Статья опубликована в № 4468 от 11.12.2017 под заголовком: Внешэкономбанк с убытками не расстается

Внешэкономбанк продолжает показывать убытки

До прибыли еще далеко, а государство уже начало сокращать поддержку
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Внешэкономбанк (ВЭБ) получил убыток по итогам января – сентября в 110,4 млрд руб., на 28% больше, чем годом ранее (86,2 млрд), следует из отчетности госкорпорации по МСФО. Убыток в III квартале вырос почти в 20 раз почти до 63 млрд руб.

Государство помогает госкорпорации удержаться на плаву. В позапрошлом году ВЭБ едва не потонул под грузом валютных долгов, лишившись из-за санкций возможности рефинансировать их. Для его спасения было выделено финансирование из бюджета (по 150 млрд руб. в год в капитал), а прежнего председателя Владимира Дмитриева сменил Сергей Горьков из Сбербанка. Госкорпорация платит по долгам, но выйти с тех пор на квартальную прибыль удалось лишь однажды (в январе – марте этого года).

Прибыль съедают большие резервы под плохие активы. Главным образом это резервы, досозданные при реструктуризации старого кредитного портфеля, приводятся слова первого заместителя председателя ВЭБа Николая Цехомского в сообщении пресс-службы.

В этом году было создано уже почти вдвое меньше резервов, чем в прошлом (139,5 млрд против 238 млрд руб.). В итоге чистый процентный убыток снизился до 75,9 млрд руб. со 168,5 млрд. Однако в прошлом году результат улучшил большой непроцентный доход в 157 млрд руб. (в этом году – всего 41,4 млрд): в основном субсидии от государства на 143,5 млрд. Кроме того, в прошлом году были пролонгированы депозиты из фонда национального благосостояния и снижена по ним процентная ставка – разницу с рыночной ставкой можно было учесть как бумажную прибыль, объясняет сотрудник ВЭБа.

Сколько еще ВЭБу предстоит создать резервов – менеджмент пока не говорит, однако из материалов банка, с которыми ознакомились «Ведомости», следует, что основная часть плохих активов уже зарезервирована. Олимпийские кредиты зарезервированы на 100%, а плохие украинские активы переданы специальному фонду и покрыты госгарантиями.

Сам Горьков признавал, что ВЭБ выйдет на прибыль только в 2018 г. Впрочем, еще летом он допускал, что это может произойти и в 2017 г., если госкорпорация не продаст банк «Глобэкс» и Связь-банк (при продаже придется фиксировать бумажный убыток). ВЭБ нашел потенциальных претендентов на банки, однако они предлагают не лучшие условия, поэтому с очень большой вероятностью банки продаваться не будут, рассказывали ранее менеджеры ВЭБа.

Этим летом правительство решило урезать бюджетную помощь ВЭБу – сократить поддержку капитала со 150 млрд руб. до 100 млрд в год. Представители ВЭБа говорили, что госкорпорации придется или рефинансировать внешние долги за счет иных рыночных источников, или уменьшить поддержку экономики. У ВЭБа высокая достаточность капитала – 15%. Однако одним из рисков для банка, отрезанного от западных финансовых рынков, остается погашение внешней задолженности. В этом году ВЭБ справился: в феврале был погашен выпуск еврооблигаций на $750 млн, а в ноябре – на $600 млн. Однако этот год ВЭБу было сравнительно легко пройти, пик погашения приходится на 2018 г.: необходимо заплатить $2,9 млрд, $2 млрд из них – по еврооблигациям (в 2019 г. – примерно $1 млрд по рублевым облигациям). «Пройти погашения только со 100 млрд руб. будет очень сложно», – признает менеджер банка.

ВЭБ по-прежнему очень сильно зависит от госпомощи, констатирует главный экономист «ПФ капитала» Евгений Надоршин: по сути, он на системе жизнеобеспечения, поэтому сокращение господдержки и есть основной риск для ВЭБа. Второй риск, продолжает он, – банк порывается заниматься новыми рискованными проектами, в том числе в следующем году должна быть запущена фабрика проектного финансирования (для нее в бюджете до 2020 г. выделены госгарантии на 294 млрд руб.). Это может нагрузить его баланс новыми проблемными активами, по которым придется создавать резервы, предупреждает Надоршин. Ранее об этих рисках предупреждал правительство в своих письмах и Минфин.

Если государство хочет поддерживать иллюзию, что в России есть банк развития, и не устраняет его с рынка, то должно предоставлять ему ресурсы, рассуждает Надоршин. Но их для полноценного развития не хватает – разве что для экспериментов, заключает он.

Читать ещё
Preloader more