Защита Черного представила суду свою позицию по делу против Дерипаски

Юристы бизнесмена Михаила Черного, подавшего иск в лондонский суд против владельца алюминиевого гиганта UC Rusal Олега Дерипаски, представили в понедельник суть претензий своего клиента, который намерен доказать, что был деловым партнером Дерипаски в алюминиевом бизнесе.

Поживающий в Израиле Черной претендует на получение компенсации за 20% компании "Русский алюминий" (из которой позже вырос UC Rusal) на основе якобы подписанного в 2001 г. соглашения о передаче в доверительное управление Дерипаске пакета акций с обязательством выплаты их стоимости Черному в течение трех-пяти лет.

Аргументы истца

В понедельник в лондонском Высоком суде сторона Черного начала выступать со своим вступительным словом, разъясняя судье Эндрю Смиту суть претензий, или, как пояснил сам судья, ту часть спора, по которой ему предстоит принять решение. Нынешний процесс пока не затрагивает объем финансовых претензий Черного - они достигают 730 млн фунтов стерлингов. Суд в этой части разбирательства должен лишь установить, являлся ли Черной реальным деловым партнером Дерипаски или же, как утверждает ответчик, только обеспечивал "крышу" его алюминиевому бизнесу.

Адвокат Марк Ховард, представляющий интересы Черного, начал свое выступление с описания краткой истории знакомства и начала совместной работы его клиента и Дерипаски начиная с 1993 г. При этом юрист пообещал судье Смиту, что истец предоставит доказательства, свидетелей и даже финансовые подтверждения того, что он инвестировал деньги в алюминиевую компанию и был полноправным партнером Дерипаски.

Полноправным, то есть с равными долями - по 40% в "Русском алюминии" якобы принадлежало истцу и ответчику, а по 10% еще двум фигурантам дела, которые поднимают вопрос о "крышевании" бизнеса. Речь идет о Сергее Попове и Антоне Малевском, за которыми в 1990-е гг. стояли Подольская и Измайловская ОПГ.

На версии с "крышей" для бизнеса настаивает Дерипаска. Он не раз заявлял, что Черной является "криминальным элементом", с которым он никогда не имел деловых партнерских отношений ни в алюминии, ни в другом бизнесе. Сотрудничество сводилось только к получению необходимой в середине 1990-х протекции для бизнеса.

Ховард в первый же день назвал позицию ответчика "непоследовательной" и "сумбурной", утверждая, что на факт реального партнерства указывает множество документов, например корреспонденция сотрудников Дерипаски, банковские выписки и в конечном итоге те самые соглашения от 2001 г.

Речь идет о двух документах, по утверждению Черного подписанных 10 марта 2001 г. в лондонском отеле Лейнсборо (отсюда и выбор Черным лондонского суда для подачи иска). Тогда после короткой встречи, на которой Черной согласился уступить свою долю в компании, чтобы Дерипаска мог завершить слияние с алюминиевым бизнесом Романа Абрамовича, стороны подписали "Соглашение номер 1" и "Приложение номер 1". По "Соглашению" Черной получил $250 млн за часть своей доли. Этот пункт был выполнен и не оспаривается ни одной из сторон. Вопросы возникают по поводу "Приложения", в котором говорится, что "сторона-2 (Дерипаска) должна начать продажу доли в компании "Русский алюминий" третьей стороне" и не позднее чем через пять лет выплатить "стороне-1" компенсацию.

Сторона Дерипаски настаивает, что документы являются фальшивыми и $250 млн были получены Черным за услуги "крышевания", на чем Дерипаска и хотел закончить отношения с криминальными группировками.

Русский лондонский суд

Несмотря на необходимость изложить позицию истца и факты, Ховард позволил себе сделать несколько колких ремарок в отношении ответчика. "У нас достаточно доказательств того, что эти партнерские отношения существовали, так что все заявления господина Дерипаски, что этого не было, - это как дымящийся пистолет в руках убийцы", - заявил он.

Выступление Ховарда продлится 2,5 дня, после чего 1,5 судебных дня будет отдано для вступительного слова стороны ответчика. После этого слушания прервутся до конца сентября, когда суд начнет заслушивать свидетелей и экспертов. По данным источников, близких к процессу, первыми на перекрестном допросе будут выступать свидетели Черного.

На заседании в понедельник судья Смит подтвердил, что он отказал девяти из 12 свидетелей со стороны совладельца UC Rusal в анонимности и дистанционной даче показаний. Сейчас в процессе они проходят под буквами, однако явиться в суд будут обязаны. "В противном случае им придется давать объяснения, почему они не смогли этого сделать", - сказал судья, добавив, что отказал Дерипаске в праве апеллировать это решение.

Дерипаска и Черной в суде тоже выступят, Черной - по видеосвязи, поскольку он находится в международном розыске по запросу Испании и из Израиля не выезжает.

Подтвержденных списков свидетельских выступлений представители сторон пока не распространяли, однако сторона Черного скептически настроена уже к факту выступлений со стороны ответчика.

"Дерипаска пользуется особым положением в современной России, он близок к Владимиру Путину... и ему несложно будет найти людей, которые окажут ему поддержку в этом суде", - заявил Ховард.

Процесс, скорее всего, растянется на много месяцев, как и аналогичный суд между предпринимателем Борисом Березовским и олигархом Романом Абрамовичем, в центре которого были похожие претензии по выплатам за доли в бизнесе.

Ажиотаж вокруг нынешнего процесса, очевидно, начнется в конце сентября, когда в суде будут появляться фигуранты дела. Понедельник же – первый день вступительных заявлений сторон прошел спокойно. Зал был заполнен в основном юристами, представителей прессы, в основном британской, было около десятка.

Под процесс отвели один из самых больших залов в современном здании Роллс-билдинг. В таком же зале и в этом же суде слушался процесс Березовский - Абрамович.

Судебные разбирательства последних оказали ощутимое влияние и на нынешний суд. Юристы уже не разъясняют, что такое "крыша", оперируя этим понятием как общеизвестным термином. В понедельник британское правосудие и СМИ получили новый термин, связанный с российскими реалиями 20-летней давности, - понятие "доля", которую получал Черной и его люди за защиту алюминиевого бизнеса Дерипаски.