Экономика
Бесплатный
Маргарита Папченкова|Наталья Ищенко
Статья опубликована в № 4376 от 02.08.2017 под заголовком: Госгарантии оптом

В России может появиться новая корпорация госгарантий

Это позволит выдавать их оптом

Со следующего года правительство рассчитывает запустить на базе ВЭБа фабрику проектного финансирования, которая должна заняться привлечением инвестиций. Осталось придумать, как снизить риски инвесторов и стоимость денег.

Как снизить риски...

Сделать инвестиции более безопасными Минэкономразвития рассчитывает с помощью гарантий бюджета. В июне президент Владимир Путин поручил увеличить госгарантии под проектное финансирование и инфраструктуру. Дополнительная сумма может составить 300 млрд руб. в год, говорил министр экономического развития Максим Орешкин. «Но смысл увеличивать, если из-за сложной процедуры можно так и не дождаться денег от Минфина?» – иронизирует менеджер банка из топ-10.

Чтобы ждать пришлось не так долго, Минэкономразвития предлагает изменить механизм предоставления гарантий – выдать оптом около трети от запланированных на 2018 г. Это может быть одна «зонтичная» госгарантия новой «дочке» ВЭБа, а она уже будет раздавать свои гарантии проектам фабрики, рассказывают чиновники. Но не по всем кредитам, а только предоставленным институциональными инвесторами (страховые компании и НПФ), у которых должны быть минимальные риски (см. врез и схему на стр. 05). Минэкономразвития просило госгарантии на 100 млрд руб., но после торга с Минфином сумма уменьшилась до 40 млрд, рассказывает один из чиновников. Всего фабрика может произвести проекты на несколько сотен миллиардов рублей, рассчитывают в правительстве.

Риски, что гарантии сработают и бюджету придется платить, низкие, уверен чиновник: держатели этих наиболее безопасных долгов будут первыми в очереди кредиторов и, чтобы по ним произошел дефолт, проект должен оказаться в глубоком убытке.

Безопасные долги

Проекты фабрики будут привлекать деньги инвесторов разного типа, выпуская бумаги разных траншей. У самого безопасного транша А («дочка» ВЭБа выдаст бридж-кредит проекту, а потом его секьюритизирует) – низкая доходность, но зато по ним и будут предоставлены госгарантии.

Минфин, традиционно ограничивающий раздачу госгарантий, в целом не против этой идеи, рассказывают два чиновника. Но хочет снизить риски бюджета, говорит участник совещания в правительстве: чтобы он нес субсидиарную, а не солидарную ответственность – инвестор сначала требует денег от заемщика, а потом от гаранта. Минфин попросили не затягивать процесс, уточняет он. Субсидиарность сделает гарантии неинтересными, категоричен сотрудник банка. Представитель Минфина не ответил на запрос, его коллеги в Минэкономразвития и ВЭБе отказались от комментариев. Формально это будут уже гарантии не государства, а отдельного института, но это не меняет их сути, объясняет советник Dentons Илья Скрипников.

В кризис 2009 г. госгарантии стали одним из основных инструментов спасения компаний. Их используют и для снижения рисков инвесторов. ВЭБ уже получал гигантские гарантии. В конце 2016 г. бюджет выдал гарантии на 862 млрд руб. по кредитам проблемным украинским активам госкорпорации, напоминает чиновник: «Все узнали об этом постфактум – разве так лучше?» В бюджете на 2017–2019 гг. заложено 190,1 млрд, 133,5 млрд и 119,7 млрд руб. госгарантий соответственно.

Создать обособленный гарантийный фонд просили инвесторы и банки, рассказывают участники совещания в Минэкономразвития. Нужен быстрый и простой механизм покрытия разрывов при реализации проекта, для этого и нужен обособленный фонд, говорит сотрудник инфраструктурной компании. Сейчас, чтобы получить госгарантию, нужно пройти межведомственную комиссию, в которую входят Минфин и Минэкономразвития. Упростить процедуру пока не удавалось, указывала Счетная палата. «Мы пытались получить госгарантии, потребовали залог, который сильно дисконтировался», – вспоминает один из производителей легкой промышленности: но если есть, что заложить, можно получить кредит в банке. «Государство и хочет помочь, но чиновники боятся, что деньги украдут еще до того, как начнут помогать», – иронизирует он. По отдельным программам, где есть социальная нагрузка, – автокредитование, помощь сельскому хозяйству – гарантии выдавались более охотно, а на инфраструктурные проекты – очень редко, хотя они помогают привлекать иностранных инвесторов, вспоминает Скрипников.

Госгарантии учитываются как госдолг и становятся нагрузкой для бюджета в будущем, указывал Минфин в основных направлениях долговой политики на 2017–2019 гг. Все чаще с их помощью решают проблемы токсичных активов, сетовал Минфин, это ставит бюджет в заведомо неравное положение: гарант даже не может управлять предпринимательскими рисками. На этот раз все будет по-другому, считают авторы идеи: гарантии будут выдаваться перспективным проектам (отбирает их проектный комитет фабрики, в который входят ВЭБ, банки и РФПИ) и по самым безопасным кредитам. За проектом будет следить ВЭБ, который войдет в капитал проектной компании.

...И стоимость денег

Чтобы снизить стоимость банковских кредитов для отобранных фабрикой проектов, Минэкономразвития предлагает изменить нормативы ЦБ по резервам.

Сейчас по кредиту проектной компании банк должен создавать максимальные резервы – у нее нет истории и пустой баланс. Минэкономразвития предлагает учитывать не только прошлые показатели, но и перспективы проекта и снизить резервирование до того минимума, который требуется при хороших кредитах, рассказали два чиновника. Снизить ставку поможет и защита инвесторов от ускорения инфляции со стороны бюджета. «Это будут не просто длинные деньги по заниженной ставке, как выдает, например, ЦБ при проектном финансировании. Механизм снижает премию за риски и, следовательно, ставку», – объясняет чиновник. Банк России получил данные предложения и изучает их, дополнительные комментарии пока преждевременны, лаконичен представитель регулятора.

ЦБ определяет пять категорий заемщиков: в зависимости от риска резервы по кредитам создаются на 0, 0,1–20, 21–50, 51–70, 71–100%. C проблемой высоких резервов государство столкнулось, когда выдавало деньги фонда национального благосостояния (ФНБ) на проекты через капитал крупнейших банков – 100%-ные резервы делали программу не всегда невыгодной для банков.

Это не первые попытки государства стимулировать инвестиции: оно создавало институты развития, инвестфонд для региональных проектов, выдавало деньги на масштабные проекты из ФНБ, дешевые деньги ЦБ на проектное финансирование. Но каждый раз сталкивалось с одними и теми же проблемами, говорят чиновники: как отобрать качественные проекты и распределить риски. Тот же ВЭБ превратился в черную дыру, которая засасывала все риски – от политических до неэффективного менеджмента, вспоминает федеральный чиновник.

Неправильно был организован отбор проектов, считает главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин: приоритетом должен быть не чей-то интерес и не налоговые поступления в бюджет, а такое понятие, как общественное благо. Проекты же – что для ВЭБа, что для ФНБ – выбирались по принципу «кто первый добежит, у кого больше влияние», резюмирует он. «Инвестиции не идут по разным причинам, в том числе политическим. Но можно говорить: «Не будем ничего делать, пока все не поменяется», а можно делать что должно – и будь что будет», – резюмирует логику правительства федеральный чиновник.

Читать ещё
Preloader more