Статья опубликована в № 4478 от 25.12.2017 под заголовком: Шин Донг Бин: инвестиции Lotte в России – более $2 млрд

«Инвестиции Lotte в России – более $2 млрд»

Владелец одной из крупнейших компаний Южной Кореи рассказывает, почему Lotte удваивает инвестиции в России, продает бизнес в Китае и создает новый гостиничный бренд
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Уходящий год определенно войдет в корпоративную историю Lotte Group, пятого по величине холдинга Южной Кореи. Lotte, отмечающая в 2017 г. 50-летний юбилей своего бизнеса в Корее, весной этого года открыла в Сеуле 555-метровый небоскреб Lotte World Tower, одно из самых высоких зданий в мире, в котором разместилась штаб-квартира Lotte Group, «лучший отель в Корее» под новым брендом Signiel, люксовые апартаменты, магазины, рестораны и проч. Открытие Lotte Tower имеет символическое значение не только для Lotte Group, но и для всей Южной Кореи, ибо до сих пор самое высокое здание на Корейском полуострове располагалось в столице КНДР Пхеньяне, а соперничество и противостояние двух стран и двух режимов во всех областях идет уже более полувека.

И в этом году противостояние серьезно обострилось. Северная Корея начала испытания ракет, потенциально способных нести ядерное оружие и достичь территории США. Южная Корея, связанная с США договором о безопасности, разместила на своей территории американский противоракетный комплекс. По злой иронии судьбы этот комплекс был размещен на территории гольф-клуба, принадлежащего одной из компаний Lotte – группа передала участок корейскому правительству. Коммунистический Китай, исторически поддерживающий коммунистическое правительство КНДР, счел это недружественным шагом; в магазинах Lotte в Китае тут же обнаружились нарушения (группе пришлось закрыть большую часть из них), а китайским туристам (дающим львиную долю выручки магазинам Lotte duty free в Южной Корее) было настоятельно не рекомендовано посещать соседнюю страну. Оборот гипермаркетов Lotte в Китае в III квартале этого года рухнул до $278 000 по сравнению с $264 млн за тот же период 2016 г., сообщает Reuters. Китайские туристы в 2016 г. обеспечили корейским магазинам Lotte duty free около 70% оборота, писала сингапурская газета The Straits Times.

Параллельно в Южной Корее идет расследование коррупционного скандала, связанного с финансированием крупнейшими компаниями страны Цой Сун Силь, подруги президента страны Пак Кын Хэ, занимавшей этот пост до марта 2017 г. Пак была подвергнута импичменту, а следователи начали с пристрастием изучать бухгалтерию чеболей.

Lotte Group

Многопрофильный холдинг
Основатель: Шин Гёк Хо
Финансовые показатели (2016 г.):
выручка – $76,3 млрд,
операционная прибыль - $4,7 млрд.
Первая компания была основана в 1948 г. в Токио. В Южной Корее работает с 1967 г. с момента создания кондитерской фабрики Lotte Confectionery. Сейчас Lotte Group ведет бизнес в 30 странах и объединяет более 60 компаний в области ритейла, девелопмента, производства продуктов питания, химической промышленности, гостиничного бизнеса, финансов, страхования и т.д.

В августе по делу о коррупции был осужден на пять лет тюрьмы вице-президент Samsung Electronics Ли Чжэ Ён, фактический руководитель компании и наследник империи Samsung (холдинг оспаривает этот приговор, сообщает Reuters). А в пятницу, 22 декабря, сеульский суд огласил решение по делу руководителей Lotte. Основатель группы 95-летний Шин Гёк Хо осужден на четыре года за злоупотребление доверием и растрату, но не был заключен под стражу по состоянию здоровья, передали информагентства. Его сын, председатель правления Lotte Group Шин Донг Бин, был также признан виновным в злоупотреблении доверием и растрате и приговорен к 20 месяцам тюрьмы с отсрочкой приговора на два года (прокуроры просили по этому делу для Шина 10 лет лишения свободы; следствие по делу о финансировании Цой Сун Силь продолжается, прокуроры просят четыре года, сообщило Reuters). То, что суд не стал лишать руководителя Lotte Group свободы, – очень позитивный итог для компании, единодушны аналитики в Южной Корее: это позволит группе сохранить управляемость в условиях, когда ее бизнес несет потери из-за проблем с Китаем.

