Экономика
Бесплатный
Энджли Рэйвал
Статья опубликована в № 3795 от 23.03.2015 под заголовком: Хроники нефтяной войны

Как Саудовская Аравия попыталась раздавить конкурентов на нефтяном рынке

Страна с низкими издержками, огромными резервами и низким долгом ввязалась в борьбу за выживание
Самый влиятельный в мировой энергетике человек – министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими пожертвовал стабильностью ради надежды победить конкурентов
Heinz-Peter Bader / REUTERS

Седьмого октября 2014 г. 30 нефтяных трейдеров и управляющих хедж-фондами собрались в Mike’s Bistro на Манхэттене, чтобы обсудить ситуацию на нефтяном рынке и встретиться с Нассером аль-Доссари, представителем Саудовской Аравии в ОПЕК. Аль-Доссари, как считалось, пользовался расположением министра нефти королевства Али аль-Наими, самого влиятельного человека в энергетической отрасли. Цена нефти практически без остановки снижалась с июня, и все хотели знать, когда Саудовская Аравия возьмет ситуацию под контроль и остановит падение. «Вы, конечно, собираетесь сократить добычу», – заявил один из гостей. «Что заставляет вас так думать?» – ответил на это, по воспоминаниям участника встречи, аль-Доссари.

Это был первый признак того, что Саудовская Аравия не придет на помощь нефтяному рынку; и по устоявшемуся в последние десятилетия мировому энергетическому порядку был нанесен тяжелый удар. Ранее в периоды нестабильности Саудовская Аравия, обладающая наибольшими свободными мощностями в странах ОПЕК и способная легко регулировать объемы добычи, корректировала ее, способствуя восстановлению баланса на рынке. Но в прошлом году избыток нефти стал очевиден, королевство изменило политику. Сокращение добычи будет лишь на руку конкурентам, посчитали в Эр-Рияде и решили не отступать.

Полтора месяца спустя Саудовская Аравия, надавив на партнеров по ОПЕК, добилась принятия решения не менять квоты на добычу нефти. Аль-Наими, выходя с заседания, назвал это решение «великим», а позднее – «историческим».

Опираясь на $750 млрд валютных резервов, Саудовская Аравия начала борьбу с производителями нефти, имеющими высокие издержки, – от США до Бразилии и России. Такой подход ударит по доходам королевства в краткосрочной перспективе, но заставит другие страны сократить добычу, что в дальнейшем позволит восстановить цены, саудовцы же смогут сохранить свою долю рынка – таков был расчет Эр-Рияда.

Последствия смены стратегии оказались глобальными. Нефтедобывающим странам пришлось переписывать бюджеты, потому что на прежние доходы от экспорта нефти рассчитывать уже не приходилось. Энергетические компании бросились пересматривать инвестиционные планы. Финансовые рынки были потрясены.

Оценка ситуации и подход к ней изменились в Саудовской Аравии в период между июнем и октябрем 2014 г. О причинах этого было высказано немало мнений и предположений. Некоторые подозревали, что все дело в геополитике: согласно одной из теорий, саудовцы под влиянием США сознательно решили нанести удар по конкурентам – России и Ирану. Однако внимательное изучение действий представителей Саудовской Аравии свидетельствует, что основной причиной начатой ими рискованной игры стала цепь неожиданных политических событий в мире и, самое главное, неверная оценка сложившейся рыночной ситуации в середине прошлого года.

Июнь 2014 г.: переломный момент

Рост мирового спроса на нефть замедляется, а ее поставки увеличиваются, говорилось в презентации на заседании стран ОПЕК 11 июня. Тем не менее в Саудовской Аравии считали, что цене на нефть ничто не угрожает. Ближний Восток был в огне, в Ливии творился хаос, а «Исламское государство» захватывало территории в Сирии и Ираке.

