Крупные аптечные сети пожаловались на «Сбер Еаптеку» в Генпрокуратуру

Компания якобы доставляет рецептурные препараты
Курьерская доставка рецептурных лекарств в России до сих пор запрещена. Но получить такую услугу можно / JOEL SAGET / AFP

Российская ассоциация аптечных сетей (РААС; включает в себя крупнейших игроков рынка, таких как «Ригла», «36,6», «Нео-фарм» и др.) обратилась в Генпрокуратуру с жалобами на интернет-аптеку «Сбер Еаптека» и сеть «Здоров.ру».

Они, по ее мнению, занимаются дистанционной торговлей рецептурными препаратами, что запрещено действующим законодательством. «Ведомости» ознакомились с копией обращения организации, а также скриншотами, сделанными при оформлении заказа, и фотографиями чеков, полученных представителем РААС при доставке. Исполнительный директор ассоциации Нелли Игнатьева отправку жалобы в Генпрокуратуру подтвердила. Сотрудник Генпрокуратуры сообщил, что жалоба РААС была получена и зарегистрирована. Официальный запрос туда остался без ответа.

В своем обращении РААС утверждает, что «Сбер Еаптека» занимается дистанционной продажей препаратов «Азитрокс», «Кларитромицин-OBL», «Метотрексат» и «Триазивирин». Все они являются рецептурными. «Здоров.ру», в свою очередь, якобы доставила представителю ассоциации «Аугментин» и «Метотрексат».

Согласно информации на чеках, прилагающихся к жалобе, заказы, сделанные в обеих компаниях, были получены в конце января 2021 г. По словам Игнатьевой, ассоциация заказывала доставку в «Сбер Еаптеке» дважды, и первый раз курьер привез только безрецептурные препараты. Однако уже во второй раз заказ был получен полностью, продолжает она. Это может быть связано либо с тем, что доставка рецептурных препаратов осуществляется только постоянным клиентам, сделавшим более одного заказа, либо с тем, что в первый раз выбранных лекарств просто не оказалось в наличии, предполагает Игнатьева.

При этом в пользовательском соглашении есть пункт, согласно которому при заказе рецептурных лекарств потребитель должен предоставить рецепт в момент совершения покупки и передать его представителю компании, обращает внимание Игнатьева. Таким образом, по ее мнению, «Сбер Еаптека» перекладывает возможные риски на покупателя, нарушая правила доставки лекарственных препаратов.

Основатель и гендиректор «Сбер Еаптеки» Антон Буздалин всю эту информацию опроверг. «Думаю, что это обращение – острое проявление конкурентной борьбы и неспособность части конкурентов оказывать качественный сервис, необходимый потребителям», – заявил он «Ведомостям». Получить комментарии от представителей «Здоров.ру» не удалось. «Ведомости» направили запрос в «Здоров.ру» через форму обратной связи на сайте компании, но он остался без ответа. По телефону, указанному на сайте, никто не ответил. Самостоятельно оформить доставку на препараты, указанные в жалобе РААС, а также другие рецептурные лекарства у обеих компаний «Ведомости» не смогли: такая опция на момент написания материала отсутствовала.

«Сбер Еаптека» была основана экс-владельцами сети «А5» Романом и Антоном Буздалиными. Сейчас она является вторым по объемам продаж онлайн-сервисом для заказа лекарств после «Аптека.ру». Компания работает в 70 городах России, а ее ассортимент насчитывает около 70 000 позиций. По данным «СПАРК-Интерфакса», в 2019 г. выручка ООО «Еаптека» составила 5,1 млрд руб., чистый убыток – 354,4 млн руб. По итогам девяти месяцев 2020 г. рост продаж компании через сайт составил 146% год к году, через приложение – 158%. В феврале этого года «Сбер» и «Р-фарм» закрыли сделку по покупке долей в «Еаптеке», им досталось по 45%. Еще 10% осталось у Антона Буздалина. Инвестиции госбанка в сервис составили 5,7 млрд руб.

«Здоров.ру», по данным DSM Group за девять месяцев 2020 г., включала в себя 90 точек. Продажи компании тогда составили 11,6 млрд руб., доля рынка – 1,1%. Согласно «СПАРК-Интерфаксу», ее крупнейшим владельцем является Сергей Каграманов – ему принадлежит 45% компании. Еще 33% у Михаила Акимова, 12% у Артема Пышняка и по 5% у Юрия Тихохода и Ольги Щербинкиной.

О том, что «Еаптека» доставляла рецептурные лекарства, известно давно, утверждает гендиректор DSM Group Сергей Шуляк. Но, по его данным, после того как совладельцем сервиса стал «Сбер», компания перестала этим заниматься. Шуляк удивлен, как РААС смогла сделать заказ в конце января этого года, незадолго до закрытия сделки. Он не исключает, что именно появление нового владельца стало поводом для жалобы РААС в Генпрокуратуру.

Директор по развитию RNC Pharma Николай Беспалов говорит, что «Еаптека» воспринимается фармсообществом «как отступник»: интегрировавшись в экосистему «Сбера», компания вышла за рамки традиционной фармрозницы. Он добавляет, что компании удалось стать одним из крупнейших игроков в рамках онлайн-сегмента российской фармрозницы, что может раздражать конкурентов и, естественно, стимулирует пристальное внимание к деятельности компании. Игнатьева утверждает, что закупка в «Сбер Еаптеке» и «Здоров.ру» была сделана после того, как в ассоциацию поступила информация о незаконной дистанционной торговле рецептурными лекарствами этими компаниями от пациентов.

Опрошенным «Ведомостями» экспертам не известно, что «Здоров.ру» занимается онлайн-продажами рецептурных лекарств. При этом, по словам Шуляка, заказать их можно у достаточно большого количества игроков аптечного рынка. Беспалов считает, что если уж РААС хочет бороться с нелегальной продажей, то делать это следует не точечно, изобличая отдельных игроков.

Он предлагает инициировать легализацию онлайн-торговли рецептурными лекарствами с полным комплексом мер контроля и ответственности. Пока действует запрет, теневой рынок в любом случае продолжит работать, поскольку на данную услугу существует значительный спрос, резюмирует Беспалов. Крупные участники рынка относятся к легализации доставки рецептурных лекарств с осторожностью.

По мнению гендиректора «Риглы» Александра Филиппова, это станет возможным только после того, как в стране заработают электронные рецепты. Буздалин, напротив, считает, что от того, насколько быстро будет легализована доставка рецептурных препаратов, зависят жизнь и здоровье тысяч россиян. Существует острая необходимость в обслуживании социальных слоев населения, которые в период пандемии не могут пойти в аптеку, говорит он.