Как ни цинично это звучит, от проблем, которые испытывает Lotte в Корее, может выгадать Россия: как минимум часть корейских денег вместо Китая могут быть вложены в нашей стране. Собственно, это уже происходит: в этом году группа открыла отель в Санкт-Петербурге, купила гостиницу во Владивостоке и удваивает мощности своей кондитерской фабрики в Калуге – совокупные инвестиции Lotte Group в России превысят $2 млрд. Об этом «Ведомостям» рассказал Шин, посетивший Санкт-Петербург осенью этого года. Интервью проходило в новом Lotte Hotel St. Petersburg.

– В интервью «Ведомостям» в феврале 2015 г. вы объявили о дополнительных инвестициях Lotte в Россию в размере $500 млн в течение 2015–2017 гг. Эти инвестиции уже осуществлены?

– В декабре 2015 г. я получил от президента России орден Дружбы. И тогда я пообещал господину Путину, что до конца 2017 г. мы вложим в Россию $500 млн. Но в действительности мы удвоили эту сумму: до конца этого года в Россию будет вложен $1 млрд. Часть этих инвестиций – этот петербургский отель.

100 млн туристов

555-метровый, 123-этажный небоскреб Lotte World Tower был открыт в этом году после более 20 лет согласований и строительства, топ-менеджмент Lotte во главе с Шин Донг Бином переехал в новую штаб-квартиру в августе 2017 г. Но большую часть здания будут занимать общественные помещения – торговый центр, отель, рестораны... «Небоскреб уже стал одной из главных туристических достопримечательностей Кореи. А через два-три года Lotte World Tower будет привлекать в Корею 100 млн туристов в год – это вдвое больше, чем все население Кореи, – говорит Шин. – Из них 20 млн будут иностранными туристами. Потому что помимо небоскреба в комплекс входит торговый центр – сейчас он четвертый по размерам в мире. Это очень привлекательный туристический объект, и благодаря этому сооружению очень многие люди заходят приехать в Корею».

– Учитывая, что изначально вы вложили в Россию $500 млн, совокупные инвестиции Lotte в нашу страну достигли $1,5 млрд?

– Больше. Считая кондитерскую фабрику в Калуге, бизнес-центры в Москве и отели, инвестиции Lotte в России – более $2 млрд.

– Я слышал, что вы собираетесь удваивать производство в Калуге?

– Сейчас мы выпускаем в Калуге Choco-Pie на одной производственной линии, но в настоящий момент мы удваиваем мощности – это произойдет до конца декабря. Кроме того, мы монтируем линию по выпуску конфет – она будет закончена в начале следующего года. Наш кондитерский бизнес развивается в России очень хорошо.

– Калужские инвестиции входят в эти $2 млрд?

– Да.

– Въездной туризм на российском Дальнем Востоке растет очень бурно, в том числе и благодаря безвизовому соглашению между Россией и Кореей. Между тем во Владивостоке до сих пор нет ни одного отеля глобальной гостиничной сети. Lotte Hotels & Resorts может прийти во Владивосток?

Шин Донг Бин
председатель правления Lotte Group
  • Родился 14 февраля 1955 г. в Токио. Окончил христианский университет Aoyama Gakuin (Токио), получил степень MBA в Columbia Business School
  • 1981
    начал работать в Nomura Securities, с 1982 г. – исполнительный директор Nomura International Ltd.
  • 1988
    начал работать в Lotte Shoji – компании, продающей сладости и напитки в Японии
  • 1990
    управляющий директор Honam Petrochemical (ныне Lotte Chemical)
  • 1997
    заместитель председателя правления Lotte Group
  • 2011
    назначен председателем правления Lotte Group

– Мы находимся на финальной стадии покупки существующего отеля во Владивостоке. (4 декабря на сайте администрации Приморского края появилось сообщение, что Lotte выкупила 5-звездочный отель во Владивостоке, ранее принадлежавший компании Hyundai. – «Ведомости»).

