Статья опубликована в № 4503 от 07.02.2018 под заголовком: Тормоз для механизма ВЭБа

Фабрика проектного финансирования ВЭБа может превратиться в фабрику рисков

Минфин не устраивает оценка проектов для фабрики и цели, которые ставятся перед ней
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Замечания к подготовленному в Минэкономразвития проекту постановления правительства, в котором описан механизм работы фабрики, Минфин направил на прошлой неделе в правительство. «Ведомости» ознакомились с копией письма, о нем же сообщил «Интерфакс». Минфин не устраивает оценка проектов для фабрики и цели, которые ставятся перед ней.

Минэкономразвития рассчитывает, что фабрика заработает в 2018 г. и станет одним из основных способов привлечения инвестиций, что ускорит рост экономики. Но договориться с Минфином не удалось ни в 2017 г., ни пока что в этом году. Тем временем ВЭБ уже зарегистрировал фабрику – ООО «Специализированное общество проектного финансирования «Фабрика проектного финансирования».

На совещании у первого зампреда правительства Игоря Шувалова поручено внести документы в правительство, говорит федеральный чиновник. Постановление готовится к выпуску, в понедельник оно окончательно согласовано в правительстве, отмечает чиновник Минэкономразвития. Представители Минфина и Минэкономразвития не ответили на запросы. В секретариат Шувалова постановление и письмо Минфина не поступали, сообщил его представитель.

Минэкономразвития рассчитывает, что ВЭБ и банки смогут отобрать качественные проекты и подготовить их для привлечения капитала. Фабрика будет предоставлять финансирование на срок до 20 лет и на сумму от 3 млрд руб. Ставка рассчитывается как инфляция в 4% плюс доходность инфляционных ОФЗ и премия (не более 3,5%) – сейчас она могла бы быть 10,3%. Часть ставки – менее 1% – будет субсидироваться бюджетом. В 2018 г. в бюджете на это предусмотрено чуть больше 800 млн руб. Субсидия из бюджета рассчитывалась из текущей ключевой ставки, при ее снижении и субсидия будет уменьшаться, ее почти не потребуется при ставке около 7%, говорит чиновник Минэкономразвития: государство не деньги раздает, а риски снимает.

20% средств должен вложить в капитал инвестор, остальное – займы. Долговое финансирование будет разделено на три транша (до 40, 40 и 20% соответственно). Транш А – бумаги самой фабрики, гарантированные бюджетом (в 2018–2020 гг. – на 294 млрд руб.). Ставка не должна превышать стоимость привлечения денег для фабрики плюс ее маржа, которая покроет ее административные расходы и премию за кредитный риск, размер будет определяться по документам ВЭБа. Транш Б – деньги кредиторов, транш В – ВЭБа, который должен защитить первые два выпуска.

Всего в 2018 г. на долговое финансирование предусмотрено 90 млрд руб. По траншу А планируется выпустить облигаций на 36 млрд руб., пишет Минфин. Исходя из правил финансирования таким же будет транш Б, ВЭБ может выдать 18 млрд руб.

Механизм создает риск дефолта для ВЭБа, опасается Минфин. Единственным целевым показателем эффективности фабрики будет финансирование инвестиционных проектов, но ВЭБ обязан выкупить просроченные обязательства заемщика перед фабрикой, что стимулирует ее формировать рисковый портфель активов, следует из письма Минфина. Уже сейчас портфель таких активов ­ВЭБа (олимпийские и специальные проекты) превышает 1,4 трлн руб. Необходимо установить критерии эффективности и ими не может быть просто рост портфеля, говорит федеральный чиновник.

Риски минимальны, спорит чиновник Минэкономразвития: в стоимость финансирования заложена рыночная оценка рисков – премия за риск, как при коммерческих кредитах. В оценке рисков участвует не только ВЭБ, но и банки, продолжает он, государство, по сути, не субсидирует ставку, а снимает с заемщика риски роста инфляции и ключевой ставки (от них зависит стоимость денег для проекта). А чтобы ВЭБ потерял все вложения и сработали все госгарантии, проекты должны не просто не состояться, а обратиться в пыль, заключает чиновник Минэкономразвития. В фабрике для заемщика фиксируется максимум плавающей ставки, в случае его превышения проект получает бюджетную субсидию, которая полностью компенсирует издержки при росте ставок, для первых проектов ВЭБ уже провел предварительную оценку и получил снижение стоимости кредита для заемщиков по сравнению с двусторонними кредитами банка, говорит представитель госкорпорации. В синдикате кредиторов ВЭБ берет самую рискованную часть, продолжает он, и это дает возможность зайти в проект другим инвесторам: на каждый рубль инвестиций ВЭБ сможет привлечь еще 3–4 руб.

Поддержка ВЭБа уже дорого обходится бюджету: в 2016–2017 гг. госкорпорация получила более 250 млрд руб., еще по 100 млрд руб. – в 2018–2019 гг. Кроме того, в ВЭБе размещено 570 млрд руб. фонда нацио нального благосостояния и 200 млрд руб. казначейства. А госгарантии по созданному ВЭБом фонду промышленных активов превышают 500 млрд руб. Для защиты можно было бы предусмотреть ежеквартальную выплату дивидендов «дочкой» ВЭБу, чтобы он мог создать компенсационный фонд по резервам на возможные потери, предлагает в письме Минфин.

Еще проблема – отсутствие отраслевой экспертизы, указывает Минфин. До 1 января 2019 г. проекты правительство сможет отбирать и вовсе в ручном режиме. Экспертиза есть, но заниматься ею будут не чиновники, а банкиры, спорит чиновник Минэкономразвития. Шесть проектов для фабрики ВЭБ уже отобрал, сообщал «Интерфакс», например Тайшетский алюминиевый завод UC Rusal.

Первые соглашения на 180 млрд руб. планируется заключить на экономическом форуме в Сочи, говорил ранее министр экономического развития Максим Орешкин. В зависимости от итогов анализа будут приниматься решения о финансировании других проектов, сказал чиновник Минэкономразвития. План – финансировать проекты фабрики более чем на 300 млрд руб., говорит представитель ВЭБа, интерес к ним уже есть.

Фабрика проектного финансирования по задумке правительства должна ускорить рост инвестиций – ее проекты обеспечат в 2019–2020 гг. прирост инвестиций на 0,1% ВВП (около 100 млрд руб.). Это точечный инструмент, чтобы оказать серьезное влияние на всю экономику, считает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, вопрос – насколько удастся растиражировать опыт фабрики. Возможности фабрики переоценены, предупреждала и Счетная палата.

В подготовке статьи участвовала Ольга Адамчук

Читать ещё
Preloader more