Экономика
Бесплатный
Елизавета Базанова
Статья опубликована в № 4326 от 23.05.2017 под заголовком: Налоговики решили не разбираться

Налоговики нарисовали портрет иностранной однодневки

Доначислять налоги они будут, не разбираясь, кто распоряжается полученными деньгами

Один из главных налоговых рисков для бизнеса – лишиться льгот при международных операциях. Это тема № 1, рассказывает налоговый консультант крупной компании: клиентам кажется, что налоговики будут оспаривать все пониженные ставки, если не поймут, кто реально получает за границей доход.

Именно так и надо действовать, напутствует Федеральная налоговая служба (ФНС) инспекторов («Ведомости» ознакомились с копией письма, его подлинность подтвердил федеральный чиновник): льготы из соглашений об избежании двойного налогообложения действуют, только если иностранная компания реально распоряжается полученным из России доходом.

Риски велики – отказ в льготах увеличит налоги в разы. Например, с выплаченных на Кипр дивидендов и процентов по соглашению об избежании двойного налогообложения нужно заплатить всего 5 и 0% (затем капитал можно без налогов перекачать в офшор), а без соглашения – 15 и 20%.

Чтобы отказать в льготах, налоговикам достаточно доказать, что деньгами распоряжается за границей не их получатель, а другое лицо. Искать его или страну, в которой он находится, даже не нужно, говорится в письме ФНС: если он не известен, то налог будет доначислен по максимальной ставке. Снизить его компания сможет, если раскроет реального бенефициара и он должен находиться в стране, с которой действует соглашение (т. е. не в офшоре).

Компания обязана предоставить все подтверждающие документы, что именно этими деньгами распоряжается другая структура, говорит федеральный чиновник, или, например, признать, что за ней стоит российское физлицо, и тогда доход будет облагаться по Налоговому кодексу – дивиденды по ставке 9%.

Иначе ставка для выплачивающей доход компании останется максимальной. Такой подход соответствует рекомендациям ОЭСР, говорит налоговый консультант. Задача – не доначислить максимально налоги, а в первую очередь способствовать раскрытию бизнеса, объясняет инициативу налоговиков чиновник.

В письме ФНС перечислены новые признаки технических иностранных структур, так как существующих в Налоговом кодексе недостаточно. Чтобы применить льготную ставку, нужно доказать, что получатель дохода ведет бизнес, сам принимает решения и пользуется доходом, несет предпринимательские риски. Компания не должна быть обязана переводить доход дальше или постоянно перечислять транзитом в офшор.

В поисках бенефициара

Судебная практика складывается в пользу налоговиков: в 2016 г. они выиграли дела у банка «Интеза», «МДМ банка», «Северстали». А для выявления бенефициаров у них появляется все больше инструментов. Например, в одном деле связь между российскими и иностранными компаниями налоговики доказали, запросив посадочные талоны бенефициара на рейсы в Скандинавию, вспоминает Успенский, а с популярных у российского бизнеса Британских Виргинских островов данные приходят за 3–4 месяца.

Компании уже готовят пакеты документов по всем платежам нерезидентам, если последние пользуются льготными ставками, говорит старший юрист Baker McKenzie Артем Торопов, а крупный бизнес перед сделками с иностранными контрагентами проверяет уровень их экономического присутствия, включает в договоры гарантии и заверения от контрагентов, что они фактические получатели дохода, а при доначислении возместят убытки. Обычно запрашивают письмо, в котором директор иностранной структуры подтверждает, что его компания – фактический получатель дохода, говорит партнер КИАП Михаил Успенский, хотя многие все еще ведут себя пассивно, уверяя, что не могут влиять на иностранных контрагентов.

Письмо полезно, но дальнейшие разъяснения все равно нужны, предупреждает партнер EY Марина Белякова: не ясно, будут ли налоговики учитывать некоторые типичные ограничения на распоряжение доходом – например, при наличии банковских залогов или элементов акционерных соглашений – и любые ли денежные потоки считать перераспределением дохода. Главное – чтобы структура самостоятельно вела бизнес и распоряжалась полученным доходом, успокаивает чиновник.

Такой подход налоговики распространят на все деньги, выплачиваемые из России, следует из письма. ОЭСР – только на дивиденды, проценты и роялти, замечает партнер Taxology Алексей Артюх. Доходы, которые выплачиваются за рубеж, должны облагаться по пониженным ставкам, только если получает их реальный бенефициар, уверен чиновник. Например, от продажи акций компаний с российской недвижимостью и лизинговые платежи.

Главный вопрос – как налоговики на практике будут трактовать такие сделки, предупреждает Успенский. Например, если компания на Кипре выдала из дивидендов заем иностранному фонду в офшоре на нерыночных условиях, они могут решить, что дивиденды выплачивались, чтобы экономить на налогах, говорит консультант. Конституционный суд уже указывал, что целесообразность сделки – дело бизнеса и налоговики вмешиваться не могут, не согласен руководитель налоговой практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин. На практике налоговики нередко вмешиваются в экономическую суть сделок, говорит Успенский.

Пока же бизнес отказывается от схем и иностранных структур. Многие сразу платят налоги по максимальным ставкам, рассказывает Калинин. За 2015 г. налоговые обязательства после судебных решений были увеличены более чем на 10 млрд руб., рассказывал чиновник, многие компании сами подают уточненные декларации, не дожидаясь проверок. Отказываются от наиболее агрессивных структур и ищут более устойчивые с точки зрения налогов, подтверждает Белякова. Например, сохраняют такие структуры только для защиты права собственности на российские акции, а доходы выплачивают напрямую человеку, применяя 13%-ную ставку НДФЛ, рассказывает партнер PwC Наталья Кузнецова. Но крупные компании все же сохраняют структуры, наполняя их жизнью, продолжает она.