Бизнес
Бесплатный
Ричард Милне
Статья опубликована в № 4001 от 26.01.2016 под заголовком: «Я не могу позволить себе мыслить в категориях $100 за баррель»

«Я добился повышения эффективности бизнеса»

Почему Эльдар Сэтре, год назад возглавивший Statoil, называет пикирование цен на нефть «идеальным временем»

Эльдар Сэтре, проработавший в Statoil 35 лет, не сразу согласился возглавить компанию. Вопрос о новом генеральном директоре встал в 2014 г., когда прежний гендиректор Statoil Хельге Лунд решил перейти в международную нефтегазовую компанию BG Group в качестве главного исполнительного директора. Накануне ухода Лунда Сэтре предложили временно возглавить Statoil – сначала он ответил отказом, но потом согласился на уговоры членов совета директоров.

В феврале 2015 г. совет директоров Statoil утвердил Сэтре в качестве президента и генерального директора компании. Председатель совета директоров компании Свейн Реннемо тогда отметил: «Эльдар Сэтре был нашим первым выбором. Индустрия и компания сталкиваются с ответственными задачами. Эльдар обладает большим опытом и способностями что-то менять. В этих качествах мы нуждаемся в подобные времена. Я очень рад, что мы можем назначить новым гендиректором [человека] из Statoil» (цитата по Bloomberg). Сам Сэтре тогда заявил: «Три области имеют для меня особое значение: на норвежском континентальном шельфе мы будем укреплять и расширять свои позиции. На международном уровне будем инвестировать туда, где сможем создать прибыльные позиции. Мы также активизируем наши усилия в процессе перехода к обществу, заботящемуся о чистоте окружающей среды. Конкурентоспособность и устойчивость имеют чрезвычайно важное значение, как и добыча нефти и газа или будущие проекты в области возобновляемых источников энергии».

Такова природа человеческой натуры, отвечает Сэтре на вопрос, почему он раздумывал несколько месяцев, прежде чем взять в свои руки бразды правления государственной компанией Statoil.

Он рассказывает, что, получив предложение возглавить компанию, удивился: «Я никогда не хотел быть первым лицом компании. И я никогда не ждал такого предложения. Это, как мне казалось, работа не для меня». Сейчас в маленьком офисе менеджера газовой платформы Sleipner в Северном море, где из окон видны неспокойные морские волны, Сэтре выглядит как самый настоящий глава компании. Его первый год руководства Statoil совпал с резким снижением цен на нефть на мировом рынке. «Идеальное время», – говорит он невозмутимо.

Темная лошадка

Сэтре родился в 1956 г. на западе Норвегии, в городе Орста. Окончил Норвежскую школу бизнеса с дипломом магистра по бизнес-экономике. В Statoil пришел работать в 1980 г. В 2003 г. назначен на должность главного финансового директора компании, на этой позиции проработал семь лет. В 2011–2014 гг. курировал маркетинг, переработку и направление возобновляемых источников энергии.

Новое назначение вдохновило Сэтре. «Благодаря опыту, который вы получаете на этой должности, и уровню доверия возникает ощущение, что вы можете что-то изменить», – говорит он сейчас. Сэтре сдержал данные год назад обещания. Под его руководством Statoil не стала сокращать инвестиции в развитие. Компания подписала контракт на разработку самого большого в Северном море месторождения под названием Johan Sverdrup. Еще одним приобретением Statoil стала покупка 12% акций шведской независимой нефтегазовой компании Lundin Petroleum.

Вчера в Литве было объявлено о пересмотре договора с норвежской Statoil: снижении цены сжиженного газа для Литвы на 15−20% и расходов на содержание СПГ-терминала на 23%, сообщает агентство Regnum. Глава правительства Литвы Альгирдас Буткявичюс заявил, что экономия от договора со Statoil составит 25,5 млн евро в год. Министр энергетики Литвы Рокас Масюлис сказал, что цена на сжиженный газ сравнилась с ценой за газ по трубе от «Газпрома» и «иногда она будет даже ниже». Также Литва по новому договору обязана закупать не 540 млн куб. м газа ежегодно, а 350 млн. Однако при этом долгосрочный контракт со Statoil продлен на пять лет, до 2024 г.