– Отель во Владивостоке будет работать под брендом Lotte?

– Да. Кроме того, достраивается отель в Самаре (которым Lotte Hotels будет управлять по контракту. – «Ведомости»), он должен быть открыт в марте-апреле – мы должны сделать это до начала чемпионата мира по футболу.

– Ен Док Сон, бывший президент Lotte Rus, стал президентом Lotte Hotels & Resorts, а Мортен Андерсен, бывший генеральный менеджер Lotte Hotel Moscow, – управляющим вашего нового флагманского отеля Signiel Hotel. Это сигнал для ваших менеджеров: Россия может быть трамплином для их карьеры в Lotte Group?

– (Улыбается.) Думаю, да. Ен Док Сон повышен, назначен заместителем председателя правления Lotte Group и теперь отвечает за подразделения сферы услуг в группе, включая отели, магазины duty free и проч.

Генеральный менеджер петербургского отеля Уве Кунц – австриец, раньше работал в Москве. Мы инвестируем не только в оборудование, мы хотим больше инвестировать в людей.

Прозрачность важна

– В этом году вы объявили о новой стратегии Lotte, которая должна превратить вашу группу в Lifetime Value Creator. Что имеется в виду?

– Мы начинали как кондитерская компания, и мы знаем, что брендинг – одна из самых важных вещей. С тех самых пор мы диверсифицировали наш бизнес – у нас есть отели, розничная торговля и др., но все наши бизнесы, за исключением нефтехимии, – в2с. А в бизнесе с конечными покупателями брендинг – ключ к успеху. Основные потребители нашей кондитерской продукции – дети. Но дети вырастают и становятся посетителями наших магазинов, могут жить в квартирах, построенных нами, останавливаться в наших отелях... Поэтому мы и говорим о создании пожизненных ценностей.

– Новая стратегия меняет ту, что была принята в 2009 г., – в соответствии с ней к 2018 г. Lotte должна была войти в число 10 крупнейших компаний Азии с оборотом в 200 трлн вон ($180 млрд). Этой цели добиться вам не удастся: оборот группы вырос с 42 трлн вон в 2008 г. до лишь 92 трлн вон в 2016 г. Почему?

– В этом году наши продажи должны достичь $100 млрд. Но я думаю, что гораздо важнее концентрироваться на [укреплении] ценности бренда, а не просто на цифрах продаж.

– В августе этого года акционеры четырех крупнейших компаний, входящих в группу Lotte, одобрили план реструктуризации, в соответствии с которым будет создана единая холдинговая компания, а число закольцованных холдингов Lotte сократится с 67 до 18. Для чего понадобилась реструктуризация?

– У нас была довольно сложная структура. Дело опять-таки в том, что мы начинали как кондитерская фабрика, а это не огромный бизнес. По мере того как мы росли, у нас появлялись новые и новые дочерние предприятия, которые инвестировали в бизнес. Многие [работающие на фондовом рынке] в Корее считают, что у нас очень сложная корпоративная структура. Лично мне так не кажется (смеется), но людям вне компании видится именно так. Значит, надо менять структуру циркулярного холдинга, когда компания А владеет компанией B, компания C – D, а компания D – A. Требуется структура холдинга, которая будет понятна людям, фондовому рынку: кто за что отвечает. Прозрачность очень важна.

– Реструктуризация холдинга также позволит вам лично упрочить контроль над бизнесом?

– Что касается контроля – не важно, сколько у меня акций холдинга – 10 или 30%. Доверие наших работников и наших клиентов, доверие правительства гораздо важнее.

