План Марин Ле Пен может привести к крупнейшему суверенному дефолту

Кандидат в президенты Франции хочет не только вывести страну из еврозоны

Около 80% госдолга Франции (или 1,7 трлн евро) может быть переноминировано из евро во франки, если лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен станет президентом страны. Об этом Financial Times рассказали несколько высокопоставленных членов ее партии. Как утверждают рейтинговые агентства, это станет крупнейшим в мире дефолтом по суверенному долгу, угрожает вызвать крах единой европейской валюты и породить хаос в мировой финансовой системе.

Согласно международному законодательству только около 20% гособлигаций Франции обязаны оставаться номинированными в евро, отмечает Давид Рашлин, отвечающий за стратегию «Национального фронта»: «Но что касается остальной части, мы будем вправе изменить валюту». Это связано с тем, что эмиссия около 80% долга была проведена по французскому законодательству.

Пока результаты опросов показывают, что Ле Пен займет второе место на выборах. Но в последнее время инвесторы стали считать риск ее победы более вероятным, так как популярность ее главного конкурента - правоцентриста Франсуа Фийона снизилась из-за скандала вокруг трудоустройства его жены и детей. На этой неделе спред между доходностями 10-летних гособлигаций Франции и Германии достиг максимума за четыре года.

«Здесь все кристально ясно, - утверждает Мориц Крамер из Standard & Poor's (S&P). - Если эмитент не выполняет контрактные обязательства перед кредиторами, включая платежи в предусмотренной валюте, [мы] объявим это дефолтом». Стоимость переведенных из евро во франки госбумаг будет в разы превышать размер реструктуризации долга Греции в 2012 г., который был равен 200 млрд евро.

По словам Алистэр Уилсон из Moody’s, его агентство будет считать допустившей дефолт любую страну, покидающую еврозону, если инвесторы понесут убытки из-за смены валюты ее долга. «Нам необходимо будет определить, смогут ли инвесторы получить ту стоимость, на которую они рассчитывали, и когда это должно произойти», - говорит он.

Долг Франции будет переведен из расчета «один франк к одному евро», утверждает Рашлин. При этом, отмечает он, франк может ослабнуть по отношению к евро и это снизит долговое бремя Франции: «[Наличие собственной валюты] позволит нам провести конкурентную девальвацию».

Юристы признают, что смена валюты у выпущенных по французскому законодательству облигаций теоретически возможна, потому что любая страна может изменить свои законы. Это означает, что кредиторам будет сложно судиться с Францией, как это было в Аргентине после дефолта в 2001 г. «Поскольку облигации подчиняются законодательству Франции, [«Национальному фронту»] нужно только изменить французские законы, чтобы поменять обязательства по облигациям», - говорит партнер юридической фирмы Allen & Overy Мэттью Хартли.

То, что рейтинговые агентства будут считать смену валюты дефолтом, не беспокоит Микаэля Сала, руководителя исследовательского центра Croissance Bleu Marine, поддерживающего «Национальный фронт»: «Нас выберет французский народ, а удовлетворять S&P – это не наша забота. В любом случае это агентство не заслуживает большого доверия после финансового кризиса».

«Национальный фронт» утверждает, что может провести упорядоченный выход страны из еврозоны. В частности, Ле Пен предложила воссоздать европейскую валютную единицу экю (European Currency Unit), предшественника евро, чтобы крупные компании могли использовать ее наряду с франками. Еще партия утверждает, что после возврата к франку будут изменены правила, чтобы Центробанк мог напрямую финансировать правительство. Также партия надеется, что девальвация франка поможет увеличить экспорт.

Выход Франции из еврозоны вызовет хаос в Европе, уверены многие экономисты. По словам члена правления Европейского центробанка Бенуа Кере, этот шаг приведет к «обнищанию» и росту процентных ставок, долговой нагрузки, безработицы и инфляции.

Еще один принцип экономической политики «Национального фронта» - использование «умного протекционизма». Такая стратегия позволит партии создавать торговые барьеры для «нечестной конкуренции» из-за границы и ввести налог на импорт иностранных товаров по ставке 3%, который будет использоваться для предоставления налоговых льгот бедным.

Высокопоставленный член партии, пожелавший остаться анонимным, назвал это возвратом к послевоенной политике Шарля де Голля, который жестко контролировал французскую экономику: «Мы не сторонники крайних идей, мы голлисты».

Перевел Алексей Невельский