Инвесторы полагали, что из-за беспорядков поставки нефти сократятся и ее цена поднимется к $130 за баррель. По словам сотрудника госдепа США, госсекретарь Джон Керри, полагаясь на заверения ныне покойного короля Саудовской Аравии Абдаллы, считал: Эр-Рияд «сделает все, что потребуется», чтобы компенсировать любой вызванный «Исламским государством» срыв поставок.

Но случилось непредвиденное. В Ливии неожиданно выросла нефтедобыча, которая до этого сократилась с 1,4 млн до 200 000 баррелей в день на фоне протестов, забастовок и захватов месторождений исламистами. В конце июня пошли разговоры о возобновлении работы захваченных портов и месторождений, и за три последующих месяца добыча увеличилась до 900 000 баррелей в день.

В Ираке, втором по величине производителе нефти в ОПЕК, исламисты не смогли захватить основные нефтедобывающие регионы, благодаря чему исчезла еще одна угроза срыва поставок. По словам аналитика IHS Energy Бушана Бари, это был «переломный момент на нефтяном рынке». Цена барреля Brent на закрытие в последний день месяца составляла $112,36.

Июль 2014 г.: недооценка сланцевой отрасли в США

Участников рынка поджидал еще один сюрприз. Высокие цены – более $100 за баррель – стимулировали увеличение поставок из Бразилии и России. Но главным был рост в США. Месячный объем добычи сырой нефти там достиг 30-летнего максимума. Его средний уровень вырос до 8,5 млн баррелей в день, а к концу года превысил 9 млн баррелей (см. график). Технологический прогресс вместе с низкой стоимостью заемного финансирования, обеспеченной программой денежного стимулирования Федеральной резервной системы, позволили добывать больше сланцевой нефти, чем ожидалось. «Были побиты наши самые оптимистичные прогнозы», – вспоминает высокопоставленный американский чиновник.

Вначале в Эр-Рияде приветствовали диверсификацию поставок и видели в ней фактор стабилизации рынка. Рост добычи в США приводил к сокращению импорта нефти из таких стран, как Ливия, Иран и Нигерия (с 1970-х гг. в США действует почти полный запрет на экспорт сырой нефти). Саудовцы сомневались в устойчивости сланцевой нефтедобычи, учитывая высокие производственные издержки. Добыча сланцевой нефти безубыточна при ценах $30–90 за баррель, тогда как саудовской – менее чем при $10.

Саудовцы «не верили в истинный потенциал сланцевой революции в США», говорит бывший топ-менеджер Eni Леонардо Мауджери. В прошлом году он предупреждал саудовских чиновников о новом конкуренте, но, по его словам, «они абсолютно недооценили устойчивость этой новой отрасли».

Тем не менее игнорировать новую реальность было уже нельзя. В 2014 г. Саудовская Аравия все-таки наняла аналитиков ExxonMobil для оценки безубыточности, объемов долгового финансирования и горизонта добычи американской сланцевой отрасли, говорят два знакомых с ситуацией человека. Цена барреля нефти Brent тем временем к концу месяца упала до $106,02.

Август: новая реальность

В Европе спрос падал быстрее, чем ожидалось, и Эр-Рияд слишком поздно заметил проблемы в другой части света – в Китае. Признаки ослабления спроса там было сложно заметить. «Если китайскому нефтепереработчику не требуется много нефти, он первым делом откажет другим поставщикам. У Саудовской Аравии есть приоритет», – объясняет один из ближневосточных нефтяных экспертов.

Однако падение спроса оказалось настолько существенным, что нефтепереработчики в Китае, а также во Вьетнаме и Индии начали говорить нефтяной госкомпании Saudi Aramco, крупнейшей в мире по добыче и запасам, что им нужно меньше нефти, и захотели снизить цены, рассказывают знакомые с ситуацией люди. После этого Эр-Рияд несколько раз снижал цены на экспорт в Азию. Агрессивная ценовая политика стала признаком серьезности его намерений бороться за рыночную долю в Азии, считает аналитик Medley Global Advisors Яссер Эльгуинди: «Саудовская Аравия стала беспокоиться по поводу поставок в Китай. [Она] уступала рыночную долю Венесуэле, западноафриканским и другим производителям».

