Статья опубликована в № 4473 от 18.12.2017 под заголовком: Центробанк сделал ставку на нефть

ЦБ отреагировал неожиданно на ухудшение ситуации в экономике

Он снизил ставку вдвое сильнее, чем ожидал рынок
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Минувшая пятница преподнесла рынку сразу два сюрприза. ЦБ неожиданно снизил ключевую ставку сразу на 50 б. п. до 7,75%, хотя экономисты почти единодушно ставили на вдвое меньшее снижение (14 из 15 опрошенных Reuters и все 33 опрошенных Bloomberg). В тот же день Росстат сообщил о рекордном за восемь лет падении промышленности в ноябре – на 3,6% в годовом выражении. Добыча упала на 1%, обрабатывающие производства – на 4,7%, производство газа и электричества – на 6,4%, водоснабжение – на 5,7%. Опрошенные Reuters экономисты, напротив, ждали роста выпуска на 0,2%. За 11 месяцев индустрия выросла лишь на 1,2% – почти вдвое меньше годового прогноза Минэкономразвития (2,1%).

Все взаимосвязано, считает председатель совета Московской международной валютной ассоциации Кирилл Тремасов, слабость промышленности – со слабым спросом в экономике. А раз спрос слабый, значит, риски ускорения роста цен невелики и ставку можно – и даже нужно – снизить резче, рассуждает он. ЦБ действительно мог отреагировать на падение выпуска в ноябре, тем более что ранее, в III квартале, упали обрабатывающая промышленность и строительство, отмечает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова: судя по всему, негативный тренд в крупных отраслях продолжится и в IV квартале.

Вероятно, ЦБ предвидел, что его начнут упрекать в том, что высокая ставка ослабляет спрос, и сделал упреждающее тактическое движение, считает Орлова. Осенью и министр финансов Антон Силуанов, и экономического развития Максим Орешкин говорили, что у ЦБ есть возможность быстрее снижать ставку. Но сам регулятор неоднократно утверждал, что инфляция близка к цели, темпы роста экономики – к потенциальным и ускорять ее с помощью монетарной политики нет необходимости. Теперь же, судя по комментариям ЦБ, он все больше обеспокоен низкой инфляцией, которая в ноябре замедлилась до 2,5%, говорит Орлова: регулятор пишет, что решение будет способствовать смягчению денежно-кредитных условий и создаст предпосылки для приближения инфляции к 4%.

Частично провал промышленности в ноябре объясняется более теплой погодой, чем год назад, объясняет замдиректора ЦМАКПа Владимир Сальников. А также особенностями расчетов Росстата, рассуждает Тремасов: в прошлом ноябре он как раз перешел на новую классификацию видов экономической деятельности, что привело, наоборот, к рывку – на фоне такой высокой базы статистика выглядит удручающе. Но даже с учетом этого фактора спад все равно слишком сильный, отмечает Тремасов: ситуация в промышленности ухудшилась и близка к рецессии; судя по всему, предприятия сокращают запасы, которые росли на волне оптимистичных – и не оправдавшихся – ожиданий. Выпуск в промышленности начал снижаться уже в октябре, указывает Сальников.

Бизнес осторожен: не уверен, что будет завтра и какого курса рубля ждать, говорит Сальников. Инвестиционная пауза продолжается уже третий год и «сейчас мы начинаем расхлебывать ее последствия», отмечает он: потенциал роста, открывшийся с девальвацией рубля, исчерпан. Нужны инвестиции, а их пока осуществляют только добыча, торговый сектор, в обработке – химический комплекс, перечисляет он.

Решение ЦБ выглядит непоследовательным, замечают аналитики Citi: он изменил своей принципиальной политике поддерживать ставки на высоком уровне, пока инфляционные ожидания населения остаются повышенными. В ноябре они опустились до минимума – 8,7%, но все еще высоки, обращала внимание председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Но факторов, которые могут ускорить рост цен в 2018 г., слишком много, пишет Citi: растут потребительские расходы и розничное кредитование, настроения потребителей приблизились к докризисным уровням. Также ожидается индексация зарплат бюджетникам, напоминает Орлова. Но пока рано говорить, что ЦБ изменил своей политике, считает она.

Сам ЦБ объяснил решение продлением соглашения ОПЕК+ по ограничению нефтедобычи (это также позволило ему повысить базовый прогноз по экономике) – сделка снижает инфляционное давление. Рынок мог недооценить влияние цен на нефть на решение по ставке, предполагает экономист «ВТБ капитала» Александр Исаков, а ЦБ перед заседанием не пытался скорректировать ожидания, что было воспринято экономистами как подтверждение их прогнозов.

Регулятор может взять паузу в снижении ставки до марта из-за расширения антироссийских санкций (в заявлении ЦБ они не упомянуты), считает Орлова. Из-за них ЦБ мог повысить прогноз по кредитованию (с 3–5 до 7–9% в этом году, с 5–7 до 8–11% – в следующем), полагает она: если санкции ужесточат, спрос на внутренние кредиты вырастет. Пока прогнозы опережает розничное кредитование, а кредитование предприятий растет слабо, средние банки его и вовсе свернули, замечает Тремасов. ЦБ в базовом варианте прогноза исходит из неизменности санкций, заявила Набиуллина.

Читать ещё
Preloader more