Статья опубликована в № 4485 от 12.01.2018 под заголовком: Оскар Фаринетти: Я уже богат, и деньги мне не нужны

«Я уже богат, и деньги мне не нужны»

Миллионер Оскар Фаринетти, основатель Eataly, рассказывает, почему он променял торговлю электроникой на производство продуктов питания
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Продав в 2002 г. основанную отцом сеть магазинов, торгующих электроникой, за 400 млн евро, Оскар Фаринетти переключился на сельское хозяйство. «Весь мир хочет есть итальянские продукты», – объясняет он. Вырученное от продажи Фаринетти вложил в производство различных продуктов питания – от пасты до прошутто, от вина до пива. А в 2004 г. придумал революционный концепт – Eataly, объединивший под одной крышей продуктовый рынок, рестораны, кулинарную школу и библиотеку. Всего за 10 лет, прошедших с открытия первого Eataly, компания стала глобальной: Eataly появились в мегаполисах 15 стран мира, оборот превысил 0,5 млрд евро и это только начало, уверен Фаринетти.

В этом году предприниматель реализовал еще один амбициозный замысел: в ноябре в Болонье открылся FICO Eataly World – крупнейший в мире агрогастрономический парк площадью 10 га, где можно увидеть весь цикл производства продуктов питания и попробовать их. В FICO 200 наименований сельскохозяйственных растений и 200 животных, 200 компаний-резидентов, включая 40 производителей продуктов питания и 40 ресторанов, кафе и киосков с едой. Создатель FICO надеется, что парк даст огромный толчок развитию индустрии туризма в регионе и в год его будет посещать 6 млн человек (это в 3 раза больше, чем принимает знаменитый флорентийский музей Уффици).

Именно в FICO мы встречаемся для интервью. Фаринетти выбрал для разговора винный бар, но там очень громкая музыка, и я предлагаю ресторан по соседству. Предприниматель соглашается, заказывает бутылку белого вина и закуски. Мы садимся у стены с неприметной дверью, и тут я понимаю, что эта дверь – на внутреннюю территорию парка, туда, где фермы и насаждения. И оказывается, что Фаринетти в Италии – настоящая звезда, да еще и такая, с которой приятно поговорить: каждый второй проходящий мимо нас останавливается, чтобы поблагодарить предпринимателя за его новый проект, у кого-то в руках оказывается новая книга Фаринетти, и он просит автограф... Предприниматель успевает уделить время всем, но не теряет нити нашего разговора.

– Всего за 10 лет Eataly стала глобальной компанией, оборот достиг 0,5 млрд евро. В чем ваш секрет?

– Секрет – в моей стране, Италии, с ее потрясающим разнообразием продуктов питания. Весь мир хочет есть итальянскую еду – пиццу, пасту и т. д. До Eataly не было единого формата, который объединял бы рынок, рестораны и кухни – учебные классы. Мы начали в 2007 г.: первый Eataly появился в Турине, второй – в Болонье. [Первым зарубежным рынком для Eataly] стала Япония – и это было очень сложно, потому что ментальность там совсем другая, но было важно, чтобы мы открылись там. Затем – США: мы открылись в 2010 г. в Нью-Йорке на углу 5-й авеню и Бродвея. Затем мы открыли Eataly в Чикаго, Бостоне, второй Eataly в Нью-Йорке, в Лос-Анджелесе... Америка дает нам очень большую долю оборота. Мы присутствуем уже в 15 странах, но всего в мире 195 стран, и мы хотим прийти в каждую. В [Западной] Европе и Северной Америке мы развиваем бизнес самостоятельно или с миноритарными партнерами, в других частях света – в Москве, Стамбуле, на Ближнем Востоке, в Корее, Японии и т. д. – через франшизу. (Изначально я начал бизнес в Японии самостоятельно, но затем изменил схему на франчайзинговую, потому что было очень сложно.)