Покупателей не стало

– Политическая ситуация на Корейском полуострове и в целом в регионе остается очень нестабильной, поскольку КНДР претендует на статус ядерной державы и продолжает испытательные запуски ракет. Люди в Южной Корее и в Японии сильно нервничают?

– В Корее – не очень, потому что мы так живем уже 50–60 лет. Но для многих японцев это сравнительно новая ситуация: вечером в Санкт-Петербурге я смотрел выпуск новостей японского телевидения, там постоянно шли предупреждения: «Ракета летит!», «Ракета летит!»

– На ваши продажи обострение политической ситуации повлияло?

– Да, в первую очередь в магазинах duty free. Думаю, некоторое снижение числа туристов в Корее из Японии и США произошло именно из-за этого.

– Бизнес Lotte в Китае обрушился после того, как ваша компания передала гольф-поле под площадку для размещения американской антиракетной системы THAAD...

– Да, но это был вопрос национальной безопасности. И когда правительство обращается к частной компании с просьбой передать ему участок земли ради национальной безопасности, не думаю, что частная компания может отказать правительству.

– После этого Китай обвинил Lotte в недружественном поведении. У китайских регуляторов сразу появились претензии к вашим магазинам в Китае – например, в части противопожарной безопасности. Сколько магазинов Lottе в Китае сейчас закрыто?

– 87 из 99.

– Как я понимаю, часть из этих магазинов была закрыта по решению китайских властей, часть из них вы решили закрыть сами. Почему?

– Потому что покупателей не стало. Плюс из-за логистических проблем: если в каком-то из городов у нас было закрыто 9 аутлетов из 10, то поддерживать функционирование последнего не было возможности.

– Кроме того, значительно сократился турпоток из Китая в Корею?

– Это было в марте – апреле этого года, но с августа ситуация начала выправляться.

– На ваш взгляд, как долго еще ваш бизнес в Китае будет оставаться под давлением?

– Думаю, что это будет продолжаться еще какое-то время. Поэтому мы собираемся продать все наши [дискаунтеры] Lotte Mart в Китае, а остальные магазины будут закрыты. Я очень сожалею об этом, потому что мы давали работу [в Китае] почти 20 000 человек.

– А что будете делать с вашими кондитерскими фабриками в Китае?

– Сейчас у нас три кондитерские фабрики в Китае, одна должна быть закрыта. Что делать дальше, мы пока не решили.

Первый 6-звездочный отель

– Почему для отеля в Lotte World Tower вы создали новый бренд Signiel?

– У нас было три гостиничных бренда: Lotte Hotels («5 звезд»), Lotte City Hotels («4 звезды»), L7 – это отели для молодежной аудитории, которая останавливается на более длительный срок – не на два дня, а, например, на неделю (первый отель L7 открыт в Сеуле, два следующих открываются в Корее в декабре-январе. – «Ведомости»). Signiel – это первый 6-звездочный отель.

– Разве в корейской классификации есть 6-звездочные отели?

– Нет. Но Signiel – это лучший отель в Корее и, возможно, во всем мире. Отель предоставляет возможность круглосуточного питания, номера убираются несколько раз в сутки... Такого рода сервис очень востребован у бизнесменов.

– Загрузкой нового отеля вы удовлетворены?

– Сейчас она чуть более 50%. Думаю, понадобится около двух лет, чтобы добиться 80%-ной загрузки, – это тот уровень, к которому мы стремимся.

– Строительство Signiel Hotel в Пусане вы уже начали?

– Да, он будет тоже располагаться в небоскребе, который должен быть построен в 2019 г.

– В апреле вы заявили, что IPO гостиничного подразделения Lotte станет возможным только после того, как стабилизируется ваш бизнес duty free. И добавили, что хотите провести IPO как можно скорее. На что пойдут вырученные деньги – на покупку другой гостиничной сети?

– Думаю, да. Я хочу посмотреть, как рынок отреагирует на структурные перемены в нашей группе – создание новой холдинговой компании Lotte Holdings. Следующим шагом может стать IPO гостиничного подразделения. Может быть, в 2018 г., но все зависит от рыночной ситуации.