Хотя Сэтре во многом похож на предыдущего гендиректора Statoil Хельге Лунда – столь же серьезный, трудолюбивый и немногословный, – для многих в нефтяной промышленности он до сих пор темная лошадка, хотя и проработал в компании почти 35 лет.

Сэтре – типичный руководитель норвежской компании. Он родился на западном побережье, где жители привыкли много работать и жить очень скромно. У него нет времени на несерьезные вещи, отвечает он на вопрос об использовании социальных медиа и его отсутствии в медийном пространстве: он предпочитает заниматься практическими вопросами ведения бизнеса. Его можно назвать человеком из народа, поскольку он дорос до столь высокого поста, стартовав с рядовой позиции в Statoil, говорит аналитик Arctic Securities Кристиан Иггесет: «Его спокойствие и уверенность в кризисное время создают ощущение, что он контролирует ситуацию. После долгого периода, когда Statoil не удавалось контролировать издержки, у Сэтре, похоже, есть четкое видение, как вернуть компанию в устойчивое состояние».

Statoil в России

В России Statoil работает больше 20 лет. В 1996 г. компания получила 30% в Харьягинском СРП в Тимано-Печорской провинции. Извлекаемые запасы – 49 млн т, текущая добыча – 1,5 млн т. Statoil разрабатывает месторождение с партнерами: 20% – у «Зарубежнефти» и 10% – у Ненецкой нефтяной компании (ННК), 40% и функции оператора – у французской Total. На днях компании объявили об изменении конфигурации: Total продает 20% «Зарубежнефти» и передает российской компании функции оператора.
В мае 2012 г. Statoil подписала соглашение о стратегическом сотрудничестве с «Роснефтью». Компании договорились совместно разрабатывать участки на российском и норвежском шельфах. Прогнозные ресурсы трех участков в Охотском море и одного в Баренцевом, которые собирались разрабатывать компании, «Роснефть» оценивала примерно в 2 млрд т нефти и 1,8 трлн куб. м газа. Осенью для бурения в Охотском море компании привлекли китайскую COSL.
Кроме того, Statoil и «Роснефть» договорились разрабатывать подгазовую оторочку нефти повышенной вязкости Северо-Комсомольского участка в Ямало-Ненецком округе, а также осваивать доманиковые отложения на лицензионных участках российской компании в Самарской области.
Statoil хочет развивать отношения с «Роснефтью» дальше, несмотря на санкции, говорит исполнительный вице-президент компании Ларс Кристиан Бэчер: «Россия по-прежнему входит в пятерку регионов, в которых Statoil намерена расширять операции в течение следующего десятилетия, наряду с Танзанией, Бразилией, Канадой и США» (цитата по Вloomberg).

СвернутьПрочитать полный текст

«Быть предельно честным с собой»

Его отец был плотником. Он занимался строительством традиционных норвежских деревянных домов. В детстве Сэтре, очарованный видом записанных рукой его отца счетов, заинтересовался финансами, и именно эта сфера привела его в Statoil. На каком-то этапе он помогал делать листинг компании на бирже и проводить сделку слияния с местным конкурентом – компанией Hydro.

Сэтре прямой человек с предпринимательской жилкой, и это отражается на его стиле управления. «Я очень простой человек, не люблю купаться в лучах славы, и я не из тех, кто любит говорить о себе. Мне нравится делать, а не говорить», – рассказывает Сэтре. Выглядит он тоже скромно: рубашка и джинсы. Но, добавляет он, так выглядит сегодня, когда нет официальных встреч, – он научился соответствовать всем внешним атрибутам, которые предполагает высокая позиция в компании.

И вот здесь, на платформе, которая обеспечивает 40% норвежского газа, Сэтре рассказывает о том, что он фанат группы The Beatles и ливерпульского футбольного клуба. Но на самом деле он с большей живостью и интересом говорит о Statoil и рассуждает о более серьезных вопросах.

Я прошу его вспомнить самые трудные моменты в компании, и он задумывается. Похоже, у него нет заготовок, чтобы произвести впечатление успешного руководителя. И он вспоминает: террористическая атака в Алжире в 2013 г., в результате которой погибли пять сотрудников Statoil и еще 35 человек. «Это был очень тяжелый момент в принципе, и для компании в том числе», – говорит Сэтре. Statoil извлекла уроки из печального опыта, продолжает он: «Мы научились быть предельно честными сами с собой. И поняли, что нам надо было что-то менять и адаптироваться к новым условиям. Мы не можем допустить, чтобы снова гибли люди».

