Бизнес
Бесплатный
Анна Шилова
Статья опубликована в № 4418 от 29.09.2017 под заголовком: «Стараюсь побольше накопить капитал»

«Конечно, обидно, что не включили в 100 лучших»

Самый титулованный российский хоккеист в NHL рассказывает о своей карьере, победах, призовых, рекламных контрактах и воспитании юных спортсменов

На следующей неделе в Северной Америке стартует очередной сезон в самой сильной хоккейной лиге мира – NHL. Самый титулованный российский хоккеист за океаном, Евгений Малкин, вместе со своей командой Pittsburgh Penguins будут пытаться в третий раз подряд завоевать главный приз турнира – Кубок Стэнли. В активе воспитанника магнитогорского хоккея уже три победы в Кубке Стэнли (до Малкина подобное удавалось лишь трем россиянам: Сергею Брылину, Игорю Ларионову и Сергею Федорову), но три раза подряд одной команде кубок не удавалось выиграть с начала 80-х гг. прошлого века, когда доминировала New York Islanders. В карьере Малкина много эпизодов, которые отлично смотрелись бы в голливудском байопике. Например, хоккеиста не хотели включать в юношескую сборную Уральского региона. Или побег в 2006 г. из магнитогорского «Металлурга», с которым только что подписал контракт, в Питтсбург, чтобы осуществить свою мечту – играть в NHL. Тогда 19-летнего игрока уговаривал вернуться председатель совета директоров ММК и владелец «Металлурга» Виктор Рашников. Хоккеист не вернулся, а сейчас, оглядываясь назад, признает, что совершил ошибку, поддавшись на уговоры и подписав с магнитогорским клубом контракт.

В NHL карьера Малкина сложилась отлично. Тем удивительнее оказалось то, что эксперты, собранные NHL, не включили Малкина в список 100 лучших игроков лиги за 100 лет, обнародованный в январе 2017 г. Через пять месяцев Pittsburgh Penguins выиграли очередной Кубок Стэнли, а вице-капитан команды Малкин стал лучшим бомбардиром плей-офф, набрав 28 очков в 25 встречах.

Но осуществить свою мечту и поехать в будущем году на Олимпийские игры в Пхенчхан, чтобы выиграть первое в карьере олимпийское золото, у Малкина не получится – NHL запретила своим игрокам участвовать в Олимпиаде. В интервью «Ведомостям» Малкин пообещал сконцентрироваться на новом Кубке Стэнли.

– Pittsburgh Penguins в этом году завоевали Кубок Стэнли второй раз подряд, а подтверждать титул всегда сложнее, чем завоевывать. И это очень результативный год для вас лично. Как вы оцениваете его и для себя, и для команды?

– Да, защищать Кубок Стэнли гораздо сложнее, чем выигрывать в первый раз. Но у нас была, конечно, большая мотивация, так как почти вся команда, костяк – все игроки, которые год назад выиграли, – сохранился, у нас было всего одна или две замены. Все ребята были знакомы, все были в хорошем настроении. Я помню лето 2008 г., когда мы первый раз проиграли «Детройту» в финале. Это было самое ужасное лето в моей жизни, я был подавлен, расстроен, очень тяжело проигрывать впервые. Я тогда думал об этом каждый день, пересматривал видео игр. Но когда ты выигрываешь, у тебя появляется огромное количество сил, энергии. Тебе хочется тренироваться, хочется доказывать, хочется выходить на лед, резвым входить в зал. Сейчас у нас задача еще сложнее – защищать титул уже третий год подряд будет еще тяжелее, но мы готовы к этому. Понимаем, что будет сложно, но мы знаем, что у нас есть все для этого: сохранился костяк команды, лидеры, хорошая молодежь, хорошие вратари, тренер, который может нас сплотить, может найти правильные слова для победы.