Оскар Фаринетти
Основатель Eataly
  • Родился 24 сентября 1954 г. в г. Альбе (Пьемонт, Италия) в семье вице-мэра Альбы Паоло Фаринетти. Изучал бизнес и коммерцию в Туринском университете. В 1976-м присоединился к семейной компании UniEuro
  • 1978
    Входит в совет директоров UniEuro, позже становится гендиректором и президентом компании
  • 2002
    Продает UniEuro британской сети Dixons
  • 2004
    Основывает компанию Eataly
  • 2007
    Открывает в Турине первый Eataly
  • 2009
    Издает первую книгу – Coccode. Il marketing-pensiero di Oscar Farinetti («Ко-ко-ко. Размышления о маркетинге Оскара Фаринетти»). Затем в 2011 г. – Un viaggio in barca a vela da Genova a New York («Путешествие под парусом из Генуи в Нью-Йорк»), в 2012 г. – Lezioni di cittadinanza. Per diventare piu umani («Уроки гражданства. Как стать более человечными»), в 2015 г. – Migliorare si puo – 300 consigli dai migliori («Как стать лучше. 300 советов от лучших») и др.
  • 2017
    Открывает Eataly в Москве и FICO Eataly World в Болонье

Следующие открытия: в феврале – в Стокгольме (в самом центре, в историческом здании), в октябре – в Париже (это очень важное открытие, поскольку французы прекрасно разбираются в еде) и затем – в Лас-Вегасе. В 2019 г. мы откроемся в Лондоне, а в 2020 г., надеюсь, откроемся в Шанхае и затем в Пекине. А после выйдем в Индию.

История, рассказанная с начала

– Парк FICO, который вы только что открыли, не станет конкурентом Eataly?

– FICO Eataly World будет всего один в мире и создан для того, чтобы привлекать туристов со всех частей света. Eataly я открываю в разных городах мира, чтобы жители этих городов смогли попробовать итальянскую кухню у себя дома. FICO я открыл для того, чтобы позвать людей в Италию.

– Как родился проект FICO?

– Родился у меня в голове четыре года назад. По одной причине: мне захотелось рассказать историю продуктов питания с самого начала, а не с конца. Потому что стол с приготовленными блюдами – это конец истории. А начало – это апельсиновые деревья, виноградные лозы, куры, несущие яйца, – все это мы собрали здесь, в FICO. Здесь вы можете не только увидеть, откуда берутся те или иные продукты, не только их попробовать, но и научиться их готовить (если у вас есть такое желание).

В FICO работает 50 гидов, поскольку это не коммерческий проект, не магазин. Да, здесь есть и рестораны, и магазины – но лишь для того, чтобы финансировать образовательную часть проекта.

– Но ваши критики говорят, что FICO – это итальянская IKEA.

– Глупость. IKEA не высаживает у себя в магазинах деревья из разных регионов, чтобы показать биологическое разнообразие. Вы говорите словами из The Guardian. 99% мировых СМИ, которые написали о FICO, оценили проект позитивно. Единственная негативная статья была в The Guardian. Наверное, это такая [маркетинговая] позиция: если все пишут «хорошо», я напишу «плохо», и тогда заметят и прочтут меня. Это глупость: даже ребенок понимает, что это не торговый центр. На первом месте – просвещение, коммерция – потом.

– В FICO вы поставили себе очень высокую планку – 6 млн посетителей в первый год, т. е. 15 000–20 000 человек в день. Первые результаты работы FICO подтверждают, что вы эту планку возьмете?

– Да. В первые недели мы превысили план на 20%. Чтобы проект был устойчивым, нам нужно в первый год достичь оборота в 55 млн евро, 62–63 млн – во второй год и 70 млн – в третий.

В первые выходные декабря нас посетило 60 000 человек, т. е. по 30 000 человек в день. Я полагаю, что январь – февраль будут сложными месяцами – в это время немного туристов, но со второй половины марта начнется рост. А бум придется на лето, потому что Романью в год посещает 21 млн туристов, Милан – 8 млн, Венецию – 22 млн, Рим – 7 млн. Я надеюсь, что они сядут в поезда и приедут в Болонью, в FICO.

Я надеюсь, что в этом году FICO посетит 300 000 школьников, которые увидят животных, растения, информационные павильоны... Это для меня важнее, чем цифры доходов.

– Почему вы выбрали для FICO именно Болонью?