«Все чувствуют неуверенность»

Сейчас главный вызов для Сэтре – нефтяные цены, упавшие до $28, самого низкого уровня с 2003 г. Когда Сэтре заступал на пост гендиректора, баррель нефти стоил $90. Нефтяные компании слишком привыкли к высоким ценам на нефть, говорит он: «Мы забыли, что фундаментальная характеристика нефти и газа – волатильность и цикличность... Я не могу позволить себе мыслить в категориях $100 за баррель».

Сокращение расходов и откладывание проектов – это одна часть тактики бизнеса в такие времена, считает Сэтре, но гордится он другим: «То, чего я действительно добился, – это повышение эффективности бизнеса». Как и большинство людей в нефтегазовой отрасли, Сэтре верит в то, что цены на нефть рано или поздно восстановятся, хотя все готовятся к тому, что они останутся на низком уровне и в этом, и в следующем году. Так много проектов было отодвинуто, что цены должны восстановиться, считает Сэтре.

Statoil ASA
Statoil ASA

Нефтегазовая компания
Акционеры (данные компании на сентябрь 2015 г.): государство в лице Министерства нефти и энергетики Норвегии (67%), остальные акции в свободном обращении. Капитализация – 337,7 млрд норвежских крон ($38,6 млрд).Финансовые показатели (девять месяцев 2015 г.): выручка – 356,1 млрд крон ($41,8 млрд), чистый убыток – 28,2 млрд крон ($3,3 млрд). Добыча (III квартал 2015 г.): жидких углеводородов – 1,15 млн, газа – 0,76 млн барр. нефтяного эквивалента в день.

«Чем дольше будет продолжаться спад, тем сильнее может быть отскок. Но я не знаю, когда он случится и сколько может продлиться нынешняя ситуация. Нефть и газ останутся главными составляющими топливного баланса, несмотря на Парижское соглашение по климату, которое Statoil поддержала», – отмечает он. По его словам, нужно ратовать за чистое производство углеводородов. Эта тема очень актуальна для платформы Sleipner. Норвежское правительство уже попросило Statoil заняться проблемой выбросов двуокиси углерода. Сэтре парирует: «Мы можем сделать доброе дело, но нам нужны налоговые послабления».

Несмотря на все возражения борцов с изменением климата, Statoil намерена продолжать бурение в Арктике. Сэтре говорит, что он в восторге от начала проекта освоения новых месторождений на территории, граничащей с Баренцевым морем. В отличие от сложных условий проектов на Аляске, откуда вышли и Statoil, и Royal Dutch Shell, Сэтре считает норвежскую территорию Арктики с ее относительно неглубокими водами привлекательным местом для добычи.

Хотя многие эксперты называют странной покупку 12% шведской Lundin Petroleum, у которой самые низкие резервы нефти и газа по сравнению с аналогичными компаниями, Сэтре признает: нефтяной шок был столь сильным, что сейчас нельзя быть уверенным ни в какой сделке. (14 января 2016 г. Statoil сообщила о покупке 11,93% шведской компании Lundin Petroleum за 4,6 млрд шведских крон – около $537 млн.) Statoil надеется таким образом увеличить присутствие в проектах на норвежском шельфе (в частности, на месторождениях Johan Sverdrup и Edvard Grieg, в которых у Lundin 22,6 и 50% соответственно). У Lundin также есть проекты во Франции, Индонезии, Нидерландах, Малайзии. В России компания владеет 70% «Петроресурса», которому принадлежат две лицензии: разведочная на Лаганский блок в Каспийском море и добычная в структуре Морская, расположенной в пределах этого же блока. Структура Морская была открыта в 2008 г., ее ресурсы – 110 млн барр. н. э. (четверть всех ресурсов Lundin. – «Ведомости»).

«Каждый думает о своем собственном доме. Все чувствуют неуверенность. Всем надо контролировать базу издержек. Ни у кого нет ответа на вопрос, что будет дальше», – резюмирует Сэтре.

Перевела Екатерина Кравченко, она и Алина Фадеева участвовали в подготовке статьи

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать