Экономисты не видят дна рецессии

Сокращение российской экономики в январе – апреле могло усилиться до 2,5%, продолжается «фаза спада»
Е. Разумный / Ведомости

Спад ВВП в апреле мог составить около 4%, сообщил замминистра экономического развития Алексей Ведев. За январь – март ВВП, по данным Росстата, сократился на 1,9%. Исходя из этих цифр снижение ВВП за январь – апрель могло составить 2,5%, посчитал Николай Кондрашов из Центра развития ВШЭ. Такой же результат показали рассчеты Владимира Тихомирова из БКС.

Ранее Минэкономразвития прогнозировало спад в апреле на 3,5–3,7%, но он может оказаться больше, не исключил Ведев (цитата по «Интерфаксу»).

По данным Росстата, в апреле фактически прекратился рост номинальных зарплат. А их падение в реальном выражении (с учетом инфляции) ускорилось до 13,2% с 9,3% в марте и в целом за четыре месяца превысило 10%. Вслед за этим ускорилось падение розничного товарооборота и платных услуг. Ранее Росстат сообщил о довольно значительном и неожиданном спаде промпроизводства в апреле – на 4,5% после снижения на 0,4% в марте. В апреле ускорился спад инвестиций – до 4,8%, в то же время Росстат улучшил данные по их динамике за предыдущие три месяца, отмечает «Интерфакс»: спад за I квартал сокращен почти вдвое в сравнении с прежней оценкой, до 3,5% против 6%.

Промышленность еще не адаптировалась к сжатию внутреннего спроса, говорит Кондрашов: внутренний спрос продолжает сокращаться темпом примерно в 1,5% в месяц. Апрельский провал промпроизводства мог быть связан с попыткой такой адаптации, и в таком случае сокращение промышленного выпуска продолжится.

Усилению спада в промышленности могло способствовать и укрепление рубля, «съедающее» полученные некоторыми отраслями девальвационные преимущества, полагает Кондрашов: в сравнении с предыдущим месяцем в апреле показала рост только нефтепереработка. Падение в базовых отраслях экономики в апреле ускорилось до 4,9% против 3,7% в марте, посчитал он.

Резкий спад зарплат связан с пиком инфляции и сокращением на 10% номинальных зарплат в госсекторе, полагает Тихомиров. Падение зарплат приведет к дальнейшему сокращению розницы, услуг, торможению жилищного строительства, ожидает он. Но судя по развернувшейся вниз безработице (в апреле она чуть сократилась в сравнении с мартом), падение потребления достигнет дна во II квартале, полагает Наталья Орлова из Альфа-банка.

Спад в мае и июне может быть не меньшим, чем в апреле, во II квартале в целом окажется больше, чем за январь – март, полагает Тихомиров: «Пока только вползаем в рецессию, это первая фаза – спада, фазы стабилизации еще нет». Темпы падения экономики могут замедлиться только в IV квартале, ожидает он. Сейчас поддержку экономике оказывают рост выпуска в сельском хозяйстве – из-за позитивного эффекта контрсанкций, рост оборонных расходов, а также инвестиции экспортеров, доходы которых поддерживает рост цен на нефть, а все остальное идет вниз, говорит Тихомиров.

«То, что мы видим, – это еще не дно», – согласен Кондрашов: ухудшение ситуации в промышленности, розничном обороте, доходах населения, инвестициях говорит о том, что кризис продолжается. Максимальное падение придется на II–III кварталы, но более важный вопрос – темпы последующего восстановления, считает Кондрашов.

После выхода данных Росстата за I квартал, показавших, что спад был меньше ожиданий, аналитики массово улучшили свои прогнозы. Так, согласно консенсус-прогнозу Центра развития ВШЭ (более 30 экспертов инвестбанков и компаний), спад по итогам 2015 г. составит 3,6%, а не 4%, а в 2016 г. вместо ранее ожидавшегося продолжения рецессии (спада на 0,1%) будет рост на 0,7%. Пересмотр говорит о том, что худшего действительно не произошло, но прогноз роста менее 1% в сочетании с сохраняющимися рисками – возможностью снижения цен на нефть, секвестром бюджета – означает, что при их реализации рецессия продолжится, говорит Кондрашов. Восстановление если и будет, то в 2016 г., согласен Тихомиров. По оценкам МВФ, среднесрочные перспективы роста экономики России «посредственные» и без реформ ограничены 1,5%.

Вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что постоянное апеллирование к кризису уже неуместно, и призвал переходить к повестке развития. У России есть «колоссальный потенциал роста», заявил вчера президент Сбербанка Герман Греф, но чтобы его реализовать, нужны реформы.