– Как широко простираются ваши амбиции в гостиничном бизнесе? Хотите, чтобы Lotte Hotels & Resorts вошла в топ-10 гостиничных сетей в мире?

– Как я уже говорил, теперь мы не ориентируемся на объем продаж. Качество продаж гораздо важнее. Под каким мы будем порядковым номером в списке гостиничных сетей, меня не очень волнует. Гораздо важнее – удовлетворенность клиентов.

В этом году мы открыли семь новых отелей, включая отель на морском курорте Сокчхо (он в 30 минутах езды от Пхенчхана, столицы Олимпийских игр – 2018, так что зимой можно жить там и ездить в горы), и горнолыжный курорт под Токио. Для открытия этих отелей нам пришлось привлекать заемные средства, что сказалось на нашей отчетности, – в том числе и поэтому проведение IPO в этом или следующем году не выглядит целесообразным. В будущем году, думаю, мы откроем два новых отеля.

20 секунд выброшенного времени

– В Lotte World Tower помимо офисов штаб-квартиры Lotte и отеля есть также апартаменты Signiel Residence. Вы в свою квартиру в Signiel Residence уже переехали?

– В начале следующего года, пока там ремонт. Время, которое проходит по дороге на работу и обратно, выброшенное. Переехав, я сокращу это время до 20 секунд.

– А сэкономленное время потратите на работу или на отдых?

– (Смеется.) Могу и на то и на другое.

– На каком этаже ваша квартира?

– Секрет.

– В Signiel Residence – 233 квартиры. Сколько из них уже продано?

– Это тоже конфиденциальная тема. У нас есть специальное подразделение, которое занимается продажами, и даже мне не докладывают, кто именно покупает. Как я понимаю, многие покупатели – иностранцы: китайцы, японцы. Может быть, русские (смеется).

Сделки быстрые и медленные

– Вашей безусловной удачей стала покупка в августе 2015 г. New York Palace Hotel. Одновременно китайские инвесторы купили нью-йоркский отель Waldorf-Astoria, где традиционно останавливались президенты США во время сессий Генассамблеи ООН. И президент Барак Обама в сентябре 2015 г. сменил Waldorf-Astoria на New York Palace Hotel, после чего имя Lotte стало известно всем в США. Как та сделка стала возможной?

– Я учился в MBA в Колумбийском университете, когда New York Palace Hotel был достроен (его хозяйка, Леона Хелмсли, была королевой скандалов – помните, она завещала миллионы долларов своей собаке). У отеля прекрасное расположение, а особую ценность ему придает построенный в XIX в. Villard Mansion, ныне являющийся частью отеля. Тогда у меня не было денег, чтобы посещать такой роскошный отель, – я ни разу не заходил внутрь. Обычно, когда намечаются подобного рода сделки, надо посылать людей, все проверять. Но я прекрасно знал, что это за отель, поэтому, как только услышал, что он продается, тут же его купил.

– А как вообще вы принимаете решения о сделке?

– Обычно очень медленно. Когда мы начали переговоры о покупке нефтехимического подразделения у Hyundai, я был с первого дня уверен, что нам нужно купить этот бизнес. Но на это у нас ушло 10 лет.

– Ваша самая простая и самая сложная сделка?

– Я работал инвестиционным аналитиком в Nomura, а основной принцип инвестиций: покупай дешево, продавай дорого. Правда, многие люди поступают наоборот: покупают дорого, продают дешево (смеется).

Самая простая сделка – [покупка нефтехимического бизнеса] в Индонезии, спустя всего 1,5 месяца после краха Lehman Brothers. Банк разорился в середине сентября 2008 г., а мы свою сделку в Индонезии закрыли в конце октября 2008 г. У нас просто не оказалось конкурентов – все заняли выжидательную позицию, а мы смогли купить намного дешевле, чем предполагали изначально. Тогда одна корейская газета написала, что я сошел с ума, если трачу такие деньги во время новой Великой депрессии, но это оказалась отличная инвестиция. А самая сложная была как раз покупка Hyundai Petrochemical.

