Экономика
Бесплатный
Елизавета Базанова
Статья опубликована в № 4427 от 12.10.2017 под заголовком: 1,4 млрд руб. за работу с Браудером

В 1,4 млрд рублей обошлась HSBC работа с компаниями Уильяма Браудера

Банк расплатился за долги 12-летней давности калмыкских компаний некогда крупного инвестора

Выплатить 1,4 млрд руб. пришлось HSBC по операциям с фондом Hermitage Уильяма Браудера – некогда крупного инвестора в акции российских компаний и инициатора санкционного списка Магнитского. Об этом сообщил представитель Генпрокуратуры Александр Куренной и подтвердил «Ведомостям» человек, близкий к одной из сторон конфликта. Представитель HSBC это не комментирует.

К 2004 г. Hermitage был крупнейшим иностранным владельцем российских акций с активами на $4 млрд, рассказывал ранее Браудер. Управлял им HSBC, пишет суд, Браудер же в интересах фонда скупал активы через зарегистрированные в Калмыкии компании, в том числе «Дальнюю степь» (ей принадлежало 37,5 млн акций «Газпрома»). В 2004 г. МВД республики возбудило уголовное дело, обвинив Браудера в незаконной покупке акций, уклонении от налогов и преднамеренном банкротстве компаний. За невыплату свыше 522 млн руб. налогов Браудер в 2013 г. был заочно осужден судом Москвы на девять лет.

Дело Магнитского

Сергей Магнитский, консультировавший ранее Hermitage, был арестован в 2008 г. и умер в сизо. Представители Hermitage Capital обвинили российских полицейских и налоговиков в том, что юрист был замучен в тюрьме, так как раскрыл мошенническую схему возмещения налогов на $230 млн. В 2013 г. Браудер добился принятия в США закона о введении санкций в отношении российских чиновников, подозреваемых в причастности к нарушениям прав человека и предположительно причастных к смерти Магнитского.

Сама «Дальняя степь» была обанкрочена, но получить от нее деньги в бюджет налоговики так и не смогли: акции были проданы, а вырученные за них 2,8 млрд руб. выведены на Кипр. Арбитражный управляющий не смог найти ни имущества, ни денег, чтобы погасить долги, и в 2007 г. дело было закрыто.

Но спустя 10 лет оно возобновилось: МВД выяснило, что арбитражный управляющий и не собирался искать активы «Дальней степи», и заменивший его в 2016 г. Кирилл Ноготков возобновил их поиск. Его внимание привлекли две компании, входящие в структуру HSBC: дочерний банк в России и зарегистрированная на о. Гернси HSBC Management. В августе Арбитражный суд Калмыкии согласился, что именно они должны заплатить по долгам «Дальней степи», а спустя два месяца решение подтвердила и апелляция.

Все деньги «Дальней степи» были размещены в российской «дочке» HSBC, которая контролировала компанию и самостоятельно распоряжалась деньгами, говорится в решении судов. За 2004–2005 гг. банк вывел почти 1,8 млрд руб. без подписей или печатей исполнительного органа компании, хотя уже тогда ее долг перед налоговой превышал 1 млрд. Банк же утверждал в суде, что не контролировал ни «Дальнюю степь», ни ее деньги, они были списаны по платежным поручениям, а бумажные поручения не сохранились. Да и привлечь банк к ответственности спустя столько лет после завершения дела о банкротстве нельзя. Суд же решил, что срок исковой давности начался с момента, когда Ноготков узнал о спорных операциях.

Прошло 12 лет, а само дело связано с бывшим клиентом ООО «Эйч-эс-би-си банк (РР)», указывает представитель HSBC. Банк всегда действовал по закону, в том числе при исполнении поручений клиентов, продолжает он, банк не согласен с решением суда и будет рассматривать возможные варианты дальнейших действий. Разочарован решением суда и британский банк HSBC, банк рассмотрит вопрос об апелляции, цитирует Bloomberg представителя HSBC Чарльза Кларка.

Суд может создать опасный прецедент, предупреждает директор KPMG Антон Зыков, до сих пор международные компании считали минимальными риски привлечения их к субсидиарной ответственности в России. Инвесторы уже задумываются, не рискуют ли они оказаться в похожей ситуации, если российские власти вдруг изменят толкование закона или практику его применения, например, норм о сроке давности, рассказывает он. Решение суда основано на принципе приоритета содержания отношений над их оформлением и на предусмотренных законодательством механизмах, не согласен человек, близкий к одной из сторон конфликта, за долги должны отвечать бенефициары схем, контролировавшие принятие решений и денежные потоки. Опасным прецедент может быть только для недобросовестных компаний, сказал «Ведомостям» Ноготков.

Решение вряд ли будет формировать судебную практику, надеется арбитражный управляющий Евгений Семченко, случаи привлечения управляющих к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство единичны, а дело слишком громкое, чтобы такая практика стала массовой, хотя риски оно и создает. Представитель ФНС отказался комментировать решение суда.