Статья опубликована в № 4480 от 27.12.2017 под заголовком: В Россию без налогов

Амнистировать капитал в 2018 году можно будет и не выплачивая налоги, и не возвращая деньги

Условия могут стать даже более комфортными

Амнистия капитала может пройти в 2018 г. на тех же условиях, что и в 2016 г., рассказал министр финансов Антон Силуанов. Тогда государство не требовало переводить активы в Россию (только деньги из стран в черном списке Минфина) и платить налоги. Достаточно было задекларировать активы и счета за рубежом.

Примеры, когда страны несколько раз проводили амнистию капитала, есть: в США, например, она проходила несколько лет подряд. Но обычно она приурочивается к новым мерам борьбы с офшорами, а условия с каждым разом ухудшаются. Были предложения ужесточить их – обязать бизнес заплатить за амнистию 1–2% с задекларированных средств, рассказал Силуанов. Но в условиях давления на российский бизнес делать это не нужно, объяснил он: «В данном случае мы говорим о поддержке, а не фискальном эффекте». Законопроект будет подготовлен в начале 2018 г., уточнил Силуанов.

Условия возврата денег не только не будут ужесточены, а даже, наоборот, смягчены. Поправить закон о контролируемых иностранных компаниях (КИК) во вторник правительству поручил президент Владимир Путин: «Некоторые моменты <...> требуют дополнительного регулирования» (цитата по ТАСС).

В 2015 г. государство впервые потребовало от бизнеса раскрыть зарубежные активы – сообщить Федеральной налоговой службе (ФНС) об участии в КИК. С 2017 г. компании должны платить налог с нераспределенной прибыли КИК по ставке 20%, а люди – 13%. Контролируемой иностранная компания признается, если она прямо принадлежит россиянину более чем на 25% или косвенно – на 10%. При этом доля всех российских налоговых резидентов должна быть выше 50%. Еще одно условие: минимальная прибыль таких компаний – 10 млн руб.

У бизнеса было много претензий к закону о КИК, вспоминает руководитель налоговой практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин. Предприниматели предлагали признавать КИК только те иностранные компании, которые получают доходы в России, или заменить выплату налога с фактически полученных зарубежных доходов вмененным налогом, говорит он. Для крупных групп компаний налоговый эффект от закона не был большим, говорит партнер KPMG Анна Воронкова, многим из них не пришлось платить налог в 2017 г. Это подтверждал и Минфин: отчитались в 2017 г. владельцы более 6000 КИК, примерно у 40% из них прибыль не облагалась налогом, следовало из его письма. Но из-за сложности закона расходы на его администрирование были большими, говорит Воронкова, многие нормы можно было бы упростить.

Контроль по-русски

В феврале бизнес-омбудсмен Борис Титов предлагал считать КИК только те компании, которые 50% своего оборота держат в России. «Если у них внешняя деятельность более 50%, то тогда они не должны декларироваться в России», – говорил он.

Для людей же нагрузка более ощутима, рассказывает Воронкова, для них можно увеличить долю участия и предельный размер необлагаемой прибыли. Правила ОЭСР мягче – контролируемой считается компания, если она принадлежит резидентам страны на 50%.

Есть и технические претензии к закону. Нужно либерализовать валютный контроль за иностранными счетами, чтобы люди, добровольно задекларировавшие активы, не боялись штрафов в 75–100% за новые валютные нарушения, говорит старший юрист Вaker McKenzie Артем Торопов. А также отменить налог на валютную переоценку для всех валютных инвестиций, как уже предусмотрено правилами КИК, но не правилами для личных инвестиций, предлагает он.