Нефтехимия – хороший рынок

– Основные бизнесы Lotte Group – в потребительском секторе. Единственное исключение – нефтехимия, куда вы вкладываете миллиарды долларов. Почему?

– Я думаю, что во многих секторах [промышленности] существует избыточное предложение. И многие отрасли переинвестированы во многом из-за китайских государственных корпораций. А вот в нефтехимию больших инвестиций не делалось (в том числе по экологическим соображениям). Поэтому нефтехимия в отличие, например, от сталелитейной промышленности являет собой хороший рынок на годы вперед. К тому же ситуация [с сырьем] поменялась: вместо того чтобы использовать нефть, мы можем использовать сланцевый газ, т. е. издержки становятся очень привлекательными.

В прошлом году мы открыли газохимический комплекс в Узбекистане. Мы строим завод по производству полиэтилена, сырьем для которого будет сланцевый газ, в Луизиане, США, – он должен быть сдан в начале 2019 г.

– Россия – крупнейший производитель газа в мире. Видите ли вы перспективы для Lotte Chemical в России? Или «Газпром» у нас слишком силен?

– (Смеется.) Несколько лет назад мы рассматривали Татарстан, Казань, но не сложилось.

Но мы всегда ищем новые возможности. Сейчас нефтехимическое подразделение дает 25% выручки всего нашего бизнеса. И нефтехимия растет быстрее, чем наш потребительский бизнес. Два года назад мы купили химический бизнес Samsung, благодаря этому у нас появились заводы в таких странах, как Венгрия, Мексика. До этого мы поставляли пластиковые детали в основном автомобильным компаниям, но сегодня работаем и с производителями электроники – например, некоторые пластиковые детали в смартфонах и телевизорах Samsung делаем мы. И это дает нам хороший потенциал роста.

Умные решения

– Lotte инвестирует $885 млн в умный экогород Thu Thiem во Вьетнаме. Расскажите подробнее об этом проекте.

– Вьетнамское правительство тоже хочет получать современные технологии, в том числе технологии экологичного города, в котором эффективно потребляется энергия, нет проблемы мусора... Эти проблемы ассоциируются в первую очередь с крупными городами. Мы организовали консорциум с корейскими и японскими компаниями, чтобы решить эти проблемы и создать модель нового города. Контракт с правительством я подписал около месяца назад, первая фаза проекта должна быть закончена в 2022 г., вторая – в 2025 г.

Если мы будем успешны, то мы хотели бы предложить такую дружелюбную к экологии модель комплекса, включающего квартиры, отель и торговый центр [другим городам]. Например, в Lotte World Tower – 123 этажа. Обычно небоскребы не слишком энергетически эффективны, поскольку многочисленные лифты потребляют много энергии. Но в нашем небоскребе 69 лифтов, и тем не менее он смог получить награду за энергоэффективность. Рядом с небоскребом протекает река – зимой она сравнительно теплая, летом – сравнительно холодная. И мы совместно с другой корейской компанией придумали систему, как использовать это, чтобы также экономить энергию. Подобного рода решения применимы во всех странах, в том числе и в России, не обязательно в новых городах, но и в уже существующих.

Например, внешние стены петербургского отеля мы сохранили – они датируются, если не ошибаюсь, 1847 г. Но внутри все самое новое и современное, здание очень энергоэффективное. И такого рода технологии я готов предложить и России, и Вьетнаму. А заботиться о сохранности окружающей среды – это обязанность каждого, я в этом уверен.

– Здание отеля в Петербурге строила ваша компания?

– Да, наша корейская компания. В отличие от России Корея импортирует 100% нефти, поэтому мы с самого начала были озабочены проблемой энергоэффективности. Думаю, здесь у нас есть ноу-хау.

– В этом году в своих сеульских универмагах Lotte представила сервис Smart Shopper – клиенты могут совершать покупки, не забирая товары, которые будут доставлены им на указанный адрес позже. В вашем московском универмаге этот сервис появится?