– Многие журналисты и коллеги называют вас лучшим хоккеистом мира, у вас много личных и командных наград. Но в список 100 лучших хоккеистов NHL, который составляли к 100-летнему юбилею лиги, вас не включили. Вас это задело?

– Конечно, это задело, и, конечно, я расстроился, я не буду этого скрывать. Но опять же кто-то скажет, что считает меня лучшим игроком, спросите другого – он скажет, что я не вхожу в сотню лучших. У каждого свое мнение, кому-то нравится моя игра, кому-то – нет. Я стараюсь каждый день выкладываться, каждый день доказывать, что я являюсь хорошим игроком. Я прикладывал все усилия, чтобы мы второй раз [подряд] выиграли Кубок Стэнли, но если кому-то моя игра не нравится, я ничего не могу с этим поделать. И конечно, обидно, что не включили в 100 лучших, но за 100 лет было столько мощных, крутых хоккеистов, что, конечно, тяжело было включить в топ всех. Не включили не только меня, но и других хороших игроков, которые тоже наверняка расстроились. Что делать, буду тренироваться, буду доказывать. У меня складывается неплохая хоккейная карьера, поэтому на данном этапе меня все устраивает. Я доволен своей командой, доволен своей игрой, но опять же буду сильнее тренироваться, доказывать.

– NHL решила не приостанавливать регулярный чемпионат на время Олимпиады и не разрешила своим игрокам участвовать в Играх в Пхенчхане. Игроки не смогли выступить единым фронтов и настоять, чтобы их отпустили на Олимпиаду?

– Конечно, последние слова Гарри Беттмена о том, что мы уже 100% не поедем на Олимпиаду, – это не совсем то, что хотелось услышать. Все-таки первый десяток лет моей карьеры прошел, может, осталось всего одна-две Олимпиады, в которых мне по возрасту получится принять участие. Я со многими встречался, и любой профессиональный спортсмен с удовольствием поедет на Олимпиаду – чехи, американцы, все. Она же проходит раз в четыре года, это такое событие, которое смотрит весь мир. Это праздник для всего мира, для твоей сборной. Я не слышал ни одного хоккеиста, который бы прямо высказался, что он не хочет на Олимпиаду. Это только руководители НХЛ, журналисты или какие-то «эксперты», от игроков я такого мнения не слышал.

– Еще один важный турнир – возобновленный Кубок мира. Если он станет регулярным, не упадет ли после этого значимость чемпионата мира еще ниже, чем есть сейчас?

– Чемпионат мира всегда был и будет, я считаю. Один год уровень падает, потому что-то кто-то из спортсменов не приезжает, следующий год – возрастает. Многие молодые игроки, которые на данный момент уже суперзвезды, но которые не выигрывали еще чемпионат мира, хотят поехать и хотят выиграть. Пусть это не самый крутой турнир, но чемпионом мира всегда хочется быть каждому профессиональному спортсмену. Поэтому те же молодые игроки, которые никогда не выигрывали, все равно поедут, я вас уверяю. Да, когда-то уровень, может, чуть упадет, но все равно игроки будут приезжать. Будут доказывать, что они лучшие в мире. Канадцы приезжают, Россия тоже будет обязательно приезжать. Может быть, каждый год и не стоит проводить чемпионат, может, стоит раз в два года. Тогда бы, конечно, интерес чуть-чуть повысился и, конечно, турнир был бы намного престижней. Но уже сложилась определенная традиция – проводить каждый год. Почему бы нет, на самом деле.

– В чемпионатах мира Россия в последние годы (после победы в 2014 г.) занимала только призовые места. На Олимпийских играх, которые ценятся выше и которые собирают более представительные составы игроков, результат хуже – на уровне 4–6-го места. Россия больше не лидер мирового хоккея, и эти места отражают реальный уровень сборной?

