Экономика
Бесплатный
Ольга Кувшинова| Мари Месропян|Михаил Оверченко
Статья опубликована в № 3884 от 30.07.2015 под заголовком: ЦБ поменял курс

ЦБ освоил новый способ корректировать курс рубля

Объявление регулятора о приостановке покупки валюты в резервы приостановило его падение

Вчера перед началом торгов ЦБ объявил, что со вторника приостановил покупку валюты в резервы из-за роста волатильности на рынке. Накануне он сократил интервенции с обычных $200 млн в день до $160 млн.

После заявления ЦБ рубль стал укрепляться – впервые за шесть торговых сессий: к 19.40 он прибавил почти 1 руб. к доллару до 58,81 руб./$ и 1,5 руб. к евро до 64,9 руб./евро.

Это заслуга не столько ЦБ, сколько роста цен на нефть, считают эксперты. Вчера баррель Brent подорожал после двух недель почти непрерывного снижения, а сентябрьский фьючерс вернулся на уровень выше $54/барр. Заявление регулятора, конечно, привело к пересмотру позиций, говорит сотрудник международного инвестбанка, но если бы нефть продолжила дешеветь, то рубль, ненадолго укрепившись, затем все равно пошел бы к 60 руб./$.

Интервенции в $200 млн не играют ключевой роли, но решение ЦБ запустило take profit (фиксация прибыли) по спекулятивным длинным позициям по доллару, говорит руководитель отдела торговых операций инструментов с фиксированной доходностью Credit Suisse Анастасия Шамина. Действия ЦБ определяют поведение участников рынка: если они видят, что ЦБ приостановил покупку валюты, это сигнал, что и они могут отложить, говорит дилер «Открытия» Сергей Фишгойт.

Объявляя 13 мая о решении покупать на рынке до $200 млн в день, чтобы довести резервы до $500 млрд, председатель ЦБ Эльвира Набиуллина уверяла, что на курс это не повлияет. Однако после этого заявления укрепление рубля остановилось: 13 мая доллар был дешевле 50 руб., а на этой неделе превышал 60 руб.

Половина этого падения пришлась на июль: рубль следовал за дешевеющей нефтью, хотя ЦБ покупал валюту каждый день, за исключением одного.

Фундаментально обос­нованный курс – 50–60 руб./$ при нефти $50–60/барр. и, когда рубль перевалил за верхнюю отметку, регулятор прекратил покупки, говорит Наталия Орлова из Альфа-банка. Есть мнение, что регулятор устраивает курс доллара до 60 руб. и рынок это учитывает, добавляет Фишгойт. Если бы ЦБ не дал сигнал в мае и не начал бы покупать валюту, рубль мог укрепиться до 45 руб./$, что привлекло бы волну спекулятивного капитала и впоследствии создало бы большую волатильность, продолжает Орлова.

Не влияя на внутридневные показатели, интервенции ЦБ оказываются значимыми на более длительном – квартальном – интервале с точки зрения платежного баланса, говорит сотрудник международного инвестбанка, так что можно утверждать, что интервенции все-таки влияют на рынок. Исходя из оценки справедливого курса примерно в 60 руб./$ и учитывая почти 20%-ное падение рубля, регулятор увидел угрозу финансовой стабильности, считает он: есть риск роста девальвационных ожиданий, тогда к скупке валюты подключится население, экспортеры начнут придерживать валюту и т. д. – повторится ситуация конца 2014 г. Это могло бы спровоцировать новый кризис и резервы пришлось бы продавать, продолжает он: ЦБ принял правильное решение.

Сколько купил

$10,1 млрд купил Центробанк на рынке в резервы с 13 мая

Волатильности было бы меньше, если бы ЦБ прекратил покупки месяца два назад, возражает Владимир Тихомиров из БКС: заявляемую регулятором гибкость нужно проявлять не тогда, когда курс перевалил за 60 руб., а когда сложился тренд на ослабление – а он был сильно выражен. Скачок за два месяца с 50 до 60 руб./$ непременно с некоторым лагом скажется на инфляции, хотя и в меньших масштабах, чем в конце прошлого года, продолжает Тихомиров. Покупая валюту на падающем рынке, ЦБ, получается, нарушал свой главный мандат – борьбу с инфляцией, недоумевает он.

Приостановка ЦБ покупки валюты позволяет рассчитывать, что он пойдет на очередное снижение ставки в пятницу – на 50 п. п., ожидает Орлова (см. статью на стр. 15). Этого же ожидают 25 из 34 экономистов, опрошенных Bloomberg; сохранение ставки в 11,5% прогнозируют лишь пятеро. В текущей ситуации разумнее сделать паузу, считает Тихомиров: посмотреть, что будет с рублем, нефтью, урожаем – уже очевидно, что он будет меньше, чем в прошлом году, и сильной продовольственной дефляции ожидать не приходится. Снижение же ставки на 25–50 п. п. для экономики даст нулевой эффект, но на валютном рынке станет дополнительным фактором ослабления рубля, указывает он. Падение цены нефти почти на четверть с конца мая, быстрое ослабление рубля требуют от ЦБ большей осторожности, поэтому ставка останется неизменной, пересмотрели свой прогноз аналитики Barclays.

Падает не только рубль: с середины мая индекс JPMorgan Emer­ging Market Currency (10 валют) снизился на 6,6%. Валюты развивающихся стран быстро падают с 2013 г., когда ФРС заявила о готовности начать сворачивать программу денежного стимулирования. Сейчас они оказались под одновременным ударом с нескольких направлений, говорит главный экономист «Ренессанс капитала» Чарли Робертсон: возможное повышение ставок ФРС, укрепление доллара, снижение цен на сырьевые товары и замедление роста в Китае. Рубль, безусловно, пойдет еще ниже, до 63 руб./$ в ближайшие два месяца, прежде чем начнется восстановление – до 58 руб./$ к концу года, ожидает Орлова. Цена нефти имеет шансы вернуться к $60–65/барр., считает Тихомиров: «Мы еще не видели эффекта от снижения инвестиций в нефтяной сектор и сокращения числа буровых: эти количественные изменения в какой-то момент перейдут в качественные – сокращение предложения нефти». По его прогнозу, при средней за год цене нефти в $60/барр. (т. е. ее подорожании до $65/барр. к концу года) курс рубля может вернуться на уровень 50–52 руб./$.