Спрос на нефть снова растет, а вместе с ним – и цены

Автомобили возвращаются на дороги, рабочие – на заводы, самолеты – в небо
Дорожные пробки в китайских городах сейчас больше, чем год назад: люди не хотят ездить общественным транспортом, опасаясь за свое здоровье /Reuters

Месяц назад, в понедельник, 20 апреля, за день до истечения срока майского фьючерса на нефть WTI, ее цена впервые в истории упала ниже нуля. В конце торгов баррель стоил -$40, закрытие произошло на отметке -$37,63. Никто из трейдеров не хотел оставаться на руках с контрактом, по которому нужно было бы поставлять нефть в хранилища, уже заполненные почти до отказа.

На следующий день цена расчета оказалась все-таки положительной ($10,01), однако так дешево американская нефть не стоила с начала 1999 г.

За прошедший месяц ее цена выросла более чем втрое. Июньский фьючерс исполняется во вторник, по данным на 17.40 цена составила $32,6 за баррель. Июльский фьючерс, который теперь стал наиболее активно торгуемым, стоит $31,84.

Июльский фьючерс на нефть Brent стоит $35 за баррель.

Самолеты – последним делом

Среднесуточное потребление нефти упало примерно на 8 млн баррелей в мировом промышленном секторе, еще на 8 млн – в автомобильном и на столько же – в авиационном, оценивал во время недавней телеконференции с журналистами Джеффри Керри, начальник отдела анализа мировых сырьевых рынков Goldman Sachs. Но восстановление спроса пошло более быстрыми темпами, чем ожидалось, отметил он: заработала промышленность, прежде всего в Китае и других азиатских странах, на дороги стали возвращаться автомобили. Учитывая сокращение добычи на 9,7 млн баррелей в сутки, о котором в апреле договорились государства ОПЕК+, а также другими странами, цены стали быстро расти.

Хуже обстоит дело с авиаперевозками, отметил Керри: там в отличие от промышленности и автосектора, где спрос вернется на докризисный уровень, будет потеряно около 2 млн баррелей, во многом из-за сокращения числа командировок, ведь «все поняли, что можно пообщаться и на видеоконференции». Но и в этой отрасли уже наметилось оживление: по данным Управления транспортной безопасности США, с минимума 14 апреля, когда в аэропортах страны проверку перед выходом на посадку в самолеты прошло 87 534 человека, число авиапутешественников выросло до 253 807 человек 17 мая.

Постепенное смягчение карантинных мер и снятие ограничений на передвижение в Европе и США, возвращение работавших из дома людей на работу ведут к росту потребления нефтепродуктов. При этом два фактора стимулируют более активное использование автомобилей – сильное снижение цен на бензин (по крайней мере в западных странах) и нежелание передвигаться общественным транспортом из-за опасений за свое здоровье.

Мой автомобиль – моя крепость

Можно ожидать сильного и быстрого роста спроса на моторное топливо, ведь «по мере того, как открываются Штаты и другие страны, люди скорее всего будут выбирать [для передвижения] личный автомобиль, который безопаснее, чем общественный транспорт», считает Кэтлин Келли, генеральный директор нью-йоркской Queen Anne’s Gate Capital Management. Кроме того, полагает она, часть путешественников заменит полет на ближнемагистральном рейсе поездкой на автомобиле.

Рост использования личного автотранспорта уже подтверждается некоторыми данными. По оценке нидерландского поставщика навигационных устройств TomTom International, в прошлый четверг загруженность дорог в Пекине составляла 73% против 62% годом ранее, в Ухане, эпицентре эпидемии, – 54% вместо 42%. В Великобритании автомобильный трафик постепенно растет, а пользование автобусами, метро и поездами – нет, заявил на прошлой неделе заместитель главного врача страны Джонатан Ван-Там.

«Внимание рынка нефти приковано к материализующемуся сокращению предложения и признакам более быстрого, чем ожидалось, восстановления спроса», – отмечает Норберт Рюкер, главный макроэкономист банка Julius Baer. В Китае дороги снова чрезмерно загружены, в том числе потому, что общественный транспорт не пользуется популярностью; ослабление карантинных мер ведет к восстановлению туристической активности и спроса на моторное топливо; опасения по поводу заполнения хранилищ и избытка предложения сменились ожиданиями скорого сокращения перенасыщенности рынка, перечислил Рюкер факторы, способствующие росту цен на нефть. С учетом этого и более высоких цен по более отдаленным фьючерсным контрактам «часть сланцевого бизнеса США снова становится коммерчески обоснованной».

По данным Управления энергетической информации США (EIA), среднесуточные поставки бензина, которые служат показателем спроса со стороны автомобилистов, рухнули с середины марта по начало апреля с 9,696 млн баррелей до 5,065 млн. За последующие пять недель они выросли на 46% до 7,398 млн баррелей. Поставки дистиллятного топлива, включая дизельное, которое используется в грузовиках, поездах и кораблях, растут последние четыре недели – на 38,5% до 3,818 млн баррелей в сутки (все данные – по неделю, закончившуюся 8 мая).

В Китае на позапрошлой неделе среднесуточные объемы переработки нефти на НПЗ приблизились к докризисному уровню, составив 13,3 млн баррелей, что почти на 3 млн баррелей больше, чем на «эпидемическом» минимуме в феврале, по данным аналитической фирмы Kayrros.

Дисбаланс уходит

При этом добыча сокращается. В США, по данным EIA, – до 11,6 млн баррелей с 13 млн во второй половине марта. Саудовская Аравия недавно заявила, что в июне снизит ее сильнее, чем требуется по соглашению ОПЕК+, – до 7,5 млн баррелей в день, что на 1 млн меньшее ее квоты.

В результате увеличения потребления нефти и сокращения поставок ее запасы в мире, которые непрерывно росли с начала пандемии в январе, сократились за неделю по 8 мая на 2,2 млн баррелей, по подсчетам аналитической фирмы Kpler. В США, по данным EIA, запасы на той же неделе упали на 745 000 – впервые с середины января.

«В ближайшей перспективе мы ожидаем дальнейшего роста котировок нефти, поскольку изменение настроений и фундаментальных факторов оказывает им надежную поддержку», – резюмирует Рюкер.