Так как из-за сланцевого бума США стали импортировать меньше нефти, в Китае стремились найти клиентов и партнеры Саудовской Аравии по ОПЕК, и другие страны. Конкуренция привела к тому, что в 2013 г. Эр-Рияд экспортировал туда 1,3 млн баррелей нефти в день, а в августе 2014 г. – около 900 000 баррелей в день. Если США смягчат запрет на экспорт нефти, как многие ожидают, «этот тренд только ускорится», говорит Эльгуинди. У Эр-Рияда нет выбора, кроме как «защищать свою долю от конкурентов, входящих и не входящих в ОПЕК», добавляет он.

Хотя саудовские чиновники еще в 2012 г. говорили аналитикам, что от них не стоит ждать одностороннего сокращения, гипотетические разговоры об этом велись до прошлого лета. Но затем ситуация изменилась. «Мы знали, что этот день наступит, это был лишь вопрос времени», – утверждает Мохаммед аль-Саббан, старший советник министра нефти Саудовской Аравии в 1996–2013 гг. Когда нефть опустилась до $100 за баррель, «стало ясно, что мы столкнулись с новой реальностью», говорит он. В последний день месяца за баррель Brent давали $103,19.

Сентябрь: «Мы не убеждены»

Среди участников рынка ходили разговоры о разногласиях в руководстве Саудовской Аравии. Некоторые в Эр-Рияде считали снижение цен на нефть краткосрочным явлением. Также казалось, что вариант с сокращением добычи по-прежнему рассматривается. Один саудовский чиновник рассказывал FT: «Если мы увидим, что спрос не такой, как ожидается, мы сократим [добычу]. Но пока мы не убеждены [в необходимости этого], поскольку ситуация со спросом стабильна».

Другие полагали, что начинается новая эпоха, и утверждали: чтобы в долгосрочной перспективе сохранить конкурентоспособность Саудовской Аравии и роль нефти в мировой энергетике, пришло время преподать урок производителям с высокими издержками – от сланцевых добытчиков до производителей солнечной энергии, а также их кредиторам. Пока же министр нефти аль-Наими и другие высокопоставленные лица демонстрировали уверенность. «Вы когда-нибудь видели, чтобы я беспокоился? – спрашивал аль-Наими у репортеров. – Это не первый раз, когда цены меняются. Они постоянно меняются».

Близкие к министерству нефти дипломаты говорят, что чиновники сравнивали нынешнюю ситуацию с 1980-ми гг., когда тогдашний министр Заки Ямани сократил добычу в ответ на рост поставок из Северного моря. В результате саудовцы потеряли рыночную долю и стали срочно добычу наращивать. Это привело к тому, что цена нефти упала втрое до $10 за баррель (см. врез). «Как показывает история, когда саудовцы сокращали добычу вслед за снижением спроса, для них это заканчивалось не очень хорошо», – отмечает западный дипломат в Эр-Рияде. По словам генерального секретаря ОПЕК Абдаллы эль-Бадри, острой потребности что-то делать не было, пока цены на нефть не начали «стремительно снижаться» во второй половине 2014 г.

