Экономика
Бесплатный
Ольга Кувшинова

Где найти деньги и как вернуть экономику к росту – советы участников ПМЭФ

Участники форума в Петербурге в течение двух дней обсуждали эти вопросы в разных вариациях

Два дня на нескольких секциях ПМЭФ участники обсуждали в разных вариациях один тот же вопрос: как вернуть экономике инвестиции и рост, а России – развитие и где найти для этого ресурсы.

Отрезать у государства

Если в стране водятся денежные знаки – значит, есть кто-то, у кого их много, процитировал Остапа Бендера сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров. Этот «кто-то» – государство, указали участники сессии с названием «Развитие конкуренции в условиях централизации ресурсов». Противоречивость названия сразу же была ими разоблачена: в условиях централизации ресурсов в руках государства остальным игрокам конкурировать с ним не получается.

Государство в России – и законодатель, и арбитр, и коммерсант и никак не может определиться, какая из трех ипостасей ему важнее, заметил Назаров. Если правила игры, кроме государства, устанавливать некому, то его присутствие в сфере контроля можно бы и подсократить, не говоря о присутствии в экономике, считает Назаров: «Иначе как в игре: знаешь, какие карты будут, и сам этими картами обладаешь. Похоже немножко на шулерство».

Совет по повышению конкурентоспособности от предпринимательского сообщества – снижение административных издержек («издержки от коррупции, административных барьеров сопоставимы с уровнем налоговой нагрузки»); умерить пыл ФАС, у которой 36% дел – в отношении малого и среднего бизнеса («не верится, что малый бизнес может что-то где-то монополизировать»); улучшать юрисдикцию («наша уголовная политика распугивает людей»). «[Чтобы быстро добиться радикальных улучшений], я бы взял ножницы и вырезал главу 22 УК, посвященную экономическим преступлениям, и статью 159 о мошенничестве. Конкуренция бы резко выросла», – уверен Назаров.

В плане конкуренции Россия – уникальная страна, заметил замруководителя ФАС Андрей Цариковский: «В России невозможно говорить о монополизации экономики – а только о недостаточных темпах ее демонополизации». В результате 80 лет социализма Россия получила запредельно централизованную структуру, в которой понятие конкуренции не существует, а образ предпринимателя – глубоко отрицательный, посетовал Цариковский: «Мы получили крайне каменистую почву». И стали высаживать растения в индивидуально выкопанные лунки, продолжил он сравнение, – создавать госкорпорации, тогда как более эффективным способом было бы создание плодородного слоя – малого и среднего бизнеса.

«Нас часто спрашивают – чего суетесь в малый и средний бизнес, займитесь крупняком. А почему мы должны забыть о малом и среднем бизнесе? Это та почва, на которой должна вырастать экономика», – объяснил он внимание ФАС. Более 50% дел ФАС – нарушения органов госвласти по отношению к малому и среднему бизнесу, рассказал Цариковский: «Телефон правительственной связи стараюсь уже не поднимать, потому что, как правило, звонит кто-либо из заместителей министра и опять просит не привлекать его к административной ответственности». У государства и госмонополий – громадный кусок ресурсов и обеспечение к ним доступа малого и среднего бизнеса позволит создать реальную, а не мнимую конкуренцию, – это и есть миссия ФАС, сказал он.

Земля и право

«В качестве эксперимента попробуйте отменить один интересный институт, который вывел за пределы экономики такую важную вещь, как земля: институт назначения и использования земель. И посмотрите, что станет с ценой на жилье, на недвижимость – вообще с ценой на товары», – посоветовал управляющий директор инвестиционного банка Citi в России, Казахстане и Украине Иракли Мтибелишвили. Нужно защитить только заповедники и природоохранные зоны, считает он: в стране, обладающей самыми большими в мире земельными ресурсами, институт назначения земель – «не просто вредный, а криминальный». Развитию экономики помогла бы и отмена закона о стратегических инвестициях – «это апофеоз паранойи государственного масштаба», добавил Мтибелишвили.

Решающее значение имеют реформы в области права, уверен научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин: «Нужно начать серьезную работу по подчинению этих органов [правопорядка] закону».

«Превалирование госкомпаний – главная проблема экономики», – считает декан факультета СПбГУ Алексей Кудрин. Еще будучи министром финансов и вице-премьером, он видел опасность в увеличении доли государства в экономике, особенно сильное после кризиса 2008–2009 гг., о чем много раз говорил. Потом правительство готовило программу приватизации, которая после долгих согласований все-таки была принята, но потом отменена, посетовал Кудрин: это означает, что руководство страны не готово на уменьшение госсектора.

