Статья опубликована в № 4148 от 29.08.2016 под заголовком: Развитие по приказу

Министрам предписано найти виновных в срыве программ развития госкомпаний

Ответственность нужно будет установить в контрактах с руководством

Три вице-премьера – Аркадий Дворкович, Дмитрий Рогозин и Александр Хлопонин – поручили добиться от госкомпаний выполнения долгосрочных программ развития (ДПР). Поручения были даны в июле Минтрансу, Минсельхозу, Минкомсвязи, Минэнерго, Минэкономразвития и Росимуществу. До 1 октября они должны проанализировать, почему не контролируется выполнение ДПР и достижение ключевых показателей эффективности (KPI), оценить работу топ-менеджмента, следует из текста поручений, с которым ознакомились «Ведомости». Их содержание подтвердили три федеральных чиновника.

Министрам предписано представить предложения по привлечению к ответственности сотрудников профильных ведомств (в том числе своих замов), руководства госкомпаний, а также членов советов директоров, если те не исполнили директивы правительства.

Курирующий большую часть реального сектора Дворкович поручил унифицировать подходы к системе вознаграждения, в том числе привязав его переменную часть к KPI. За недостижение KPI должно грозить увольнение – такие пункты нужно включить в трудовые договоры с директором и руководством госкомпаний.

Разработать ДПР и предусмотреть персональную и даже материальную ответственность за недостижение KPI президент Владимир Путин поручал в послании Федеральному собранию еще в 2013 г. Госкомпании непрозрачны, неэффективны, тянут за собой вниз весь фондовый рынок, объясняли чиновники. Сделать это должны были 63 госкомпании и госбанка, а также 13 федеральных унитарных предприятий.

Что такое ДПР

ДПР рассчитаны минимум на пять лет, в них указаны цели, задачи и основные направления развития бизнеса; целевые финансово-хозяйственные показатели деятельности; прогнозы, а также ответственность менеджмента за достижение KPI. Показатели делятся на финансово-экономические и отраслевые, есть привязанные к рыночным показателям.

Все уже внедрили, следующая стадия – сделать программы реальным инструментом управления, объясняет член Экспертного совета при правительстве Игорь Шленский. Компании пока так не воспринимают ДПР, поясняет Шленский, много проблем: например, программы приняты, но нет аудита результатов, многие не отчитываются по своим ДПР перед правительством. От многих госкомпаний нет отчетов, подтверждает федеральный чиновник.

Представитель Росимущества отказался от комментариев, другие министерства не ответили на вопросы «Ведомостей».

Непонятно, кто отвечает за госкомпании, называет одну из проблем федеральный чиновник: Росимущество лишь держатель акций, а рычаги давления есть у профильных министерств, но они их не используют. Это проблема двух ключей, ни один из которых не открывает, поясняет чиновник. Возможно, имеет смысл применить к работе над ДПР проектный подход, который сейчас внедряется в правительстве, продолжает он: создать группу, в которую войдут представители различных министерств.

Крупные госкомпании считают, что у них нет проблем с ДПР. Представители «Транснефти» и «Газпрома» в ответ на вопросы «Ведомостей» прислали ссылки на свои ДПР. «Газпром» подробно отчитывается, как отклонился от KPI. Например, из-за снижения спроса недовыполнен план по рентабельности инвестиций акционеров и по удельным затратам при добыче и транспортировке. Некоторые KPI перевыполнены, например по производительности труда и снижению доли операционных расходов.

Вознаграждение уже привязано к результатам ДПР, говорится в ответах представителей Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК), Объединенной судостроительной корпорации и «Русгидро». Но с момента утверждения ДПР существенно изменилась геополитическая и экономическая ситуация, поэтому сейчас идет корректировка ДПР, продолжает представитель ОАК.

«Русгидро» внедрила стандарт проверки выполнения ДПР, среди показателей есть и рыночные, например совокупный доход акционеров (total shareholder return, TSR). Поручение Дворковича уже частично внедрено в «Русгидро»: в договоре с гендиректором предусмотрена его персональная ответственность за выполнение ДПР.

Долгосрочные программы и комплексные стратегии дают представление о перспективах развития компании, говорит партнер ФБК Игорь Николаев. Но расторжение договора при невыполнении KPI – неэффективная мера, считает он: в ответ начнут занижать показатели, чтобы было проще их достигнуть.

Чиновники бьются за ДПР, но вопрос, насколько действительно этот инструмент нужен инвесторам, осторожен чиновник. Пристальное внимание инвесторов к KPI – иллюзия, скептичен Владимир Цупров из «ТКБ инвестмент партнерс»: «Мы оцениваем корпоративное управление, где KPI – один из показателей, но детально он не исследуется, так как не оказывает сильного влияния на оценку мотивации менеджмента». Инвесторам интересно другое, продолжает Цупров: кому подчиняется топ-менеджмент – в какие группы интересов входит; реальные поступки, а не задекларированные. Достижение KPI менеджеров многих госкомпаний инвесторам неинтересно, настаивает он: «Это может быть интересно разве что женам топ-менеджмента – чтобы бонус посчитать».

В подготовке статьи принимали участие Иван Песчинский, Алена Махнева, Галина Старинская, Екатерина Перемазова

inver
09:10 29.08.2016
Госкомпании, по крайней мере, крупные, - это такие прекрасные орхидеи на нашем полумертвом экономическом поле. В госкомпаниях западный уровень зарплат, годовые бонусы, корпоративные пенсии и мощная советская социалка. Там обитают ближайшие родственники высших и средних госдеятелей. Они туда трудоустраивают своих жен, бывших секретаршами, на должности директоров департаментов с годовой зарплатой 35-40 млн.руб., к примеру. Все эти KPI в госкомпаниях сами себе рисуют. Все эти ДПР высосаны из пальца и зачастую ничего общего с реальными целями компаний не имеют. Странная и смешная возня с имитацией игры в догонялки: типа, если условная жена Сечина не выполнит KPI, то ей премию срежут, и ей на колготки денег меньше останется, а если колосс Роснефть не выполнит ДПР - его пожурят на комиссии по ТЭК у Дворковича или типа того. Зачем это все?
100
Комментировать