– На данный момент, соглашусь, наверное, да, 4-е место – это наш уровень. Но опять же мы прикладываем все усилия, чтобы подниматься как можно выше. Последние две Олимпиады, конечно, не самые удачные для нас. У нас была хорошая сильная сборная и в Сочи, и в Ванкувере. Но хоккей – это игра. В Сочи все решил четвертьфинал, где мы проиграли финнам. Это обидное поражение, у нас, я считаю, была намного сильнее сборная, чем у них, но вот как-то не сложилось. Но будем стараться, доказывать.

Хоккей и бизнес

– NHL – одна из четырех главных спортивных лиг США, но зарплаты хоккеистов не сравнить с доходами бейсболистов, баскетболистов и игроков в американский футбол. Почему так складывается?

– На самом деле эти четыре лиги неравнозначные. Американский футбол всегда считался и считается в Америке номером один. Потом идет бейсбол, потом баскетбол и потом уже NHL. Различие уровней заметно по всему: и по телерейтингам, и по аудитории, и по зарплатам, и по стадионам. Стадионы для американского футбола и бейсбола намного больше, чем в хоккее и баскетболе. Но и спортсмены, и руководители NHL стараются поднять уровень хоккея, популяризировать игру. NHL проводила матчи в Европе. Сейчас я слышал, что хотят проводить матчи в Китае, и китайский рынок, конечно, очень масштабный.

Конечно, нас немножко задевает, что баскетболисты получают намного больше... Но мы не жалуемся, мы выбрали этот вид спорта. Занимаемся любимым делом, получаем хорошую зарплату, поэтому нам грех жаловаться. Если в баскетболе больше зарплата, надо было идти в баскетбол. Но родители не отдали.

– В NBA обычная практика, когда решение о переходе игрока принимает руководство команды, без обсуждения со спортсменом – его ставят перед фактом. А как это происходит в NHL?

– На самом деле в хоккее такая же история. Могут поменять в любой момент, и это в профессиональном спорте случается довольно часто, поэтому если случится, то ни для кого не станет сюрпризом. Но если ты хороший игрок, тебя, конечно, никуда не обменяют. Для игрока, конечно, лучше как можно дольше оставаться в одной команде, постоянно менять команду тяжеловато.

– По открытой информации, ваши контракты с Pittsburgh Penguins составляли $43,5 млн на пять лет и затем $76 млн на восемь лет. Как вы распоряжаетесь деньгами – сохраняете, вкладываете?

– У меня есть человек, который занимается моими финансами, но на данном жизненном этапе я никуда не вкладываю, ничего особо не трачу. Стараюсь побольше накопить капитал и уже, может, после завершения карьеры буду думать, буду общаться, смотреть, что и как. На данном этапе я полностью погружен в хоккей, поэтому никакой бизнес я сейчас не веду и в ближайшее время не планирую. У меня был бизнес-опыт – я открывал ресторан в Магнитогорске. Но не очень удачно там все сложилось, сейчас он закрыт.

– А почему у вас нет рекламных контрактов? Вас же очень любит публика.

Евгений Малкин
Профессиональный хоккеист, трехкратный обладатель Кубка Стэнли
  • Родился 31 июля 1986 г. в Магнитогорске. Заслуженный мастер спорта России
  • 2004
    Чемпион мира среди юниоров, на драфте НХЛ 2004 г. выбран клубом Pittsburgh Penguins в первом раунде под общим вторым номером
  • 2006
    Начал выступать за Pittsburgh Penguins, первый раз участвует в Олимпийских играх в составе сборной России (затем в 2010 и 2014 гг.)
  • 2009
    первый Кубок Стэнли в составе Pittsburgh Penguins (затем в 2016 и 2017 гг.). Первым из россиян выиграл Conn Smythe Trophy – приз самому ценному игроку плей-офф Кубка Стэнли
  • 2012
    Стал чемпионом мира в составе сборной России, второй раз – в 2014 г.

