрос на нефть.

ОПЕК и Россия хотят послать рынку сигнал о том, что они понимают: впереди нас ждет глубокая рецессия со значительным сокращением потребления нефти. Даже если потребление нефти снова увеличится, потребуется значительное время, чтобы сократить излишки нефти. Более короткая сделка привела бы к дальнейшему давлению на цены на нефть, поскольку возникла бы неопределенность относительно того, что произойдет после 2020 г.

В последние годы в Мексике наблюдается постоянное снижение добычи нефти – почти на 30% по сравнению с тем, что было пять лет назад. Это происходит из-за значительного недофинансирования нефтяного сектора, находящегося в основном в государственной собственности. Учитывая это постепенное снижение, мы предполагаем, что Мексика просто не готова отказаться еще от более 20% своей добычи».

Антон Усов, руководитель международной практики КПМГ по оказанию услуг компаниям нефтегазового сектора:

«Я думаю, снижение добычи выгодно всем, в текущих условиях иного выхода нет. США никогда не имели механизма директивного сокращения добычи – их картельное законодательство вызывает большие сложности для оформления подобных сделок. Американцы очень болезненно относятся к ограничению ценовой конкуренции, американское законодательство и суды имеют огромный аппарат возможностей для наказания за сговор.

​Кроме того, уверен, что США имеют огромное влияние на позиции России и Саудовской Аравии через угрозу сокращения импорта нефти. Механизм для этого есть – США могут частично национализировать собственные сланцевые компании, например, через выпуск привилегированных акций в пользу государства, как это было в 2008 г. с другими отраслями (банки, автомобильная промышленность). Субсидируя внутреннюю добычу и установив заградительные пошлины на импортную нефть, они фактически имеют возможность изолировать собственный рынок».