Монетарные стимулы

Для подъема экономики нужны дешевые кредиты, сказал министр финансов Антон Силуанов на дебатах CNBC «Структурные реформы и антикризисная политика России». Дешевыми кредиты будут, когда снизятся ставки, а к снижению ставок приведет снижение инфляции, объяснил он и в очередной раз предостерег от искушения увеличивать бюджет. «Сейчас нельзя свалиться в инфляционную спираль и увеличивать расходы за инфляцией. Это ошибка. Мы не можем себе позволить тратить столько, сколько тратили при нефти по $100/барр.», – призвал он. И вообще, может быть, было ошибкой, что при нефти по $100 тратили все нефтедоходы и в итоге получили то, что получили, заметил он. О том, что самым эффективным «монетарным стимулом» экономики может быть снижение инфляции, рассуждала и председатель ЦБ Эльвира Набиуллина на секции о денежно-кредитной политике и стимулировании экономического роста. Отвечая на вопрос о возможности применения ЦБ контрциклической политики, она заметила, что в таком случае ее надо было применять и до начала кризиса.

А теперь при сохранении цен на нефть на нынешнем уровне правительству предстоит существенно сократить расходы или держать бюджетный дефицит на уровне 2,5–3% ВВП, обрисовал проблему президент "ВТБ 24" Михаил Задорнов: такой дефицит год-полтора можно финансировать за счет резервного фонда, затем остается только два источника – либо приватизация, либо заимствования. Внешние рынки в ближайшие два года закрыты – а на внутреннем масштабные займы государства приведут к тому, что для всех остальных ресурс уменьшится и займы подорожают. «Поэтому в рациональной экономической политике выход только один – это дополнительное сокращение расходов», – поддержал он Минфин.

На сокращение социальных расходов – а других не осталось – власть вряд ли пойдет, считает первый зампред Госдумы Александр Жуков. Есть огромный неиспользованный ресурс – приватизация, программа которой так ни разу и не была выполнена, указал он. А еще можно использовать для финансирования дефицита бюджета инфляции выпуск госбумаг с косвенным – через вторичный рынок – участием в их выкупе Центробанка, считает он: «Все центробанки так делают». В том, что эмиссионное финансирование приведет к всплеску инфляции, Жуков сомневается: «Я, честно говоря, пока не видел строгого научного доказательства жесткой связи между этими двумя параметрами».

Все уже есть

Ресурсы в экономике уже есть, указал Кудрин: главный источник для инвестиций – это сбережения. Их – 24–25% ВВП, а инвестиций – только 17–18% ВВП: разница уходит в том числе в отток капитала. «То есть ресурсы есть, но не инвестируются в России», – заключил он. Рецепты, как это исправить, тоже известные: снижение административного давления на бизнес, улучшение делового климата.

Ничего выдумывать не надо, считает управляющий партнер PwC Russia Игорь Лотаков: для развития конкуренции уже все обсуждено и предусмотрено. Просто надо реализовывать те дорожные карты, которые приняты, – и по снижению доли государства в экономике, и по сокращению его контрольных функций. Бизнесу тоже нужно критически пересмотреть модель своего развития, посоветовал Лотаков: она была актуальна в экономических условиях, которых больше не будет.

«Мы находимся на спаде инвестиционного цикла, рецепт – бюджетное стимулирование. Но одновременно мы под влиянием внешних шоков, и нужна бюджетная консолидация – т. е. прямо противоположное. Так, может, не будем метаться?» – предложил председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров. Его совет: решать те вопросы, которые можно решить «прямо сейчас». Что именно – Макаров не уточнил, но успех гарантировал: поскольку правительство поставлено под контроль парламента, это главная гарантия, что реформы будут проведены успешно, объявил депутат.

Косовский Александр
16:08 20.06.2015
Считаю бессмысленным обсуждать слова одних против слов других. Гораздо эффективнее говорить о фактах и возможных причинах. За последние 15 лет в малых городах России не возникло ни одного частного предприятия с высокими технологиями. Все возникающее это розничная торговля или система услуг. Более высокооплачиваемые и высокотехнологические производства находятся в государственной или квази государственной собственности. Никто не передает коррупционные деньги чемоданами в кабинетах. Просто составленным договором согласовывается исполнение работы или оплата продукции по цене превышающей необходимые затраты прибавочного труда в 10 -1000 раз. Это определяет чиновник, распределяющий бюджетные потоки и получающие свои «генподрядные проценты» от общей суммы сделки,а не экономически свободный рынок, Это позволяет в России разграничить оплату труда от акционеров (собственников) – топ менеджеров - линейных руководителей - рабочих в 100 раз в квази государственных предприятиях и до 1000 раз в государственных структурах. При этом «у низов» абсолютно исключается заинтересованность в качественном труде по причине мизерной зарплаты, «у верхов» так же исключается реальная заинтересованность в результатах труда по причине «фейковой» отчетности: " за месяц отчитался и можно год прожить." С каждой стороны исключаются всякие позывы и росту производительности в стране. Все разговоры о увеличении контроля это «тупики паркинсона». Без возврата либерального рынка - ничего путного не получится.
72
Комментировать