– По нескольким причинам. Во-первых, это логистика. У нас фантастические поезда, и дорога в Болонью из Милана занимает 1 час, из Турина, Рима и Венеции – 2 часа. Во-вторых, это история и гастрономия. В Болонье находится старейший университет в мире, и это столица Эмилии-Романьи – региона с самым большим числом продуктов, контролируемых по наименованию и происхождению: DOP, DOCG, IGP и проч. В-третьих, потому что отличное здание, в котором разместился FICO, до этого пустовало. А мой принцип – не строить ничего нового. Потому что в Италии насчитывается 25 млн зданий, из них 6 млн – пустующих, и 2 млн из этих 6 млн – общественные здания, принадлежащие правительству, муниципалитетам и проч. Четвертая причина в том, что, по моему мнению, политики в Эмилии-Романье и Болонье самые толковые, быстрые и честные в Италии. В других регионах сложнее из-за бюрократии.

Трехколесный грузовик
Трехколесный грузовик

Специально для FICO знаменитый итальянский производитель шоссейных велосипедов Bianchi спроектировал грузовые трехколесные велосипеды. «Я обожаю [хозяина Bianchi Сальваторе] Гримальди – он настоящий предприниматель! – восклицает Фаринетти. – Он родился в Апулии и [сделал состояние] в Стокгольме. Bianchi он купил, мне кажется, лет 25 назад». Входящая в Grimaldi Industri AB компания Cycleurope производит велосипеды также под брендами Monark, Peugeot, Puch, Spectra и др. Но для итальянского парка был выбран итальянский велосипедный бренд. «Я сказал Гримальди, что для FICO мне нужен совершенно новый концепт велосипеда – такого, на котором можно возить продукты. И Гримальди лично придумал этот трехколесный велосипед с грузовыми отсеками спереди и сзади!» – продолжает Фаринетти. «Гримальди, кстати, мой партнер по Eataly в Стокгольме – у него 20% акций. Он очень богатый и очень умный, я его очень люблю», – добавляет он.

Деньги и хобби

– Почему вы вообще заинтересовались темой питания?

– Я родился в Альбе 24 сентября – в разгар сбора урожая – в 1954 г. Это был очень хороший миллезим. Мой отец родом из Барбареско, а моя мать – из Бароло. Поэтому естественно, что первый Eataly я открыл на своей родине, в Турине. Мой отец говорил мне: «Сначала нужно добиться успеха на родине. Если получится там, можешь пробовать дальше».

Мой бэкграунд – это Slow Food, организация, которая продвигает локальные, органические продукты и местные кулинарные традиции. Надо понимать, что производить продукты без использования химикатов и удобрений дорого и сложно. Концепты Eataly и FICO берут свое начало там.

– После размещения акций Eataly на бирже, которое запланировано на 2018 г., вы станете очень богатым.

– Да я уже богат, и деньги мне не нужны – я их не люблю. Я стал богатым в 2002 г., когда продал свою компанию UniEuro – это была большая сеть, 106 магазинов, торговавших электроникой. Я получил много денег и все их вложил в бизнесы в Италии, чтобы поддержать итальянскую экономику.

Я очень странный богатый. У меня нет кабинета, нет водителя. Мне не нравятся богатые, которые тратят деньги на очень дорогие продукты и вино. Я предпочитаю нормальных людей.

Я издал уже семь книг – каждое лето пишу по одной. Это мое хобби, и книги хорошо продаются. Многие в Италии меня любят. Но кто-то – нет. Потому что я богатый, но при этом левых политических взглядов. Ведь я сын партизана, социалиста. Отец привил мне очень важные ценности.

Главный проект

– Главным вашим проектом стала Eataly?

– Да. Я основатель компании, но не владелец: каждому из трех моих сыновей принадлежит по 20% компании. Двум другим моим партнерам также принадлежит по 20%. Моему старшему сыну Франческо 37 лет, он директор Eataly Europe. Среднему сыну Николе 33 года, он босс Eataly USA и живет в Нью-Йорке. Младший сын Андреа – наш «фермер»: он энолог по образованию и руководит всеми нашими сельскохозяйственными компаниями, производящими вино, пасту, прошутто, пиво и проч., которых у нас 19.

– Эти компании в FICO представлены?

