Статья опубликована в № 4479 от 26.12.2017 под заголовком: Без инвесторов нет и статуса

Территориям опережающего развития отведут один-два года на привлечение инвесторов

Этого срока на поиск резидентов недостаточно, считают эксперты
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

О том, что на привлечение резидентов местным властям территорий опережающего развития (ТОР) отведут год или два, сообщил первый вице-премьер Игорь Шувалов (цитата по «Интерфаксу»).

Первые ТОР появились в 2015 г. на Дальнем Востоке, а позже и в моногородах. В отличие от особых экономических зон (ОЭЗ) они были созданы под конкретных инвесторов по заявке региона. Чтобы создать ТОР, регион должен получить письменное подтверждение от будущих резидентов об их готовности инвестировать в регион, объясняет партнер Dentons Василий Марков.

Среди ТОР, существующих уже больше года, у некоторых есть только по одному резиденту, рассказывает участник правкомиссии по ТОР, в двух их нет вообще. Повышение ответственности местных властей абсолютно логично, считает он.

По ТОР, созданным меньше полугода назад, делать заключения еще рано, говорит представитель Шувалова. Сама же инициатива понадобилась, чтобы увеличить ответственность регионов и моногородов за работу с инвесторами, отмечает он. Представители Минэкономразвития и Минвостокразвития не ответили на запросы «Ведомостей».

Ежегодно число новых ТОР растет: в 2017 г. их стало на 20 больше, а в 2018 г. создать их можно будет не только в отобранных регионах, но и по всей стране. Желание оценивать их эффективность логично, говорит Марков. Но сейчас лишь около 40% ТОР признаны эффективными, напоминает руководитель практики «Промышленность» АО «НЭО Центр» Александр Горбунов, в том числе из-за пассивности самих регионов в привлечении резидентов.

На проблемы в ТОР обращала внимание и Счетная палата: регионы зачастую не справляются с обязанностями по оформлению земли и распределению денег на строительство, а некоторые проблемы созданы и самим федеральным центром, не прописавшим четких критериев работы ТОР, указывали аудиторы. Деньги простаивают, инфраструктура отстает от плана, да и сами инвесторы не отвечают за срыв сроков, перечисляли они. По оценкам Счетной палаты, на конец сентября заключено 178 соглашений с резидентами о работе в ТОР, заявленные частные инвестиции – 1,1 трлн руб.

Борьбы с ТОР, которые не смогли привлечь резидентов, для повышения эффективности недостаточно, считает руководитель проектов SBS-Consulting Илья Зашляпин. Нужно менять их цели, стимулировать выход на внешние рынки, а эффективность оценивать индивидуально, считает он. Без строгих требований к инвесторам резидентами часто становятся участники, изначально не соответствующие задачам ТОР, рассказывает Зашляпин. В итоге эффективность ТОР низка – их вклад вместе с ОЭЗ в иностранные инвестиции страны не превышает 0,2%, в то время как в Китае, где практикуется индивидуальный подход при постоянном контроле центра, ТОР и ОЭЗ дают 46% прямых иностранных инвестиций страны, продолжает он.

Отзыв статуса ТОР должен подстегнуть местные власти активнее привлекать резидентов, но за один-два года их можно лишь привлечь на уже готовую площадку, а не создать новую ТОР с гарантией заполняемости, считает Зашляпин. Срока недостаточно, согласен Горбунов. Отзыв статуса не будет стимулировать развитие ТОР в моногородах, а лишь сведет эффективность мер к абсолютному нулю, объясняет он. Один-два года проходят лишь от принятия решения до первых инвестиций, к тому же инвесторам важна стабильность режимов, а чехарда с открытием и закрытием ТОР вряд ли будет позитивно влиять на климат, поддерживает Марков.

Еще одна проблема в развитии ТОР – отсутствие необходимой инфраструктуры для инвестпроектов. Для развития хотя бы части инвестиционного потенциала Дальнего Востока к 2019 г. в инфраструктуру нужно вложить около 900 млрд руб., оценивали аналитики InfraOne. Приоритет же и властей, и инвесторов сильно сдвинут в сторону нефтехимического сектора, даже несмотря на ограниченный внутренний спрос и недостаток ресурсов для новых НПЗ, писали они.

На строительство же инфраструктуры может понадобиться больше времени и господдержка, которой часто не хватает, говорит руководитель дальневосточной практики KPMG Ольга Сурикова. Был случай, когда инвестор рассчитывал стать резидентом ТОР, чтобы получить доступ к дешевым энергоресурсам, но инфраструктура территории оказалась не готова к реализации проекта – энергоресурсов оказалось недостаточно, вспоминает Сурикова. Обычно же ТОР появляются там, где есть интерес и спрос со стороны инвесторов, при наличии как минимум одного якорного инвестора, рассказывает она, если они не сразу зашли, нужно проанализировать причины, чтобы оценить перспективы и потребность в господдержке при развитии инфраструктуры.

Читать ещё
Preloader more