Статья опубликована в № 4027 от 03.03.2016 под заголовком: Бонусы без цели

Вознаграждение менеджеров госкомпаний не зависит от их эффективности

Правительственные эксперты предлагают увольнять неэффективных

Невозможно понять, как бонусы топ-менеджеров большинства госкомпаний (43 из 68 изученных) зависят от их эффективности, пришел к выводу экспертный совет при правительстве. Как связаны ключевые показатели эффективности (KPI) менеджеров и самих компаний, тоже не ясно. О выводах эксперты сообщили министру открытого правительства Михаилу Абызову (копия письма есть у «Ведомостей»).

Госкомпании, госкорпорации и ФГУПы должны были определить и внедрить KPI в 2014–2015 гг. Экспертный совет с ноября 2015 г. по поручению правительства рассматривает отчеты о внедрении этих показателей, а также о долгосрочных программах развития и изменениях в системе вознаграждения.

Отчеты компаний некачественные (см. таблицу), констатируют эксперты: большинство не дали нужную информацию или дали не полностью, в основном пишут о том, какие мероприятия провели, а не анализируют их результаты. Некоторые компании установили цели, проверить достижение которых сложно, например «процент выполнения корпоративных процедур» или «процент сокращения подконтрольных затрат».

К каким именно компаниям есть претензии, совет не уточняет. Компании, опрошенные «Ведомостями», говорят, что привязали вознаграждение к целям компании. Система показателей эффективности в РЖД существует с 2003 г. и все KPI менеджмента связаны с производственными показателями, говорит представитель РЖД. Представитель «Газпрома» сослался на годовой отчет. Бонусный фонд «Газпрома» и его «дочек» зависит от общекорпоративных KPI: финансово-экономических и отраслевых. В 2013 г. утверждена стратегия «Алросы» на 10 лет, исходя из нее формируются планы на год и наблюдательный совет проверяет их соответствие стратегии, рассказывает вице-президент компании Ринат Гизатулин. У каждого руководителя есть KPI, они соответствуют стратегии и целям на год и от них существенно зависит вознаграждение; например, цель стратегии – увеличить продажи на 20%, для этого надо выполнить семь стратегических задач, объясняет Гизатулин, один из KPI вице-президента – запустить до конца 2016 г. процесс автоматической сортировки части алмазного сырья.

KPI менеджмента должен быть связан со стратегическими целями компании, соглашается гендиректор Formatta Евгений Куприянов. Но цели часто сформулированы так, что даже топ-менеджмент не знает, что именно он должен делать: он может усиленно работать для поддержания текущей деятельности компании, но никак не приближать ее к стратегической цели, объясняет Куприянов. Правительство само утверждает стратегические цели, которые не поддаются оценке, замечает проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов.

Экспертный совет рекомендует пересмотреть KPI и ввести персональную ответственность топ-менеджмента за их достижение вплоть до досрочного расторжения контракта. Идея хорошо выглядит только на первый взгляд, но конъюнктура меняется и цели могут быть не достигнуты не потому, что менеджеры плохо работают, а потому, что цели устарели, говорит Гизатулин. Оценивать менеджера должен наблюдательный совет с независимыми директорами, отмечает Гизатулин. Если госкомпании начнут сокращать бонусы, то придется повышать зарплату, что вряд ли реально сейчас, предупреждает Куприянов.