Уроки прошлого

В середине 1980-х гг. цены на нефть тоже обвалились из-за превышения предложения над спросом. После достижения ценами исторического максимума в 1980 г. спрос на нефть в течение нескольких лет был слабым. В США началась рецессия, к тому же стали давать результат меры по повышению энергоэффективности, принятые в ответ на нефтяное эмбарго арабских стран в 1970-е гг. Между тем нефтедобыча росла. В Мексике заработал огромный нефтедобывающий комплекс, который стал в 1981 г. давать более 1 млн баррелей в день, наращивали добычу и компании США. После падения цен с пика Саудовская Аравия пыталась поддерживать их, сокращая добычу. До конца 1985 г. цены колебались в широком коридоре (так и в XXI в. после достижения нового исторического максимума в июле 2008 г., обвала и восстановления котировки двигались в диапазоне $90–125 за баррель). И если в начале 1980-х гг. Саудовская Аравия добывала 10 млн баррелей в день, то в августе 1985 г., по данным Администрации энергетической информации США, всего 2,3 млн. Между тем другие страны ОПЕК не только не сокращали добычу, но порой даже и наращивали ее. Поэтому в конце 1985 г. Саудовская Аравия решила наказать их и стала резко увеличивать добычу, из-за чего цена упала более чем с $30 за баррель в ноябре 1985 г. почти до $10 к июлю 1986 г. Активность в нефтяной отрасли США резко снизилась: если в конце 1985 г. работало почти 2300 буровых установок, то годом позже – едва ли 1000. Но тогда в отличие от сегодняшнего дня нефть в США добывалась на традиционных месторождениях, на разработку которых уходили годы и миллиарды долларов. Цены на нефть подросли через несколько лет, чему способствовало, в частности, вторжение Ирака в Кувейт в 1990 г. Но они снова снизились после операции «Буря в пустыне» и до конца десятилетия колебались в диапазоне $15–25, упав ниже $10 за баррель в 1998 г. МИХАИЛ ОВЕРЧЕНКО

СвернутьПрочитать полный текст

В сентябре нефть Brent подешевела почти на $9, поскольку начался отток капитала с сырьевых рынков в более безопасные активы, такие как гособлигации США. В этот критический момент аль-Наими перестал появляться на публике, отправившись в отпуск на Сейшелы. Другие саудовские министры и официальные лица тоже были в отъезде в период мусульманских праздников. «За штурвалом не было никого», – вспоминает один из участников рынка. Цена барреля Brent в последний день месяца – $94,67.

Октябрь: критический момент в Эр-Рияде

Решения в Эр-Рияде зачастую принимаются не спеша, и этот процесс непрозрачен. Но первым намеком на изменение позиции стало замечание аль-Доссари, которое быстро распространилось по инвестиционному сообществу. Другие саудовские чиновники затем начали повторять эту мысль. «К октябрю политика была определена», – утверждает западный дипломат из Эр-Рияда. По его словам, сокращение добычи не исключалось полностью, но было «крайне маловероятным».

На публике аль-Наими, руководящий нефтяной политикой Саудовской Аравии с 1995 г. и наиболее могущественный из не принадлежащих к королевской семье чиновников, отделывался общими фразами. По словам человека, общавшегося с руководителями Saudi Aramco, «бессистемное» общение с рынком объяснялось неопределенностью, царившей в Эр-Рияде, саудовцы тогда лишь реагировали на происходящее. Цена барреля Brent в последний день месяца составила $85,86.

Ноябрь: «ОПЕК не может контролировать рынок»

До заседания ОПЕК в Вене 27 ноября наиболее бедные члены картеля – от Венесуэлы до Ирака – призывали сократить добычу. Но Саудовская Аравия не была готова заниматься этим практически в одиночку, потому что ни один из членов ОПЕК не стал бы по-настоящему делить с ней это бремя.

Аль-Наими, давно работающий в нефтяной сфере, осознавал, что ОПЕК не сможет самостоятельно исправить ситуацию на нефтяном рынке и контролировать его, говорит Садад аль-Нуссейни, бывший топ-менеджер Saudi Aramco. Рафаэль Рамирес, представитель Венесуэлы в ОПЕК, убеждал аль-Наими договориться о сокращении добычи и 25 ноября устроил переговоры с представителями России и Мексики. По словам людей, знакомых с ситуацией, аль-Наими сказал россиянам: Саудовская Аравия и Россия добывают около 10 млн баррелей в день каждая, поэтому возможное уменьшение добычи обеими странами должно быть одинаковым. Представители России предложение отклонили.

Чтобы сбалансировать спрос и предложение, членам ОПЕК советовали сократить добычу хотя бы на 1,5 млн баррелей в день. Но аль-Наими убедил ближневосточных союзников сохранить квоту на добычу в размере 30 млн баррелей в день. Представители остальных стран ОПЕК тоже вскоре сдались. Так что решение не менять квоты было чистой стратегией, не учитывающей принципы спроса и предложения, говорит человек, знакомый с ходом переговоров. Цена барреля Brent в последний день месяца составила $70,15.

