Бизнес призывают начать посадки

Но стандартов лесоклиматических проектов в России пока нет
Евгений Разумный / Ведомости

Чтобы компенсировать более 1 млрд т выбросов СО2 к 2060 году, власти делают ставку на развитие лесоклиматических проектов, в том числе и привлекая в них бизнес.

Из 250 проектов в мире только три российских

По итогам климатического саммита в Глазго Россия подписала «Декларацию Глазго о лесах и землепользовании», обязавшись к 2030 году «остановить и обратить вспять процесс утраты лесов». Владимир Путин, выступая на саммите по видеосвязи, заявил, что, следуя цели стать углеродно-нейтральной, страна будет использовать потенциал лесов и принимает меры для их сохранения, борется с незаконными рубками и лесными пожарами и увеличивает финансирование в лесоохранных целях. К 2060 году Россия должна компенсировать 1,1 млрд т СО2.

Решение российской стороны по лесам вполне объяснимо. В стране сосредоточена почти пятая часть мировых лесных массивов, ее способность поглощать СО2 в больших объемах высока. В классификации стран по экологическому долгу WWF Россия является страной-кредитором, говорят эксперты. «Ежегодная разница между поглощением и выбросами парниковых газов в лесах России составляет более 600 млн т СО2», — говорит Татьяна Крейденко, доцент экономического факультета РУДН. Однако для выполнения подписанного в Глазго соглашения не обойтись без реализации лесоклиматических проектов. Лесоклиматическими являются проекты, в результате которых происходит увеличение объемов поглощаемого лесами СО2 и в будущем по итогам этих проектов возможна рыночная монетизация углеродных единиц.

Несмотря на то, что в мире, по данным Всемирного банка, реализовано и сертифицировано более 250 лесоклиматических проектов, в России таковых пока только три. «Проектов мало, так как они дороги и их невозможно реализовать без сторонних инвестиций. Кроме инвестиций в сам процесс лесовосстановления, проекты должны пройти аудит и получить сертификат на соответствие международным стандартам, что тоже затратно. К тому же у России немного опыта ведения лесоклиматических проектов, считает руководитель программы «Зеленая экономика» WWF Алексей Климанов.

Посадим лес вместе

Ведение лесоклиматических проектов –дорогостоящий процесс, поэтому осуществлять их на средства одного источника, сложно. «Стоимость лесовосстаноаления одного гектара исчисляется миллионами рублей», — говорит доцент экономического факультета РУДН Татьяна Крейденко.

Среди крупных российских компаний подобные проекты пока реализует «Русал». В течение 2019–2020 гг. на 520 га в Красноярском крае и Иркутской области за свой счет высадили более 1,1 млн саженцев сосны, уход за которыми компания обязалась финансировать в течение последующих пяти лет. «В 2022 году будут выполнены агротехнические уходы за высаженными лесными культурами, также на протяжении лесопожарного сезона будет организована авиалесоохрана на территории 505 тыс. га Нижне-Енисейского лесничества Красноярского края, взятых под охрану в 2019 году. В результате реализации лесных проектов «Русалом» ежегодно, начиная с 2019 года, было компенсировано около 440 тыс. т СО2», — заявили в пресс-службе компании.

Проект сложный и дорогостоящий, говорят эксперты. «В Кировском лесничестве (Иркутская область) 1 га обошелся компании в 20 млн руб., общая площадь равна 125 га», — говорит Татьяна Крейденко.

Поэтому российский бизнес неохотно берется за проекты, предусматривающие заботу о российских лесах в рамках климатического контекста, хотя Минприроды и подведомственный ему Рослесхоз уже делали ему такое предложение. В проекте дорожной карты низкоуглеродного развития под видом климатических проектов крупным российским компаниям предлагают вкладываться в лесовосстановительные и противопожарные проекты.

В ноябре прошлого года руководитель Рослесхоза Иван Советников заявлял корреспонденту «Ведомости. Экологии», что участие крупного бизнеса в процессе лесовосстановления — это важный процесс в контексте зеленого перехода. «Наша задача — увеличить объем СО2, поглощаемого лесами. Один из путей — вовлечение в процесс крупного бизнеса. Для него такой шаг выгоден: он не только сможет получить репутацию экологически ориентированного, но и снизить фискальные платежи», — говорил Советников.

В январе этого года в Минэкономразвития на одном из совещаний по климатической повестке с участием глав крупных компаний, среди которых были «Русал», АФК «Система», «Сегежа Групп». Компаниям в ходе мероприятия предложили реализовывать лесоклиматические проекты, что некоторые из них восприняли с удивлением. «Нам предложили добровольно реализовывать проекты в области поглощения выбросов парниковых газов, высаживать деревья и финансировать мероприятия по уходу за ними. Такие работы мы и так за свой счет ведем уже не первый год. Например, наша «Сегежа Групп» уже проводит полное стопроцентное лесовосстановление по сравнению с объемами лесозаготовок, к тому же мы создали собственный лесопитомник, в ближайшие годы мы сможем сами выращивать сеянцы для ведения лесовосстановительных работ. Зачем нам проводить еще и дополнительные работы по просьбе государства, пока непонятно», — заявил источник в АФК «Система», которая владеет контрольным пакетом акций «Сегежи».

