Европейцы спорят о путях выхода из энергокризиса

Страны ЕС разделились на противников и сторонников регулирования энергорынка
Единственное, о чем удалось договориться министрам стран ЕС на встрече во вторник, – необходимость оказать поддержку на уровне отдельных государств наименее защищенным слоям населения на фоне роста цен на газ и электричество / European Union

Министры энергетики стран Евросоюза (ЕС) 26 октября провели в Люксембурге внеочередное заседание Совета ЕС по транспорту, телекоммуникациям и энергетике. На нем обсуждались пути выхода из европейского энергокризиса на фоне аномального роста цен на энергоносители летом – осенью 2021 г., прежде всего на газ.

Европа вступила в отопительный сезон 2021/22 г. с рекордным дефицитом в подземных хранилищах газа (ПХГ) и беспрецедентным ростом газовых цен. По данным Gas Infrastructure Europe, на 24 октября ПХГ были заполнены на 77,16% (82,5 млрд куб. м) против 94,5% на ту же дату прошлого года. 26 октября ноябрьский фьючерс на газ торговался на наиболее ликвидном хабе TTF в Нидерландах по $1072 за 1000 куб. м газа. При этом в начале октября спотовые цены превышали $1900. Рост цен на газ также привел к удорожанию угля и мазута. Это взвинтило цены на электроэнергию на европейской энергобирже Nordpool (для отдельных стран цена электроэнергии росла почти в 10 раз к тому же периоду 2020 г.). Стоимость электричества росла также из-за безветренной погоды в Северной Европе летом 2021 г., что резко снизило выработку ветряных электростанций (ВЭС).

В России и Европе причины и последствия энергокризиса оценивали по-разному. Президент России Владимир Путин в рамках форума «Российская энергетическая неделя» 13 октября объяснял причины энергокризиса дефицитом электроэнергии и переориентацией европейцев на ВИЭ. По словам Путина, рост цен на газ стал следствием дефицита электроэнергии, а не наоборот: сократилась выработка ВЭС, доля которых в энергобалансе Европы выросла. Также, по словам президента, после длительной зимы, опустошившей хранилища газа, многие игроки европейского газового рынка не стали спешить с закачкой, понадеявшись на спотовые поставки, «на невидимую руку рынка», что придало ценам дополнительный импульс в условиях ажиотажного спроса.

Дебаты министров ЕС 26 октября ожидаемо не принесли немедленного результата. Решения на уровне ЕС, если таковые в принципе будут приняты, утвердят не раньше декабря. «Энергетический совет подготовит почву для декабрьского заседания Совета Европы, на котором лидеры ЕС вернутся к вопросу о ценах на энергоносители», – говорится в релизе на сайте Совета ЕС. То есть стратегические долгосрочные решения, включая реформирование рынка электроэнергии, а также возможное введение добровольных совместных закупок газа и его хранения на уровне ЕС, едва ли будут приняты в этом году.

Но еще до встречи в Люксембурге позиции стран ЕС существенно разошлись. 4 октября министр экономики и финансов Франции Брюно ле Мэр заявил, что зависимость цен на электричество от стоимости газа – это «серьезный недостаток». «Это полностью неэффективно», – подчеркивал политик. Позицию Франции поддержали Испания, Греция, Чехия и Румыния. В своем заявлении от 6 октября, кроме координации совместных закупок и хранения газа и ускорения перехода к ВИЭ они также предложили реформировать оптовый рынок электроэнергии, чтобы «установить связь между ценой для конечных потребителей и себестоимостью производства электричества».

Против усиления контроля со стороны наднациональных институтов ЕС и ограничения цен на рынке электроэнергии выступили преимущественно северные страны во главе с Германией. Это заявление подписали Эстония, Латвия, Ирландия, Финляндия, Дания, Нидерланды, Австрия и Люксембург. Эти страны поддержали ускоренный переход к ВИЭ, но посчитали неуместным регулирование энергорынков стран со стороны ЕС, к чему призывает Франция и ее партнеры. Конкуренция на этих рынках, по их мнению, делает энергетику «более инновационной и эффективной». Поскольку колебания цен на ископаемое топливо носят глобальный характер, нужно быть очень осторожным, прежде чем вмешиваться в конструкцию национальных энергорынков, подчеркивается в заявлении «немецкой» группы.

