Сможет ли Казахстан диверсифицировать поставки нефти

Пока стране существенно нарастить транзит в обход России почти невозможно, считают эксперты
Деятельность морского терминала (на фото его резервуарный парк) в Черном море будет приостановлена по решению Приморского райсуда Новороссийска на 30 суток для устранения нарушений / КТК

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил госкомпании «Казмунайгаз» проработать оптимальный вариант реализации Транскаспийского международного транспортного маршрута (ТМТМ) для диверсификации экспорта нефти, сообщила 7 июля пресс-служба Токаева.

Будет изучена и возможность привлечь для этого инвесторов Тенгизского проекта, участниками которого являются американские нефтекомпании Chevron (50%) и ExxonMobil (25%), «Казмунайгаз» (20%) и структура «Лукойла» Lukarco (5%). Также президент Казахстана поручил правительству республики совместно с национальным фондом «Самрук-Казына» принять меры по увеличению мощностей нефтепроводов Атырау – Кенкияк и Кенкияк – Кумколь (этот маршрут позволяет прокачать нефть с запада Казахстана, где сосредоточены крупнейшие месторождения, до границы с Китаем. – «Ведомости»).

Заявление было сделано Токаевым на фоне ситуации с возможной приостановкой поставок по нефтепроводной системе Каспийского трубопроводного консорциума (КТК).

6 июля КТК сообщил, что деятельность морского терминала в Черном море будет приостановлена по решению Приморского райсуда Новороссийска на 30 суток для устранения нарушений, выявленных Ространснадзором. В компании уточняли, что нарушения были выявлены по итогам проверки, инициированной в марте 2022 г. вице-премьером России Викторией Абрамченко. КТК направил в Краснодарский краевой суд ходатайство о приостановке решения Приморского райсуда. Суд рассмотрит его 11 июля, сообщил консорциум.

В марте 2022 г. отгрузка нефти на терминале КТК уже останавливалась из-за повреждения двух из трех действующих выносных причальных устройств (ВПУ) из-за шторма. В июне отгрузка нефти снижалась из-за необходимости разминирования акватории от бомб времен Великой Отечественной войны.

По данным минэнерго Казахстана, экспорт нефти из республики в 2021 г. составил 67,6 млн т. По данным КТК, по трубопроводу консорциума прошло 53,1 млн т нефти (более 87% всех объемов трубопроводного экспорта страны). То есть через систему КТК Казахстан провел 78,5% экспорта нефти. В частности, в 2021 г. по КТК поставлялась нефть с крупнейшего в республике месторождения Тенгиз (26,6 млн т), а также с Кашагана (15,74 млн т) и Карачаганака (10,29 млн т). Поставки прочих казахстанских производителей составили 463 600 т.

Казахстанская нефть также транспортируется по трубопроводной системе «Транснефти» в смеси с российской нефтью для погрузки на танкеры в Новороссийске и балтийском порту Усть-Луга. По данным ЦДУ ТЭК, отгрузка нефти Казахстана в 2021 г. в Новороссийске составила 7,1 млн т, в Усть-Луге – 5,9 млн т.

Кто владеет КТК

Акционерами Каспийского трубопроводного консорциума являются госкомпания «Транснефть» (управляет долей РФ в 24%), «КТК компани» (7%), Казахстан («Казмунайгаз» с долей 19% и Kazakhstan Pipeline Ventures – 1,75%), Chevron (через Chevron Caspian Pipeline Consortium владеет 15%), Lukarco B.V. (12,5%), американская Mobil Caspian Pipeline (7,5%), Rosneft-Shell Caspian Ventures Limited (СП «Роснефти» и Shell; владеет 7,5%), BG Overseas Holding Limited и Eni International N.A. N.V. (по 2%), Oryx Caspian Pipeline LLC (1,75%.)

Еще один экспортный маршрут казахстанской нефти – поставка танкерами из порта Актау (проектная мощность – 11,6 млн т нефти в год) до Баку, а затем прокачка сырья по трубопроводу Баку – Тбилиси – Джейхан в Турцию и последующая поставка танкерами покупателям. Мощность трубопровода составляет 50 млн т в год. По нему также ведутся поставки нефти из Азербайджана и Туркмении.

Кроме того, Казахстан поставляет нефть в Китай. Транспортировка идет по магистральным нефтепроводам Кенкияк – Кумколь мощностью до 10 млн т в год и Атасу – Алашанькоу мощностью 20 млн т в год. По нефтепроводу Атасу – Алашанькоу сейчас в основном идут поставки российской нефти (до 10 млн т в год). В 2020 г., по данным «Казмунайгаза», поставки по нему составили 12 млн т нефти, из которых 10 млн т – из России.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков отмечает, что наиболее оптимальный для Казахстана вариант в случае остановки КТК – увеличить поставки нефти через другие российские нефтепроводы. По его словам, транзит казахстанской нефти по системе «Транснефти» достигает 17 млн т в год.

Но из-за заявления Токаева следует, что Казахстан хочет качать нефть не через Россию, а с увеличением поставок по другим маршрутам у Казахстана есть сложности, отмечает Юшков. По его словам, чтобы перенаправить все объемы нефти из КТК в трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан, нужно иметь «целую флотилию» танкеров и имеющихся на Каспии судов не хватит. Строительство нефтепровода через Каспийское море до Баку по международным соглашениям должно быть согласовано всеми прикаспийскими странами и наверняка будет заблокировано Россией и Ираном, поясняет аналитик. Кроме того, придется расширять нефтетранспортную инфраструктуру в Азербайджане, Грузии и Турции, которая не может вместить объемы нефти из КТК. Сумма инвестиций здесь может превысить $10 млрд, подчеркивает аналитик. По его мнению, на фоне глобального курса на декарбонизацию найти инвесторов будет непросто.

Возможность расширения поставок нефти в Китай будет упираться в непростые переговоры, добавляет Юшков. В условиях, когда Россия дает КНР скидку на поставки своей нефти, вести переговоры Казахстану будет крайне сложно, подчеркивает он.

Заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов добавил, что реализация такого рода проектов требует продолжительного времени. «Из заявления не ясно, есть ли у казахстанских нефтяников технико-экономическое обоснование этих проектов, понимание, где они найдут трубы и подрядчиков», – указывает он. В ближайший год Казахстану однозначно придется пользоваться российскими трубопроводами, полагает эксперт.

«Заявление [Токаева] скорее выглядит как сигнал озабоченности очередной остановкой КТК. Казахстан таким образом призывает учитывать его интересы», – заключил Юшков. «Проблемы с КТК начались давно, и это сказывается на доходах бюджета Казахстана, поэтому позицию казахстанской стороны можно понять», – добавляет Фролов.