В некоторых российских государственных компаниях считают, что пока вообще не стоит касаться темы лесоклиматических проектов, поскольку «в ней много неопределенности». Например, в ОАО РЖД регулярно высаживают компенсационные деревья, однако не могут начать заниматься лесоклиматическими проектами до тех пор, пока не будут приняты основные документы, регламентирующие деятельность российского бизнеса в этой области. «Силами ОАО РЖД посажено 600 тыс. деревьев, но это не сплошные, а компенсационные высадки, они не могут считаться лесоклиматическими проектами, пока не приняты федеральные документы и нормативные акты к ним. Лесоклиматических проектов у ОАО РЖД на сегодня нет. Однако мы рассматриваем возможности участия в них в будущем, анализируем имеющийся опыт и документацию, места в России, где можно посадить участок леса и вычислить его углеродоемкость. Если мы начнем реализовывать лесоклиматические проекты, то для нас это будет серьезный шаг, поскольку любой из них — это верифицированная история, каждый из таких проектов должен соответствовать требованиям и методологии», — рассказал «Ведомости. Экологии» начальник департамента экологии и техносферной безопасности РЖД Андрей Лисицын.

Высокие риски

Стимулировать компании инвестировать средства в проекты по выращиванию лесов, которые затем должны будут поглощать СО2, — довольно опасная и трудновыполнимая идея, особенно с учетом того, что в России пока отсутствует лесоклиматический стандарт, считают эксперты. «У нас сейчас за лесоклиматические проекты выдаются любые проекты, в рамках которых высаживаются саженцы. Считается, если взяли и высадили саженцы – это уже полноценный лесоклиматический проект, а далее дело за малым, деревья вырастут и будут поглощать СО2. Но сама по себе эта идея абсурдна. У каждого дерева, как у биологического вида, есть ниша в экосистеме и стирать границы крайне рискованно. И уже были такие примеры, когда по неосторожности появлялись за пределами своих ниш такие виды деревьев, которые уничтожали все вокруг», — говорит генеральный директор Центра экологических инвестиций Григорий Юлкин.

Выполнение климатических проектов в лесах влечет за собой большие риски даже у тех компаний, которые добросовестно работают над ними. «Необходимо следить за тем, чтобы деятельность компаний, не сводилась к лесовосстановлению — это и так обязано делать государство, а не бизнес. Лесоклиматическим может считаться только такой проект, который может дать в финале углеродные единицы. Для этого компании, претендующие на ведение лесоклиматических проектов, обязаны просчитывать количество углеродных единиц, которое они хотят получить в финале этого проекта, и неважно, по российскому или по зарубежному стандарту ведется лесоклиматический проект», — говорит ведущий научный сотрудник института глобального климата и экологии имени академика Ю.А. Израэля к.б.н. Владимир Коротков.

Пока что в России нет собственного лесоклиматического стандарта и все имеющиеся проекты добровольно оцениваются по международным, самым распространенным из которых является Verra VCS (verified carbon standard). «В его рамках могут применяться разные подходы, например, посадка нового леса там, где его не было 10 лет, или улучшенное управление лесом. Прежде чем проект получит сертификат, подтверждающий, что он лесоклиматический, он должен будет заверить проектную документацию у аудиторов, взять участок в аренду, заключить договор с лесничеством и ухаживать за лесом. Спустя несколько лет аудит должен будет пройти снова, если эксперты убедятся, что весь лесной климатический проект прошел по правилам, только после этого компания-арендатор может продавать углеродные единицы, рассказал Александр Климанов.

России необходимо срочно принимать лесоклиматический стандарт — документ с четкими понятиями, что можно, чего нельзя делать в лесах с точки зрения лесовосстановления и лесопосадок. В Рослесхозе заявляют, что говорить о стандарте рано, но соглашаются, что он необходим. «Стандарт должен соответствовать международным требованиям и представлениям, которые есть в добровольных системах VERA и GS. Пока особенных требований со стороны Рамочной конвенции ООН об изменении климата и группы экспертов по климату в отношении лесных проектов не сформировано. Сейчас необходимо создать правовую конструкцию, которая законодательно определит требования, критерии и порядок реализации лесоклиматических проектов. Затем потребуется доработать нормативную базу и использовать климатически правильные технологии в лесном хозяйстве – Smart-Fores», — говорит начальник управления науки и международного сотрудничества Рослесхоза Владимир Дмитриев.

Разработку стандарта ведут Минприроды, Рослесхоз и Минэкономразвития. Однако пока он находится в разработке, как и остальные климатические стандарты. «Этот документ может быть готов в конце весны этого года», — говорят в Департамент конкуренции, энергоэффективности и экологии Минэкономразвития.