ОПЕК+ продлила жесткие ограничения на добычу нефти

К осени спрос на сырье может наконец-то превысить предложение
Продление жестких квот на добычу нефти не сулит дополнительных трудностей для российских компаний /Eric Gay / AP

Организация стран – экспортеров нефти (ОПЕК) и некоторые другие нефтедобывающие страны решили не смягчать с июля ограничения на добычу нефти. Они продлили до августа ранее достигнутое соглашение о снижении добычи на 9,7 млн баррелей в сутки, вместо того чтобы с июля ослабить ограничение до 7,7 млн баррелей. «Страны ОПЕК+ продлили действующую квоту по сокращению добычи нефти еще на месяц», ‒ заявил министр энергетики России Александр Новак (цитата по ТАСС). По его словам, все страны ОПЕК+ подтвердили свои обязательства по исполнению сделки.

Лидеры ОПЕК+ – Саудовская Аравия и Россия давно были готовы продлить жесткие ограничения еще на некоторое время. Но камнем преткновения стало поведение Ирака и Нигерии, не выполнивших взятых на себя обязательств, передавал Bloomberg со ссылкой на свои источники. По данным агентства, условием продления жесткий ограничений могло стать требование к этим двум странам не только выполнять условия сделки, но и снизить добычу еще больше, чтобы компенсировать, таким образом, превышение квот в мае.

Ожидание корректировки соглашения привело к росту цен на нефть. Котировки нефти марки Brent 3 июня достигли $40 за баррель, 5 июня – $42. «Ужесточение сделки ОПЕК+, возможно, поможет сохранить положительный импульс на рынке, но устойчивый рост цен возможен только после восстановления спроса», – говорит старший директор Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

 

Как нефтяники выполняли сделку

Новое соглашение ОПЕК+ было подписано 12 апреля. Месяцем ранее было объявлено, что страны не смогли договориться и с апреля квотировние добычи прекращается. В результате цена Brent в конце марта опускалась до $22 за баррель, хотя в начале года цены были втрое выше.

По новой сделке 23 страны должны сократить совокупную суточную добычу в мае ‒ июне на 9,7 млн баррелей в сутки (или примерно на 23%). Предполагалось, что по рыночным причинам добыча в других странах, не присоединившихся к сделке, снизится примерно на столько же.

Затем ОПЕК+ планировала постепенно наращивать добычу: в июле – декабре 2020 г. общее сокращение должно было составить 7,7 млн баррелей в сутки, а с 1 января 2021 г. до 30 апреля 2022 г. – 5,7 млн баррелей в сутки.

Россия должна была снизить добычу в мае ‒ июне до 8,5 млн б/с. Это на 19% меньше уровня февраля, когда добыча составила 10,5 млн б/с, отмечало агентство Argus. С июля Россия могла увеличить добычу до 9 млн б/с, а в 2021 г. – до 9,5 млн б/с.

Данных об изменении мировых товарных запасов нефти за май пока нет, отмечает Маринченко, но есть данные по США: уровень запасов, без учета госрезерва и нефтепродуктов, вырос за май всего на 1%, а за последнюю неделю оставался относительно стабильным. «По нефтепродуктам ситуация пока хуже: запасы в мае выросли на 6%, за последнюю неделю – на 2%. В целом рост товарных запасов по нефти и нефтепродуктам замедлился с 7% в апреле до 4% в мае. Это указывает на то, что в мае на рынке сохранялся профицит нефти», – говорит он.

Минэнерго оценивает майский избыток предложения на рынке в 7‒12 млн баррелей в сутки. Профицит нефти в мае снизился до 10‒13 млн баррелей в сутки, тогда как на пике в апреле мог достигать 22‒25 млн баррелей в сутки, оценивает экономист «БКС премьера» Антон Покатович.

 

Когда рынок сбалансируется

На сокращение профицита повлияло и восстановление мирового спроса на нефть. В мае он вырос примерно на 20% по отношению к апрелю, сообщало Минэнерго. После апрельских минимумов, близких к 75‒76 млн б/с, спрос в мае мог достигнуть уровней, близких к 80 млн б/с, считает Покатович.

При дальнейшем росте потребления в июне рынок сбалансируется. А в июле может возникнуть дефицит в 3‒5 млн баррелей в сутки, что позволит начать сокращение излишков накопленных запасов, цитировал «Интерфакс» министра энергетики России Александра Новака.

Спрос и предложение могут сбалансироваться в июне ‒ июле, если договоренности ОПЕК+ будут реализованы, а рост мирового спроса на нефть составит 12‒17% по сравнению с маем, говорит Покатович. При умеренном росте спроса примерно на 5% в месяц и соблюдении жестких ограничений на добычу к сентябрю может сформироваться даже дефицит порядка на 1‒1,5 млн баррелей в сутки. В дальнейшем он может вырасти до 3‒3,5 млн баррелей в сутки.

Рынок близок к тому, чтобы перейти в состояние дефицита, соглашается Маринченко: «Главный риск сейчас – это спрос и вероятность второй волны закрытия мировой экономики».

 

Россия уже научилась сокращать добычу

В мае «Сургутнефтегаз», «Лукойл» и «Газпром нефть» сократили добычу на 22,8%, 20,6% и 20,1% по сравнению с апрелем, добыча «Роснефти» (без учета «Башнефти») и «Башнефти» снизилась на 15,7% и 24,0% соответственно. Суточная добыча «Татнефти» снизилась лишь на 1,3%, так как компания начала сокращать добычу еще в апреле, отмечает «ВТБ капитал».

«Роснефть» оценивала снижение добычи в 2020 г. на 24 млн т. В первую очередь компания урезала наименее рентабельную добычу и провела максимально технологически возможное сокращение, не требующее консервации месторождений и сопутствующей производственной инфраструктуры. «Также детально прорабатываются варианты полного закрытия и долгосрочной консервации отдельных, наиболее высокозатратных месторождений», – говорил первый вице-президент «Роснефти» Павел Федоров.

Продление жестких квот не создаст сложностей российским компаниям. Они уже снизили добычу до требуемого уровня, функционирование в таком режиме несколько дополнительных месяцев вряд ли будет технически и экономически сложной задачей, считает Маринченко: «Намного важнее, чтобы цены опять не опустились до уровня ниже $30». Выгодным продление ограничений для российских компаний может быть, если оно приведет к существенному росту цен – в этом смысл всего соглашения ОПЕК+, согласен эксперт Moody's Артем Фролов: «А сохранение ограниченного предложения нефти Urals поддержит возникшие в последнее время премии на этот сорт относительно Brent».

Представитель «Татнефти» отказался от комментариев, его коллеги из «Роснефти», «Лукойла», «Газпромнефти», «Сургутнефтегаза» и «Русснефти» не ответили на запросы.