Экономика
Бесплатный
Ольга Адамчук
Статья опубликована в № 4445 от 08.11.2017 под заголовком: Минфин решил подождать с оплатой

Поправки Минфина в закон о концессиях изменят рынок инвестиций в инфраструктуру

Многие инфраструктурные проекты могут сорваться

Дорога из башкирского Стерлитамака в Магнитогорск едва не привела российские концессии в бесповоротный тупик – арбитражный суд по иску к Федеральной антимонопольной службе признал, что государство не может брать на себя все расходы (в виде платы концедента) на инфраструктуру.

Но вышестоящая арбитражная инстанция иск отклонила – и, как говорит партнер Herbert Smith Freehills Ольга Ревзина, показалось, что все барьеры сняты. Тем более что еще в июне премьер Медведев поручил поправками закрепить законность концессий с полной компенсацией из бюджета.

Минфин по-своему понял поручение Медведева. Его поправки поставили новый барьер: полное возмещение затрат из бюджета возможно, но платить концедент (государство) начнет после сдачи объекта, а рассчитаться за стройку государство должно не менее чем за пять лет – и в первые три года сможет выплатить максимум 75%. Есть и другой барьер: государство не должно брать на себя более 75% расходов на строительство объекта без платы концедента и больше половины расходов на эксплуатацию. Подлинность поправок подтвердил федеральный чиновник и замминистра финансов Алексей Лавров, готовивший поправки. Минэкономразвития, в сферу ответственности которого входят концессии, отказалось от комментариев.

Минфин взялся за поправки в законодательство о концессиях потому, что получил в этом году полномочия регулировать госзакупки. «Нас тоже [как ФАС в башкирском деле] беспокоит отсутствие четкой границы между концессиями и госзакупками», – объяснил Лавров.

Закон и сейчас допускает стройку под прикрытием концессии со 100%-ным возмещением из бюджета, продолжает Лавров, но не надо это делать за один год. Настоящим концессиям, уверен он, поправки будут помогать: окажутся запрещены ложные концессии, которые используются, только чтобы обойти конкурентные процедуры.

Поправки Минфина направлены в Минтранс, Минэкономразвития и антимонопольную службу. Человек, близкий к Минэкономразвития, подтверждает получение поправок. Минтранс получил документ, сообщил его представитель, предложения будут направлены в Минфин. Представитель Минфина сказал, что идет выработка совместной позиции министерств. Замруководителя ФАС Рачик Петросян через представителя передал, что ФАС предложения еще рассматривает. Он объяснил разницу между госзакупкой и концессией: по госзакупке объекты должны строиться, если деньги у государства есть прямо сейчас, а по концессионному соглашению – после ввода объекта в эксплуатацию.

Концессий с таким порядком расчета государства с частником было немного, сетует федеральный чиновник. Чаще концессионер получает капитальный грант от государства. Один из примеров такой концессии – участок трассы М11 Москва – Санкт-Петербург с 543-го по 684-й км, где капитальный грант составил 75%, говорит исполнительный директор Национального центра государственно-частного партнерства (ГЧП) Максим Ткаченко, а концессионер моста через реку Чусовая в Пермском крае получил капитальный грант 79%, к тому же оба концессионера получили еще и плату от концедента.

Ткаченко отказывает в бюджетной логике поправкам Минфина: когда регионы строят объект для спорта или здравоохранения, капитальный грант доходит до 90% – так власти пытаются уйти от переплаты в будущем и переложить риски эксплуатационного периода на частного инвестора. В отчетности «Автодора» за 2016 г. доля частного финансирования – всего 14,5% вместо плановых 52%, констатирует аналитик InfraOne Александра Галактионова.

Минфин пытается концессию, т. е. договор с распределением рисков, упаковать в четкие рамки контракта жизненного цикла, как в законе о госзакупках, а это невозможно, утверждает федеральный чиновник: «Что если важный объект нельзя построить без капитального гранта в 76%, или если доходы на 49,8% покрывают эксплуатационные расходы?»

77% капитального гранта могут быть эффективнее, чем госзаказ на дорогу, оставшиеся 23% частных инвестиций окупятся за счет платного трафика, говорит исполнительный вице-президент Газпромбанка Алексей Чичканов: устанавливать лимиты в законе – неверный подход. Чрезмерное регулирование ГЧП может заставить инвесторов задуматься о вхождении в проекты, согласна партнер EY Алина Заборовская, правительство же говорит о расширения круга инвесторов в инфраструктуру.

Чтобы не усложнять инвесторам вход на рынок, рыночную модель нужно сохранить, говорит гендиректор группы ВИС Игорь Снегуров: речь не о том, чтобы государство меньше тратило, а о том, чтобы не тратило зря. Нужно позволить использовать больше пенсионных денег и остатков на счетах – эти ограничения блокируют развитие рынка, заключает он.

Читать ещё
Preloader more