– Не знаю, тяжело сказать. У меня было несколько контрактов, например с Bauer [производитель экипировки для хоккеистов], но пока складывается, как складывается. Есть много нюансов, но пока меня все устраивает, мне комфортно как есть. Если в дальнейшем будут какие предложения, конечно, буду рассматривать их. Мне, кстати, многие говорят, что я довольно закрытый, ухожу от общения с прессой, не так легко общаюсь на английском языке.

– Агента, который бы искал для вас рекламные контракты, у вас нет?

– Этим немного занимались мои [спортивные] агенты. Сейчас я сам знакомлюсь с людьми, общаюсь. Мои друзья этим занимаются, они будут помогать с поиском рекламных предложений, особенно в России. Если что-то получится, то я только за.

– Вы разработали собственный бренд одежды в сотрудничестве с брендами Satorisan и Dstrezzed. Как возник этот проект?

– Мы познакомились с Сергеем [Безуглым, генеральным директором Dstrezzed] через наших общих друзей, нашли общий язык, почувствовали, что можем доверять друг другу, можем работать комфортно. И что можем создать хорошие, качественные вещи. Что важно – по доступным ценам, доступным каждому жителю России. Сейчас это спортивные товары – одежда, обувь. В дальнейшем будем делать больше: бейсболки, может, что-то для хоккея. Разработали приложение Modamark, его уже можно скачать на Apple Store. Я там выступаю в роли манекена: вещи можно надеть на меня, прикинуть, как сидит.

Еще специально для этого проекта мы разработали мой личный логотип – мое прозвище в NHL Gеno в фирменных цветах.

– Новая линия рассчитана только на российский рынок или в Америке тоже будете продавать?

– Я думаю, в дальнейшем будем работать и на американский рынок. Мой никнейм там известен даже больше, я его там и получил. Например, это может быть очень интересно детям.

– Вы вкладывали свои деньги в этот проект?

– Нет, деньгами я, как уже сказал, стараюсь никуда не заходить. Я буду продвигать его в интернете, в соцсетях, сниматься в рекламе, роликах, участвовать в пресс-конференциях, мероприятиях.

– Еще одна сторона жизни большой спортивный звезды – это публичность. Есть люди, которые занимаются вашими соцсетями, помогают вам общаться с прессой?

– Нет, Instagram я всегда сам вел, у меня там семейные фотографии, фотографии с женой, с друзьями. Не хотелось бы это доверять кому-то, хотя, конечно, сейчас для многих звезд это переходит уже на совсем новый уровень. Не знаю, буду ли я в дальнейшем так делать или нет, время покажет. Да, новые технологии позволяют заниматься рекламой, можно сказать, не выходя из дома, и зарабатывать на этом деньги. Почему бы и нет? Но с другой стороны, сейчас я не так часто выкладываю фото в Instagram – раз в неделю или даже раз в месяц. А если заниматься Instagram профессионально, надо каждый день или даже чаще. Ну вот не понимаю я, что можно выкладывать каждый день по нескольку раз. Все равно немножко устаешь, хочется сохранить свою семью, свое личное пространство немножко закрытым.

Спортивный характер

– Один из самых знаменитых эпизодов вашей карьеры – переход в Pittsburgh Penguins в 2006 г. после подписания контракта с магнитогорским «Металлургом». Как вы сейчас, будучи взрослым человеком, оцениваете ту ситуацию?

– Конечно, сейчас я по-другому смотрю на это все. Конечно, сейчас у меня бы хватило стержня уже по-другому пообщаться, по-другому вести диалог. Но что случилось, то случилось, не бывает всегда все хорошо... Я ни о чем не жалею. Сейчас у меня прекрасные отношения и с командой «Металлург», и с генеральным директором ММК Виктором Филипповичем Рашниковым. Мы летом встречались, виделись, общались. Я сделал выводы и двигаюсь дальше. Сейчас быть в такой ситуации я не допустил бы.

– А как сейчас поступили бы?