По словам руководителя страновых исследований Института Европы РАН Владислава Белова, расхождения в позициях Франции и Германии по газу были всегда. Поэтому говорить о принципиально новом расколе в Европе нельзя, считает он. Привести их позиции к общему знаменателю уже пытались в Брюсселе, но этого не удалось сделать, добавляет эксперт.

«Для Германии политика «Зеленой сделки» (предусматривает достижение углеродной нейтральности к 2050 г. – «Ведомости») будет означать переход на новую ступень развития и производства. Здесь она и ряд ее партнеров из Северной Европы планируют быть первыми в том, что касается экологических стандартов. И использовать это преимущество как рычаг давления на своих партнеров внутри ЕС и за его пределами», – говорит научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Артем Соколов. В этом смысле, по мнению Соколова, заявление Франции и других стран-союзниц – это попытка подкорректировать позицию Германии в сторону европейских стран, для которых зеленая повестка не столь актуальна.

Белов также подчеркивает, что в данном случае не стоит переоценивать роль решений органов власти отдельных стран ЕС в газовой отрасли. «Все важнейшие вопросы по газу решаются на уровне коммерческих компаний, не заинтересованных в политической критике России и «Газпрома», – добавляет эксперт.

Единственное, о чем удалось договориться министрам стран ЕС на встрече во вторник, – необходимость оказать поддержку на уровне отдельных государств наименее защищенным слоям населения на фоне роста цен на газ и электричество. Отдельные страны уже приняли программы помощи. Испания 26 октября одобрила пакет мер, направленных на защиту потребителей. Правительство обязало энергокомпании отчитываться перед Национальной комиссией по отраслевым рынкам и конкуренции «о ценах на доступные предложения». Ранее премьер Испании Педро Санчес обещал, что власти выделят еще 100 млн евро для помощи почти 1,2 млн уязвимых домохозяйств в преддверии отопительного сезона.

Старший аналитик Альфа-банка Никита Блохин считает, что даже меры по регулированию европейского энергорынка, предложенные отдельными странами, уже вряд ли смогут существенно повлиять на энергетический кризис. Он подчеркивает, что снизить долю газовой генерации за счет ВИЭ невозможно за короткое время. Более существенное позитивное влияние будут иметь новые объемы сжиженного природного газа, поставки которого в Европу выросли за последние недели на 9% к аналогичному периоду прошлого года, говорит Блохин.

«Страны, в которых сформировался ликвидный газовый рынок, – Германия, Австрия, Нидерланды – будут заинтересованы в сохранении статус-кво, даже несмотря на беспрецедентный рост цен в последние несколько месяцев», – считает директор по исследованиям Vygon Consulting Мария Белова. Она также полагает, что текущий рост цен на газ – временное явление, к которому рынок в конечном итоге адаптируется. «Вмешательство регулирующих органов в текущих условиях окажется для рынка гораздо хуже», – говорит Белова. Она добавила, что если у «Газпрома» появится возможность экспортировать газ по «Северному потоку – 2», то у компании будет больше стимулов для наращивания объема поставок в Европу.

Старший директор группы по природным ресурсам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко считает, что делать выводы о несостоятельности спотовой модели ценообразования преждевременно, поскольку 2021 год является исключительным. По мнению эксперта, ЕС, вероятнее всего, не будет принимать никаких решений до стабилизации ситуации на рынках энергоносителей. Он добавил, что неопределенность на европейском энергорынке создает также ситуация с запуском «Северного потока – 2». По мнению эксперта, «Газпром» мог бы в ноябре увеличить объемы поставок газа в Европу после заполнения российских хранилищ. Но не ясно, пойдет ли на это газовая монополия или предпочтет дождаться начала эксплуатации «Северного потока – 2», добавляет Маринченко.