«Я против отмены эконадзора в России»

Но нельзя допустить избыточного административного давления на бизнес
Личный архив

Александр Закондырин, председатель общественного совета при Минприроды РФ, рассказал о возможной отмене внеплановых проверок ресурсодобывающих компаний.

- Как вы относитесь к инициативе о введении моратория на проверки нефтяных компаний? Первое, что интересует: цена вопроса. Сколько нефтяники платили за исправление своих ошибок? Было много разливов, других проблем, которые вредили экологии.

- Нет конкретных цифр отдельно по нефтяникам. Главная задача — контроль и надзор в отношении крупных природопользователей. Это и металлургические, и нефтяные, и химические, и угольные нкомпании. Проблема не только в нефтяной отрасли, это достаточно широкий круг природопользователей. И по ним могли и должны проводиться проверочные мероприятия. Я всего лишь выступаю за то, чтобы в столь сложный экономический период, как сейчас, хозяйствующие субъекты ограничить именно в части внеплановых проверок. Плановые проверки, я считаю, должны проводиться в полном соответствии с планом, который уже утвержден.

В соответствии с законодательством о государственном контроле, который вступил в силу 1 января 2022 г., есть много форм контрольных мероприятий, которые позволяют это делать, не мешая текущей хозяйственной деятельности. Это системы мониторинга, опросы, в т.ч. онлайн, не обязательно приходить на объект и дестабилизировать операционную ситуацию.

Если вы про цифры, то по компенсации экоущерба Росприроднадзор собирает примерно 10 млрд. руб. ежегодно. В прошлом году эта цифра была значительно больше из-за ситуации с аварией на ТЭЦ 3 Норильска, там сумма ущерба была 146 млрд. руб.

Дискуссия сейчас идет не об отмене системы экологического надзора, а о том, что в сложный момент хозяйствующие субъекты смогут сосредоточиться на непосредственной работе и не отвлекаться на бесконечные проверки. Проверочные мероприятия должны проходить в максимально удобном режиме без отвлечения большого количества сотрудников от основной деятельности, ведь их рабочее время тоже стоит денег. С моей точки зрения, разговор вообще не идет про экономию. С тех, кто виноват в причинении вреда жизни и здоровья граждан, соблюдении экологических норм, все должно взыскиваться, нет сомнений. И по тем объектам, которые должны быть проверены – срок подошел проверки – их надо проверять. Я против того, чтобы останавливать контрольно-надзорную деятельность в России.

Предложение касается внеплановых мероприятий, парой излишнее административное давление. Если вы посмотрите в абсолютных величинах – это тысячи проверок. Тысячи внеплановых контрольных мероприятий. Вот если это внеплановое мероприятие не касается жизни и здоровья граждан, а просто какой-то человек, который живет недалеко и ему что-то не нравится, и он бесконечно пишет в надзорные органы, такие надзорные мероприятия надо сократить.

- Хорошо, что вы напомнили, что есть другие добывающие отрасли. Почему так получилось, что в той инициатива говорится только о нефтедобыче? Действительно, есть же другие отрасли.

- Я могу объяснить. Потому, что у «Норникеля» был большой разлив, в большом объеме, и к этому было приковано внимание. Но кроме «Норникеля» есть другие хозяйствующие субъекты – ЛУКОЙЛ,  «Роснефть» и т.д., у которых тоже есть системные нефтеразливы, к сожалению это происходит и не только в нашей стране.

Например, был разлив нефти в Черном море летом прошлого года, его допустил Каспийский трубопроводный консорциум (КТК). К нему тоже есть претензии у Росприроднадзора. Это системная работа службы.

- Но есть много других компаний, которые соблюдают свои обязательства, связанные с экологией, на них эта инициатива может отразиться? Или все-таки мы на нефтяниках остановимся и будем давать только им преференции?

- Нет разговора только про нефтяников, насколько я понимаю. Это не касается конкретно нефтяной сферы – добычи, транспортировки или переработки нефти. Разговор идет про природопользователей, у которых есть лицензия на добычу, они могут добывать самые разные виды природных ресурсов – газ, нефть, уголь, редкоземельные металлы и т.д. И есть порядок проведения проверок, контрольно-надзорных мероприятий, они бывают плановые и внеплановые, бывают рейдовые, есть и другие формы контроля за хозяйственной деятельностью.

Если брать новый закон о государственном контроле, который вступил в силу в этом году, там много разных форм, как можно контролировать деятельность. С точки зрения административного воздействия, оно максимально сведено к минимуму от прямого общения с природопользователем и отвлечения его сотрудников на время проверочных мероприятий. Подчеркиваю, если это не касается жизни и здоровья людей. Если у нас есть основания полагать, что это связано со здоровьем людей, то будет оперативная реакция со стороны государства и будут реальные санкции в отношении виновников.

Если этого не происходит, кто-то просто злоупотребляет своим правом и организовывает внеплановые контрольные мероприятия, то это сейчас недопустимо, а если это административное давление, то сейчас не самый подходящий для этого момент. Я понимаю инициативу коллег из Госдумы как идею снижения административных барьеров, что безусловно правильно.

- Каким образом рассчитываются штрафы?

- Существует методика оценка экологического ущерба, объем компенсации от того, насколько компания оперативно и профессионально занималась устранением последствий. Сущестует система коэффициентов, которые применяются в зависимости от фактических обстоятельств. Если все было по правилам то коэффициент – 1, а если виновник пытался скрыть последствия и не участвовал в устранении последствий, то коэффициент будет 5. Все достаточно справедливо.

- Разливы нефти на промыслах останутся под контролем Росприроднадзора и прочих экологических регуляторов? Или они будут выведены из-под экологического контроля?

- Конечно, нет. Никто не позволит спокойно разливать нефть и нефтепродукты в стране. Если виноват, то будут отвечать по всей строгости закона и будут многомиллиардные штрафы и компенсации.

Сложная ситуация в экономике, связанная с санкционной политикой иностранных государств не может и не будет основанием для экологических преступлений, можете не волноваться этого никто и никогда не допустит!