– Да, [производитель ветчин и колбас] Antica Ardenga. Прошутто мы делаем в Парме, пасту – в Граньяно под Неаполем и т. д.

Я должен рассказать вам про вино, которое мы пробуем. Это No Name – мое вино из Фриули. Там традиционно выращивают виноград сорта токай, но этот сорт также выращивают в Венгрии, и он там родился. 10 лет назад Венгрия обратилась в европейский трибунал с требованием, чтобы токаем называлось только вино из Венгрии, и суд стал на сторону истца. Мое вино – 100%-ный токай, но по закону я теперь должен называть его «фриулано». Мне это не нравится, поэтому я назвал вино No Name. Dedicato a un nome negato («Без названия. Посвящается запрещенному имени»).

– Каков оборот ваших компаний, производящих продукты питания?

– Совокупный – около 100 млн евро. Из них около 50 млн – это продажи в Eataly и 50 млн – по другим каналам, в Италии и за границей.

– В 2016 г. Eataly отчиталась об убытках в 11 млн евро по сравнению с прибылью в 713 000 евро годом ранее. Почему возникли убытки?

– 2016 год был ужасным, потому что нам пришлось отложить открытие сразу пяти Eataly: инвестиции в помещения и в людей были сделаны, но увеличения оборота и прибыли не произошло. В Триесте, например, мы открыли Eataly в самом конце 2016 г., а по бюджету это должно было случиться в январе 2016 г. Да, мы получили 11 млн евро убытка, но это ничто для нас, так как прибыль предыдущих лет мы не тратили и у нас около 60 млн евро наличности. У нас всего 20 млн евро долга – при обороте 500 млн евро. Причем это оборот именно нашей компании, если добавить сюда продажи наших франчайзи, он будет 800 млн евро.

– Размещение акций Eataly по-прежнему планируется на первое полугодие 2018 г.?

– Я хотел бы сделать это как можно быстрее, в следующем году – если условия [для размещения] будут благоприятными.

– Каковы эти условия?

– Нужно, чтобы компания показала хорошие результаты в 2017 г. Думаю, они будут хорошими – EBITDA составит 30–35 млн евро. Нужно, чтобы фондовый рынок в целом чувствовал себя хорошо. Мне нужно убедить банки, что у Eataly прекрасные перспективы. Потому что Eataly – единственная итальянская [продуктовая] сеть, которая имеет потенциал для глобального развития. У Франции есть Carrefour и Auchan, у Германии – Metro, в Италии – только моя компания.

– Есть еще Coop.

– Coop за пределы своего региона, страны не выходит. Италия занимает только 0,2% земной поверхности, но весь мир хочет есть итальянские продукты! Ко мне приходят арабы, китайцы с предложением открыть Eataly у них. Сейчас у нас есть предложения от 20 китайских компаний с миллиардными оборотами об открытии бизнеса в Китае!

Итальянские блюда легко готовить самому. Вы приходите в один из ресторанов в Eataly, пробуете прекрасные спагетти, а уходя, останавливаетесь в магазине, покупаете спагетти, томаты, пармезан, оливковое масло – и потом готовите такие же прекрасные спагетти дома! Приготовить такое же замечательное фуагра, как вы попробуете во французском ресторане, дома очень сложно.

Открытие гастробутика Eataly в Москве

Eataly и антисанкции

– В Москве Eataly открылся в мае 2017 г. Как прошел первый год?

– Первые месяцы мы сработали на 30% ниже бюджета. Сейчас – 20%. [Самый популярный ресторан] № 1 – Pasta e Pizza. Затем – Pesce и Carne. У ресторана Piazza есть проблемы. Но главная проблема в том, что торговый центр, где располагается Eataly, новый и много площадей пустует. Но 80% этих площадей сданы – [магазины там] должны открыться в течение ближайших шести месяцев. Полагаю, что следующий год будет хорошим. Потому что у нас очень сильный франчайзинговый партнер. Так что мы оптимисты.

– Российские продуктовые антисанкции сказываются на бизнесе Eataly в Москве?

– Санкции – это ужасно. Но мы открыли производство сыра прямо в Eataly в Москве. У вас есть отличное молоко, и мы используем итальянские технологии, которые от таможни не зависят.

Болонья

Читать ещё
Preloader more