Экономика
Бесплатный
Михаил Оверченко

Центробанки сами страдают от отрицательных процентных ставок

В Европе и Японии они достигли предела возможностей денежного стимулирования, считает бывший председатель Бундесбанка

Центробанки Европы и Японии достигли предела возможностей денежного стимулирования, заявил председатель совета директоров UBS и бывший председатель Бундесбанка ФРГ Аксель Вебер. «Настал момент, когда, возможно, чистые выгоды от дальнейшего смягчения денежной политики, особенно в Европе, но также и в Японии, перевешиваются издержками и побочными эффектами», - заявил он в кулуарах саммита МВФ и Всемирного банка.

Отрицательные процентные ставки «возможны лишь в течение очень короткого времени и на очень близких к нулю» уровнях, добавил он. Вебер также сомневается, что программа скупки облигаций Европейского центробанка стимулирует экономический рост и инфляцию.

Дискуссия о необходимости и возможности дальнейшего проведения ультрамягкой денежной политики, включая отрицательные процентные ставки, обострилась в последние недели, после того как в марте ЕЦБ решил еще сильнее снизить процентные ставки, увеличить программу выкупа облигаций и доплачивать коммерческим банкам за выдаваемые им четырехлетние кредиты, если те будут удовлетворять условиям по кредитованию реальной экономики (эта программа должна заработать в июне). В последние дни руководители ЕЦБ, включая президента Марио Драги, заявляли, что готовы при необходимости ввести дополнительные стимулы, включая еще большее снижение процентных ставок (при том что, например, ставка по депозитам коммерческих банков в ЕЦБ и так составляет -0,4%). Особенно сильно критика ЕЦБ звучит в Германии, где в выходные министр финансов Баварии Маркус Зёдер заявил газете Bild, что тому нужно срочно «сменить курс», и призвал сделать руководителем ЕЦБ немца после того, как в 2019 г. истекут полномочия Драги. А министр финансов Германии Вольфганг Шойбле на прошлой неделе призвал центробанки прекратить проводить ультрамягкую денежную политику.

Финансовая система не была создана для того, чтобы в ней действовали отрицательные ставки, такая политика, если ее проводить долгое время, «может существенно изменить поведение потребителей и вкладчиков», считает Вебер. «Доходы по многим инвестициям перестали отражать риски по ним же, что очень опасно», – заявил недавно генеральный директор перестраховщика Munich Re. По его словам, компания наблюдает за денежной политикой ЕЦБ «с огромным беспокойством», ведь раньше страховщики могли гарантировать клиентам доходы на долгий период, а теперь такая возможность сильно ограничена.

Сейчас отрицательные ставки действуют у шести европейских и японского центробанков. Причем все сильнее проявляются непредвиденные побочные эффекты. Например, выросли курсы как иены, так и евро, хотя центробанки этих регионов все сильнее смягчают денежную политику, а ФРС США ее понемногу ужесточает. Так, в марте 2015 г., когда ЕЦБ начал проводить программу скупки облигаций объемом 1,1 трлн евро, курс евро был $1,05, а сейчас - $1,13. И это при том, что в марте 2016 г. объем скупки был увеличен до 1,5 трлн евро, а на отрицательной территории находятся уже все три основные ставки ЕЦБ (первое снижение ниже нуля произошло в 2014 г.).

Кроме того, сами центробанки страдают от крайне низких и отрицательных процентных ставок, показал опрос управляющих валютными резервами 77 центробанков, проведенный изданием Central Banking Publication и банком HSBC (по данным на август 2015 г., под их управлением находилось $6 трлн). Из них 80% заявили, что отрицательные ставки повлияли на их стратегию управления портфелем, а 60% - что на их центробанк. Большинство меняют стратегию, в том числе покупая более рискованные инструменты. Ведь ряд государственных и даже корпоративных облигаций с высоким рейтингом сейчас торгуются с отрицательными доходностями. «Центробанки должны сохранять капитал, поэтому инвестирование в ценные бумаги, по которым им приходится терять деньги, противоречит здравому смыслу. Чтобы получить доходность, им приходится действовать более агрессивно и в некоторых случаях принимать на себя больше рисков», - сказал Financial Times Кристиан Дезеглис, отвечающий в HSBC за сотрудничество с центробанками, суверенными инвестиционными и государственными фондами.

Некоторые управляющие покупают или «серьезно рассматривают» возможность покупки обеспеченных активами облигаций и выход из инструментов в валютах с отрицательными ставками, показал опрос. Один сказал, что центробанки приобретают бумаги с более далекими сроками погашения, имеющими более высокую доходность, даже если эти облигации менее ликвидны. «Управляющие резервами тоже несут побочный ущерб [из-за отрицательных ставок], - цитирует FT Джона Нюджи, основателя Laburnum Consulting и бывшего управляющего резервами Банка Англии. – Они сталкиваются с теми же проблемами, что и все остальные. Но они отлично понимают, что есть гораздо более важные вещи, чем доходность их резервов».