Декабрь 2014 г.: «Что будет с моей долей?»

Через три недели после заседания ОПЕК баррель нефти Brent стоил уже около $60. Нефтедобытчики из Персидского залива были уверены, что это дно. Как и другие высокопоставленные лица в Эр-Рияде, гендиректор Saudi Aramco Халид аль-Фалих был ошеломлен скоростью падения цен и назвал ее «удивительной».

В стрессовый сценарий Saudi Aramco при подготовке госбюджета на 2015 г. была заложена средняя цена в $80 за баррель, говорят саудовские экономисты. Но к началу года она была почти вдвое ниже. На фоне быстрого падения цены аль-Наими дал свое пока что наиболее развернутое объяснение решения сохранить поставки. «Сокращать добычу не в интересах членов ОПЕК, какова бы ни была цена, – сказал он изданию Middle East Economic Survey. – Если я ее снижу, что будет с моей долей? Цена поднимется, и русские, бразильцы, производители сланцевой нефти в США заберут мою долю». Цена барреля Brent в последний день месяца составила $57,33.

2015 г.: Борьба за выживание

Период обвала цен на нефть завершился переходом власти в Саудовской Аравии: в конце января 2015 г. умер король Абдалла. Сменивший его на троне Салман во время первой перестановки в кабинете министров оставил аль-Наими на посту, дав понять, что поддерживает его политику. Но при этом заместителем аль-Наими был назначен сын нового монарха, а Высший нефтяной совет, курировавший нефтяной сектор страны, был заменен на новое ведомство.

Аль-Наими, традиционно имевший свободу действий в нефтяной политике, уверен в эффективности своей стратегии. Спрос на саудовскую нефть вырос, а цены несколько восстановились на фоне новостей об уменьшении активности бурения и инвестиций.

Саудовская Аравия с ее низкими издержками нефтедобычи, огромными резервами и низким уровнем долга ввязалась в борьбу за выживание. Однако многие сомневаются в неизбежности значительного сокращения добычи и задаются вопросом: на самом ли деле ее стратегия оттолкнула инвесторов от нефтедобытчиков с более высокими издержками?

Хотя число работающих нефтяных буровых установок в США резко снижается – на 46% по сравнению с 1609 на пике в октябре, общий уровень добычи нефти не падает. Так что данные о количестве буровых могут не давать истинного представления о ситуации в сланцевой отрасли, скорее важна производительность, эффективность работ. Например, количество газовых буровых установок с 2008 по 2015 г. упала в 6 раз, но добыча сырья растет.

Добыча нефти на буровую установку из новых скважин на месторождении Eagle Ford увеличилась на 24%, на месторождении Bakken – на 29%, в бассейне Permian – на 30%. А значит, снижается и планка цены на нефть, при которой их разработка будет безубыточной.

Министерство нефти и Saudi Aramco не ответили на запрос о комментариях. Ряд экспертов по-прежнему задаются вопросом, было ли ноябрьское решение ОПЕК принято к выгоде всех членов картеля, стран Персидского залива или – чего опасаются некоторые– только Саудовской Аравии. «Если бы саудовцы сократили добычу, они выглядели бы как идиоты на вечеринке. Они бы выполнили желание всех остальных, но эти все над ними бы смеялись, – говорит аналитик, давно работающий на ОПЕК. – В конечном счете аль-Наими сказал миру, что саудовцы не станут решать чужие проблемы». Такая принципиальность стоит дорого: по оценкам специалистов Citigroup, доходы Саудовской Аравии от экспорта нефти в этом году сократятся на треть. Цена барреля Brent на 21.00 мск 20 марта составляла $54,84.

FT, МИХАИЛ ОВЕРЧЕНКО, АЛЕКСЕЙ НЕВЕЛЬСКИЙ

Читать ещё
Preloader more