– Надеюсь. Также мы предложили новый сервис по доставке товаров. Теперь в Корее работают все, включая женщин, и доставку товаров на дом днем организовать невозможно, потому что их некому принять – все на работе. Поэтому мы предлагаем доставку товаров, купленных онлайн, в ближайший к покупателю магазин у дома, например 7-Eleven, откуда их можно забрать круглосуточно. Мы называем это одним из элементов многоканальной системы продаж.

– Чтобы создать такую систему, нужны очень продвинутые IT-решения. Ваша группа разрабатывает их самостоятельно?

– Да, у нас есть компания Lotte Data Communication, которая специализируется на таких разработках.

– В Азии Lotte известна в первую очередь своими универмагами и супермаркетами, а уж потом отелями. В Москве вы открыли и универмаг, и отель, и выстрелил не универмаг, а отель, который завоевал репутацию одного из лучших в городе. Теперь у вас есть гостиницы в Москве, Петербурге, следом появится в Самаре и во Владивостоке. А универмаг по-прежнему один. Вы готовы с этим смириться или будете принимать какие-то меры, чтобы розничный бизнес Lotte в России занял подобающее ему место?

– Один универмаг – это ничто. Нужно или несколько универмагов, или сочетание с онлайн-торговлей. Мы должны хорошо подумать над нашим московским универмагом и решить, какими будут наши следующие шаги в этом направлении.

Бизнесы в противофазе

– Сложно ли сочетать потребительский бизнес и промышленный в одном холдинге?

– Потребительский бизнес завязан на внутренний спрос и зависит от экономической ситуации [в стране]. И обычно он находится в противофазе к энергетическому и нефтехимическому. То есть с точки зрения портфолио группы они очень хорошо дополняют друг друга.

– Как вы распределяете свое рабочее время между разными бизнесами?

– Большую часть времени я уделяю розничному бизнесу, потому что он радикально меняется по всему миру, переходит из офлайна в онлайн. Совместить это, создать многоканальную систему продаж – для нас это важная задача. Недавно мы начали онлайн-продажи в Индонезии и во Вьетнаме, этот бизнес растет.

Офлайн-торговля будет в определенных масштабах замещаться электронной коммерцией – мы это уже видим в США на примере Amazon, Wal-Mart и универсальных магазинов. И можно предположить, что тот же тренд проявится в Корее и других странах.

Поэтому в связи с развитием онлайн-торговли брендинг приобретает еще более важное значение: ваша популярность как торговой площадки зависит от того, доверяют вам покупатели или нет. В онлайн-торговле победитель забирает все: в США Amazon продает все и всем.

– В 2016 г. был создан Lotte Accelerator, он получил финансирование в 15 млрд вон, из которых лично вы вложили 5 млрд вон ($4,4 млн). Зачем?

– Корея помешана на образовании. Молодежь фонтанирует идеями, некоторые из них могут оказаться очень перспективными. Мы хотели бы реализовать эти идеи в Корее. Но идеи у молодежи есть, а финансирования часто не хватает. А инвесторов у нас в отличие от США недостаточно. Я хотел поддержать [перспективные идеи]. Ну и заработать тоже (смеется). С самого начала я верил, что это очень хорошо для общественного блага. Но мы думаем, что и прибыльность тоже хорошая.

– То есть вы предоставляете финансирование стартапу и получаете долю в нем, а если он выстреливает, то вы зарабатываете?

– Да. Кроме того, в Lotte в Корее работает 120 000 человек, ежегодно много людей выходят на пенсию. Мы представляем этих людей, имеющих 30–40-летний опыт работы в большой корпорации, стартапам, они могут выступать в роли менторов, советников или даже финансовых директоров. И это могут быть очень интересные сочетания.

– Этот акселератор только для корейского рынка или для японского тоже?

– Только для корейского. Но сейчас мы создаем венчурный фонд со значительно большим ресурсом.