– Я бы проявил стойкость и не подписывал бы контракт с Магнитогорском. Может, тогда я дал немножко слабину, растрогался. Понимаю и [председателя правления ХК «Металлург»] Величкина Геннадия Ивановича, все тогда просто хотели сохранить меня для города, сохранить для родной команды. Это их работа. И они здорово ее выполнили, мы подписали контракт. Но опять же, наверное, я чуть дал слабину, ведь, конечно, всегда надо следовать за своей мечтой.

– Как находить мотивацию, работая так долго на высоком уровне? Хоккей не превращается для вас в рутину, как любая работа?

– Конечно, в чем-то да, есть рутина именно в тренировочном процессе. Когда каждый день встаешь в одно и то же время, каждый день едешь на тренировку, на лед. Но опять же это во всех видах спорта. Это наша жизнь. Мы к этому уже привыкли, и взять любой вид спорта – теннис, футбол – там то же самое, тренировки всегда немножко рутинны. Но у нас интересная жизнь: мы много ездим командой, смотрим другие города, игры всегда разные. Надо как можно быстрее забывать все негативные моменты, просто наслаждаться тренировочным процессом. Пусть он и рутинный, но ты же понимаешь, что тебе это нужно, все это прекрасно понимают и с детства к этому привыкают.

– Имидж России в мире ухудшается. Вы как спортсмен, выступающий под российским флагом, чувствуете, что отношение болельщиков в Северной Америке к вам меняется в худшую сторону, или нет?

– Негатив всегда присутствует и со стороны своих же болельщиков, и со стороны чужих. Просто нельзя на этом заострять внимание. Я стараюсь во всем искать положительные моменты. Я верю, что и хоккей, и футбол, и вообще весь спорт поднимется в России. И что, как ни странно, мы будем сильнейшими в мире. Я верю в свою страну, в нашего президента. Я патриот.

– Своим домом считаете Россию?

– Конечно. Всегда приезжаю сюда после окончания сезона. Здесь все друзья, родители. Они, конечно, приезжают ко мне в гости в Питтсбург: хотят и с внуком понянчиться, и посмотреть хоккей вживую. Но я никогда не считал себя в Америке своим, всегда оставался русским.

– Вы кумир для многих детей, которые, глядя на вас, просят родителей отдать их в хоккей. А успешные карьеры и высокие заработки спортсменов сейчас мотивируют многих родителей отдавать детей в спорт. Сейчас, когда у вас самого родился сын, в чем вы видите баланс: как вырастить чемпиона и воспитать необходимые качества, но не сломать ребенка?

– Единственное – не форсировать. Нельзя давить, надо давать ребенку развиваться так, как он развивается. Я знаю, что многие родители уже с пяти лет стараются давать какие-то дополнительные тренировки, тренировать дополнительные подкатки. Мне кажется, одной тренировки в день достаточно для пятилетнего ребенка. Пусть он остается ребенком. Пусть он радуется во дворе с другими детьми, с друзьями. Сейчас такая тенденция пошла у родителей: все видят в ребенке суперзвезду, считают, что он обязательно должен играть в НХЛ, а потом в Instagram зарабатывать. Когда ребенок подрастет, в 14 лет, тогда уже он раскрывается и становится мужественнее, тогда в нем просыпается талант, который нужен для профессионального спортсмена. В 5–6 лет очень тяжело что-то увидеть в ребенке, понять, будет ли он суперзвездой. Конечно, я постараюсь отдать сына в спорт, я бы хотел, чтобы он был хоккеистом, но я никогда не буду заставлять силой. Не хочу, чтобы он шел со слезами на тренировки, а потом от усталости валился с ног. Если потом пойдет в профессиональный спорт, значит, будет учиться.

– Какой лучший профессиональный комплимент вы слышали в свой адрес?

– Наверное, от моих родителей. Что они верили в меня, никогда не требовали больше, чем я мог, не заставляли ремнем или палкой. Отец всегда говорил: ты должен добиться многого.