Экономика
Бесплатный
Маргарита Папченкова
Статья опубликована в № 4450 от 15.11.2017 под заголовком: Беспризорный менеджмент

Государству не удалось сделать многие госкомпании более прозрачными

Либо не было желания, либо сопротивление менеджмента мешает, говорят эксперты

Выполнить рекомендации Кодекса корпоративного управления (утвержден ЦБ в 2014 г.) по поручению правительства должны 13 крупнейших госкомпаний. Так чиновники пытались сделать государственные активы более прозрачными для инвесторов. Спустя три года эксперты открытого правительства проанализировали, чего удалось добиться.

Кодекс рекомендует запретить голосовать квазиказначейскими акциями, расширить контроль совета директоров за менеджментом, упростить доступ членов совета к информации компании, ввести антикоррупционную политику. Очень важно было установить контроль за менеджерами: на этих местах часто сидят тяжеловесы, которые могут обратиться напрямую к президенту, и это делает действия госкомпаний непредсказуемыми для инвесторов, говорит один из разработчиков кодекса.

Как следует из отчета, корпоративное управление в целом улучшилось, но в части госкомпаний не усилилась роль советов директоров. Хуже других внедряли кодекс РЖД, «Совкомфлот», «Газпром», пишут эксперты открытого правительства, отличники – «Ростелеком», «Алроса» и ВТБ.

Одна из ключевых претензий экспертов – в РЖД, «Совкомфлоте» и «Газпроме» не была усилена роль советов директоров. Есть вопросы к системе управления рисками и внутреннему аудиту в РЖД и «Совкомфлоте». А проверить, насколько внимательно совет директоров «Газпрома» может следить за сделками «дочек», не удалось вовсе: компания не общается с экспертами.

В отчете приведены объяснения компаний, почему они пренебрегают кодексом. Одна из причин – действия самого государства. Например, усилить полномочия совета директоров РЖД по назначению президента компании невозможно, так как это решение по законодательству принимает правительство. Улучшить управление рисками компания собирается. Изменения с июня согласовываются с ведомствами, говорит представитель РЖД. Профильные ведомства действительно медленно согласовывают поправки в устав РЖД, признает участник обсуждений в правительстве.

«Совкомфлоту» внедрять кодекс мешает то, что компанию ждет приватизация и государство как акционер предпочитает сохранить назначение гендиректора за собой, говорится в отчете. При этом правительство уже несколько лет собирается, но никак не соберется продать «Совкомфлот». Компания внедрила большую часть рекомендаций кодекса с учетом специфики своей деятельности, ответил ее представитель.

«Газпром» причины в отчете не раскрывает, лишь указывает, что при составлении дорожной карты учитывал «объективную возможность менеджмента влиять на реализацию некоторых мероприятий». «Газпром» разработал карту по внедрению тех положений кодекса, которые считает для себя приоритетными, указывает его представитель.

Представители Росимущества, Минэкономразвития и первого вице-премьера Игоря Шувалова не ответили на вопросы «Ведомостей».

Государство само не может решить, что ему важнее – кодекс или сохранение контроля, поясняет участник обсуждений в правительстве: например, менеджмент «Газпрома», используя квазиказначейские акции, усиливает позицию акционера-государства.

Чиновники сами виноваты, что корпоративное управление медленно улучшается, говорит один из разработчиков кодекса. Но у менеджмента госкомпаний сильные позиции и если они, например, не хотят усиливать контроль совета директоров за сделками «дочек», то будут блокировать эту инициативу, продолжает он, и мало кто захочет ссориться с менеджерами госкомпаний. Они реальные хозяева госкомпаний, согласен участник совещаний в правительстве на эту тему. «Срок годности политической воли по кодексу уже истек, если хотят прогресса – нужно, чтобы президент опять постучал по столу», – признает он.

Ключевое – полномочия совета директоров и управление рисками, считает исполнительный директор Ассоциации профессиональных инвесторов Александр Шевчук. Несколько лет назад, чтобы усилить роль советов директоров, правительство решило ввести в них высокопоставленных чиновников. «В итоге все ключевые решения все равно обсуждаются не на уровне совета, а вместе с менеджерами-тяжеловесами и с теми же чиновниками в высоких кабинетах», – объясняет Шевчук. Потом совет директоров узнает о принятом решении и, если кто-то выступит против, ему говорят: «Мы вас понимаем, возможно, вы и правы, но директива уже пришла», констатирует Шевчук.

В подготовке статьи участвовали Артур Топорков и Александра Терентьева

Читать ещё
Preloader more