Экономика
Бесплатный
Лоренс Флетчер

Денежное стимулирование экономики плохо кончится, предупреждают хедж-фонды

Центробанки рискуют усугубить проблемы, с которыми борются

Руководители ряда ведущих хедж-фондов видят опасность в программах скупки облигаций центробанками, в результате которых на рынки поступают триллионы долларов. В беседах с The Wall Street Journal они выразили сомнения в том, что центробанки способны отказаться от денежного стимулирования и при этом не спровоцировать серьезных проблем.

«Чистым из этого уже не выйти», – утверждает Люк Эллис, гендиректор Man Group - крупнейшей публичной компании мира по управлению хедж-фондами. По его мнению, существует два варианта развития событий. Первый – центробанки могут перейти к так называемому «разбрасыванию денег с вертолета», покупая гособлигации у правительств, которые будут тратить полученные деньги на стимулирование экономики или передавать их населению. Это будет казаться блестящим решением, но лишь в течение нескольких лет, а затем начнется гиперинфляция, предупреждает Эллис. Второй вариант – скорость обращения денег в экономике может стать очень низкой. В этом случае «фактически произойдет переход к бартерной экономике».

ФРС США в 2014 г. завершила ежемесячную скупку облигаций и лишь рефинансирует уже имеющиеся на балансе бумаги. ЕЦБ в четверг продлил программу покупки активов до конца 2017 г., хотя решил с апреля сократить ее размер с 80 до 60 млрд евро в месяц. Банк Японии идет дальше всех, установив цель для доходности гособлигаций.

Но нередко проблемы, о которых говорят управляющие, совпадают с теми, которые призвано решать денежное стимулирование.

Помеха экономическому росту

Вместо ускорения роста денежное стимулирование может его замедлить.

Некоторые управляющие опасаются, что оно искажает ситуацию на финансовых рынках и подрывает капитализм, при котором охотящиеся за прибылью инвесторы вкладывают деньги в сильные компании, позволяя слабым умереть. Но при денежном стимулировании эти различия пропадают. Например, Банк Англии приобретает облигации компаний, которые, по его мнению, вносят «существенный вклад» в британскую экономику. Но некоторые инвестбанки и компании специально выпустили облигации для того, чтобы он их купил. Также ЕЦБ приобрел с июня корпоративные облигации на 48,2 млрд евро, но к долгожданным инвестициям в частном секторе это так и не привело.

«Чем обычно занимается рынок? Он голосует [за победителей и проигравших]. Вместо этого на волю выпустили огромную гориллу, пожирающую активы», – отмечает основатель хедж-фонда CQS Майкл Хинтце. Хотя его хедж-фонд и показывает одни из лучших результатов в отрасли (+30% с начала года), Хинтце считает, что происходит «нерациональное распределение капитала, а реальная экономика лишается возможностей», поэтому «ВВП растет не так быстро, как мог бы».

Есть и более жесткие мнения. «[Денежное стимулирование] определенно препятствует экономическому росту», – заявляет Криспин Одей, основатель Odey Asset Management. По его словам, «капитализм умирает», так как на рынки теперь больше всего влияет государственная политика.

Урон обществу

В октябре премьер-министр Великобритании Тереза Мэй отметила «некоторые плохие побочные эффекты» денежного стимулирования: владеющие активами люди становятся богаче, а остальные – беднее. Избранный президент США Дональд Трамп тоже заявил, что низкие процентные ставки привели к ограблению людей со сбережениями.

Эти побочные эффекты включают «зависть и страдание», поскольку люди считают, что выбраться из того положения, в котором они находятся, невозможно, говорит Эндрю Маккэффери из Aberdeen Asset Management. Из-за чрезвычайно низких процентных ставок те, у кого мало финансовых активов, боятся, что им не хватит денег на старость.

Денежное стимулирование помогло предотвратить экономическую депрессию после финансового кризиса, признает гендиректор Caxton Associates Эндрю Лоу, но из-за него «проигрывают общество и демократия, поскольку руководителей центробанков не избирают».

Дефляция

Денежное стимулирование было призвано увеличить расходы частного сектора и ускорить инфляцию. Некоторые инвесторы даже беспокоились, что оно может вызвать гиперинфляцию и повышенный спрос на золото. Вместо этого оно привело к дефляции, говорят некоторые управляющие.

Хинтце из CQS признает, что на осознание этого ему потребовалось «очень много времени». Если ликвидности слишком много, она уже мало чего стоит и это приводит к отрицательным процентным ставкам, поясняет он. «Это огромная дефляционная сила, ведь деньги стоят меньше, но стоимость реальных активов растет», – утверждает Хинтце.

Одей считает, что денежное стимулирование способствует дефляции, поскольку дешевые кредиты позволяют оставаться на плаву менее конкурентоспособным компаниям-«зомби».

Трудно остановиться

Наконец, центробанкам сложно прекратить денежное стимулирование, считают руководители хедж-фондов. «К сожалению, они помогают создавать черную дыру, которая становится все больше, – говорит Маккэффери из Aberdeen. – Но [центробанки] продолжают это делать, потому что альтернативные варианты слишком неприятны, чтобы их рассматривать».

«Дополнительная доза метадона уже не поможет, необходимо полностью отказаться от обезболивающего, но ни один центробанк на это не пойдет», – добавляет Маккэффери, указывая на рост уровня долга стран к ВВП. Поскольку им придется нести это долговое бремя, процентные ставки в долгосрочной перспективе могут так и не вырасти, ведь в противном случае финансовый урон для правительств будет «экстраординарным», говорит он.

Перевел Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more