Позволить замам возражать

– Я спросил вас про Японию, потому что там уникальная ситуация: страна богатая, с мощной экономикой, но растет уже второе поколение людей, которые никогда не видели экономического роста. Поэтому японцы и японские компании утратили новаторский дух, их сместили с пьедестала корейские: теперь Samsung – лидер инноваций, а не Sony. Вы родились и учились в Японии, можете сравнивать две страны, что происходит?

– Я думаю, что многое из того, что происходило в Японии, повторяется потом в Корее. Самая большая проблема Японии – старение населения. В Корее сейчас один из самых низких уровней рождаемости в мире – 1,1 [ребенка на семью], даже в Японии он выше. То есть население Кореи будет стареть еще быстрее, чем население Японии. Нынешний 2017 год – пиковый для Кореи по численности экономически активного населения в возрасте от 15 до 65 лет, начиная со следующего года цифра пойдет вниз. То есть это отрицательный фактор для роста ВВП. В этом году Корея вряд ли достигнет 3%-ного роста ВВП, скорее всего, он будет 2% с десятыми. А в ближайшем будущем будет 1%-ный рост или даже падение. То есть мы идем тем же путем, что и Япония.

Я знаю многих японских бизнесменов – они очень способные, очень хорошо образованные, но они никому не хотят бросать вызов. Плюс их культурные особенности – нежелание конфликтовать с истеблишментом.

В Корее же есть дух борьбы. Думаю, это один из факторов, который объясняет наш экономический рост.

– При этом корпоративная культура японских и корейских компаний очень иерархична, приказы не обсуждаются. Lotte Group де-факто глобальная компания, но ее культура и структура остается все еще очень корейской. Видите ли вы необходимость ее менять, вводить в правление больше иностранцев вслед за Андерсеном?

– Во многих японских компаниях менеджмент нижнего и среднего звена очень силен, и распоряжения высшего руководства могут не исполняться. Корейские компании – как армия: если приказ отдан, все пошли его исполнять. Это причина, почему корейские компании так быстро выросли. Но, согласен, это может нести проблемы.

Андерсен стал членом правления, и это очень хорошо. Еще пять лет назад у нас была только одна женщина-директор из 600 или 700 директоров, что есть в группе! Сегодня уже 20%. А еще через три или четыре года будет больше 30%. Корпоративная культура будет меняться очень быстро.

– И вы готовы позволить своим заместителям возражать вам?

– (Смеется.) Думаю, да.

– А они готовы возражать вам? Думаю, нет.

– (Смеется.) Правда.

Мечты об олимпийских медалях

– Lotte Group стала официальным спонсором Олимпиады-2018. Что вы ожидаете от этого сотрудничества?

– Студентом я мечтал выступать на Олимпиаде в соревнованиях по лыжам. Но недостаточно тренировался и не смог отобраться.

Однако лыжи я по-прежнему люблю, я президент Корейской ассоциации лыжного спорта (KSA) и вхожу в правление Международной федерации лыжного спорта (FIS). На этих должностях я отвечаю за развитие лыжного спорта в Корее. Лыжи – семейный вид спорта, он одинаково хорошо подходит и для мужчин, и для женщин. Мы тоже компания для всей семьи, так что такое сотрудничество очень хорошо для имиджа бренда.

– В составе лыжной сборной Кореи появился Ким Магнус, сын норвежца и кореянки. Корейская пресса предсказывает, что он может завоевать для страны первое олимпийское золото в лыжных гонках. Вы в это верите?

– Надеюсь на это. Корея знаменита в первую очередь своим шорт-треком, но я думаю, что есть и еще виды спорта, где мы можем претендовать на одну-две медали, – например, в сноуборде.

В Пхенчхане я бываю регулярно – несколько недель назад мы принимали там очередную делегацию МОКа. Практически все стадионы уже готовы к Играм. Я знаю, что в марте в России пройдут президентские выборы, но Игры будут в феврале, и я надеюсь, что господин Путин приедет на них.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more